Виды толкования международных договоров по субъектам

3. Виды толкования международных договоров по субъектам, толкующим договор

От принципов толкования нужно отличать виды, а также способы, или приемы, толкования.

Виды толкования определяются органом субъекта международного права, который толкует международный договор. Главными субъектами толкования международных договоров являются государства. Ими могут быть также нации, ведущие борьбу за независимость, и международные организации, применяющие договор. Все эти субъекты, толкуя договор, действуют через свои органы. В зависимости от этого различают следующие виды толкования:

1) Внутригосударственное толкование это толкование, даваемое органами одного из государств, заключивших данный договор. Поскольку этот вид толкования является односторонним актом, оно не обязательно для других участников договора, а имеет силу лишь для данного государства.

Вопрос о том, какие именно органы государства уполномочены на толкование международных договоров, определяется внутригосударственным правом. Это могут быть министерство иностранных дел и другие дипломатические органы, а также судебные и административные органы. В соответствии с этим можно различать дипломатическое, судебное или иное внутригосударственное толкование. Такое толкование может даваться и высшими органами государственной власти и управления (парламентом, правительством и т.д.).

Неправильное истолкование судом международного договора, наносящее ущерб интересам государства-контрагента, может явиться основанием ответственности государства по общим нормам международного права об ответственности государства за действия его органов. При этом государство не может ссылаться на принцип независимости суда, даже если этот принцип установлен конституцией этого государства.

2) Близко к внутригосударственному толкованию примыкают так называемые толковательные декларации и заявления, которые государства делают при подписании, утверждении, принятии, ратификации или присоединении к международному договору. Как и в случае внутригосударственного толкования, здесь выражается воля одного из участников международного договора. Но в отличие от внутригосударственного толкования оно формируется с ведома других участников договора, будучи сделанным в специальной декларации, прилагаемой к международному договору. Поэтому если сделавшее такое толковательное заявление государство будет поступать сообразно с последним, то это его поведение не может рассматриваться как нарушение международного договора, поскольку это заявление не встретило возражений других его участников.

К толковательным декларациям можно отнести заявление Ирана при подписании Конвенции об открытом море 1958 года: «Что касается слов «никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части его своему суверенитету», то подразумевается, что это запрещение не применяется к континентальному шельфу, режим которого регламентируется ст. 2 Конвенции о континентальном шельфе»*(143).

Как уже отмечалось, толковательные декларации не могут быть отнесены к оговоркам, поскольку путем одностороннего толкования нельзя изменить положения международного договора. Поэтому толковательные декларации государства вправе делать даже тогда, когда оговорки запрещены данным международным договором.

Хотя внутригосударственное толкование и толковательные декларации представляют односторонние действия государств, они должны осуществляться в соответствии с основными принципами международного права, так как эти действия касаются международных договоров и, следовательно, прав и интересов других государств. Если они находятся в противоречии с международным правом, то такое толкование будет противоправным и, следовательно, недействительным.

Не говоря уже о противоправности упомянутых актов, они носят сугубо односторонний характер, не входят в текст договора и поэтому не имеют обязательной силы для другой стороны. Советский Союз не только не давал своего согласия на письмо и резолюцию в качестве документов, находящихся в связи с договором, но, более того, резко выступил против попыток ФРГ подключить их к документам, сопровождающим договор. Ввиду их односторонности и противоправности эти действия ФРГ не могут, однако, снизить значение текста Московского договора, тем более изменить его содержание и нормативное действие во времени и пространстве.

В международных, главным образом многосторонних, договорах послевоенного времени широкое распространение получила практика включения специальных статей, в которых дается определение употребляемых в договоре терминов. Например, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года содержится целый ряд договорных терминов, таких как «договор», «участник договора», «договаривающееся государство», «третье государство», «ратификация», «утверждение» и др. В Конвенции ООН по морскому праву 1982 года даются определения таких терминов, как «район морского дна», «орган по морскому дну», «загрязнение морской среды» и др. Некоторые юристы называют это особым, автономным, видом аутентичного толкования*(146). Другие с этим не согласны, обоснованно, на наш взгляд, считая, что толкование международного договора сторонами имеет место в случае возникновения разногласий о смысле тех или иных положений договора и направлено на устранение этих разногласий. Поэтому включение в договор специальной статьи «Употребление терминов», в которой заранее раскрывается их содержание, не будет их толкованием. Такого рода определения имеют цель предупредить возможность возникновения разногласий и, по существу, являются легальными дефинициями, а не соглашениями о толковании в собственном смысле*(147). Эти определения сами не гарантированы от разногласий и, следовательно, также могут быть объектом толкования.

Аутентичное толкование может применяться как к двусторонним, так и к многосторонним договорам. В случае многостороннего договора в его толковании могут участвовать не все государства, а только некоторые из них, для которых толкование и будет аутентичным. Такое толкование иногда называют «отдельным толкованием». Конечно, такое толкование не желательно, так как при нем могут возникнуть несколько «отдельных толкований», в результате чего многостороннему договору может быть придано два и даже более смыслов. Нормальным является аутентичное толкование по соглашению всех участников международного договора. Именно такое толкование обладает наибольшим авторитетом и является обязательным для всех участников договора. «Отдельное толкование» обязательно только для тех из них, которые принимали в нем участие, и не связывает остальных контрагентов данного договора, которые в выработке «отдельного толкования» не участвовали.

В других договорах предусматривается, что, в случае если не достигнуто соглашение о толковании путем переговоров, спор передается на рассмотрение постоянно действующего арбитража или Международного Суда ООН, решения которых, как известно, также являются обязательными.

Во всех этих случаях обязательность толкования также основывается на общем согласии государств, которое заранее дано ими при заключении международного договора.

Аутентичное толкование международного договора может быть воплощено в различные формы: специальный договор или дополнительный протокол, обмен нотами и т.п. Необязательно, чтобы форма дополнительного соглашения о толковании была такой же, как и толкуемый договор. Так, в разъяснение договоров 1925 года между СССР и Германией в 1928 году был заключен специальный протокол, в котором, в частности, указывалось, как должна пониматься ст. 2 добавления к ст. 16-18 Соглашения о поселении 1925 года, посвященным порядку страхования транспортируемых товаров*(148).

Читайте также:  Карты иллюминатов 1995 толкование

Иногда государства, заключая договор, указывают заранее, как не должен толковаться данный договор. Например, в обмене нотами между СССР и США от 4 августа 1937 г. о торговых взаимоотношениях указывалось, что «ничто в настоящем соглашении не может быть истолковано как препятствующее принятию мер, воспрещающих или ограничивающих вывоз или ввоз золота или серебра»*(149).

В рассмотренных случаях аутентичное толкование, несмотря на его различные формы (протокол, обмен нотами и т.п.), имеет явно выраженную договорную форму соглашения государств. Иначе говоря, международный договор толковался здесь при помощи другого международного договора.

Встает вопрос: может ли международный договор аутентично толковаться молчаливо? Может ли такое толкование вытекать из одинакового применения и выполнения договора его сторонами? Иногда такое толкование называют молчаливым, или квазиаутентичным, толкованием (Ш. Руссо, А.Д. Макнейр, Г. Аксиоли и др.).

Ответ зависит от решения вопроса о том, может ли в таком случае возникать молчаливое соглашение о том или ином понимании договорных статей, обязательное для всех участников международного договора. Некоторые юристы отрицают такую возможность. И.С. Перетерский, например, считал, что «в данном случае невозможно говорить о каком-либо «соглашении сторон»: совершенно очевидно, что суд одной стороны, давая толкование договору, делает это самостоятельно, не имея в виду заключения в связи с этим «соглашения двух государств». Если бы мы стали на путь «конструирования» наличия соглашения государств при одинаковом толковании договора их органами, то мы пришли бы к совершенно неприемлемому выводу, что однажды данное каким-либо органом государства толкование (совпавшее с толкованием, которое было дано органом другого государства) являлось бы, безусловно, обязательным для всех (даже высших) органов этого государства, так как якобы уже имеется соглашение государств по этому вопросу». И.С. Перетерский считал, что, если органы государств-контрагентов одинаково толкуют данный договор, это может являться обстоятельством, облегчающим взаимопонимание государств-контрагентов по вопросам применения данного договора*(150).

Венская конвенция о праве международных договоров, однако, пошла дальше. Она предусмотрела в ст. 31, что кроме текста договора, который, как говорилось, имеет решающее значение, при толковании учитывается и «последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования». Таким образом, Венская конвенция допускает возможность молчаливого толкования международного договора без формального заключения на этот счет дополнительных договоров, если практика его применения приведет к возникновению молчаливого соглашения. Но аутентичным, то есть обязательным для всех участников договора, такое толкование будет лишь тогда, когда это молчаливое соглашение приведет к образованию международно-правового обычая как общепризнанной нормы. Но и в этом случае такое молчаливое толкование не может, на наш взгляд, вести, в отличие от договорных, явно выраженных форм аутентичного толкования, к изменению содержания международного договора*(151).

Постановления о судебном, арбитражном и ином толковании встречаются как в двусторонних, так и в многосторонних договорах. Например, в советско-румынском соглашении о специальной речной администрации в низовьях Дуная от 5 декабря 1953 г. предусматривается, что любой спор между сторонами относительно применения и толкования этого соглашения передастся на решение согласительной комиссии, решения которой окончательны и обязательны для сторон (ст. 21).

В многосторонних договорах по специальным вопросам часто предусматриваются органы, которые вправе давать им обязательное толкование. Например, во Всемирной почтовой конвенции предусмотрен арбитраж на случай разногласий между участниками, касающихся толкования конвенции и других относящихся к ней актов.

Во всех этих случаях толкование, данное международному договору судебным, арбитражным или иным органом, является обязательным, однако, лишь для тех участников договора, которые обратились к этому органу за таким толкованием, и не обязательно для других государств, если только они заранее не дали своего согласия в договоре на обязательность для них такого толкования.

Статут Международного Суда (ст. 65) предусматривает также право Суда давать консультативные заключения относительно любого юридического вопроса по запросу любого учреждения, уполномоченного делать такие запросы Уставом ООН или согласно Уставу.

В этой связи в международной практике не раз вставал вопрос о порядке толкования Устава ООН. Как известно, Устав ООН не предусматривает порядка его обязательного толкования. Попытки буржуазных юристов обосновать компетенцию Международного Суда ООН в толковании Устава, которое обязательно якобы для других органов ООН и государств-членов, лишены юридической базы в Уставе.

При рассмотрении данного вопроса на Сан-Францисской конференции во втором комитете четвертой комиссии было принято следующее положение: «Совершенно понятно, что если толкование, данное любым органом Организации или Комитетом юристов, не является общепринятым, то оно не будет иметь обязательной силы»*(153).

5) Неофициальное толкование. К этому виду толкования относится толкование, которое дается юристами, историками права, журналистами, общественными организациями и деятелями. Сюда же относится доктринальное толкование, даваемое в научных трудах по международному праву.

Доктринальное толкование различных международных договоров дано в многочисленных трудах советских юристов и историков.

Неофициальное толкование необязательно, но оно может сыграть большую роль в правильном применении международного договора, особенно если дается признанными авторитетами в области международного права.

Источник

Тема 8. Толкование международных договоров

Учебные вопросы темы:

Понятие и цели толкования.

Принципы толкования международных договоров: добросовестность, смысл терминов, контекст договоров. Значение дополнительных материалов и обстоятельств заключения договора и практики его применения. Роль объекта и цели договора при его толковании.

Виды толкования международных договоров по субъектам, толкующим договор. Внутригосударственное толкование (дипломатическое, судебное и др.). Толковательные декларации и заявления государства. Аутентичное толкование. Толкование международных органов (арбитражей, судов). Толкование договоров Международным судом ООН. Неофициальное толкование.

Способы (приемы) толкования (грамматическое, логическое, историческое, систематическое, узуальное). Вопрос о расширительном и ограничительном толковании договоров.

Толкование договоров, составленных на двух или нескольких языках. Принцип единого смысла всех языковых текстов договора.

Читайте также:  Толкование фигур при гадании на воске лебедь

Вопрос 1. Понятие и цели толкования.

Применение международного договора неразрывно связано с его толкованием. Не истолковав правильно международный договор, невозможно правильно его применить. В то же время эти два процесса должны быть разделены, поскольку толкование имеет своей целью разъяснение смысла текста договора, тогда как применение предполагает установление последствий, вытекающих для сторон, а иногда и для третьих государств. Само толкование можно определить как юридическую процедуру, которая в связи с применением договора к реальному случаю направлена к разъяснению намерений сторон при заключении договора посредством исследования текста договора и других соответствующих материалов.

Правильно истолковать международный договор – значит установить то, о чем согласились стороны в момент заключения договора, выяснить их согласованную волю, выраженную в постановлениях договора. Таким образом, толкование международного договора есть выяснение и разъяснение правильного смысла договора (его содержания) в целях наиболее правильного его применения, а значит и осуществления.

В мировой практике достаточно четко обозначилось несколько направлений исследований проблем токования.

Одни юристы считают, что целью толкования является выяснение намерений сторон при заключении договора. Поскольку эти намерения не всегда полностью выражены в договорном тексте, то сторонники этого направления (их иногда называют «субъективистами») большое значение при толковании придают кроме текста различным вспомогательным материалам, в частности материалам конференций, на которых был разработан и принят данный международный договор (так называемые travaux prеparatoires). Это иногда приводит к превышению роли таких материалов при выяснении воли государств в момент заключения международного договора над договорным текстом.

Сторонники другого направления, так называемые «текстуалисты», видят главную цель толкования международных договоров в выяснении смысла самого текста договора путем его анализа, так как именно в нем выражены согласованные намерения сторон. Они считают, что имеют значение лишь те намерения, которые зафиксированы в договорном тексте. Только они имеют юридическое значение и могут быть поэтому предметом и целью толкования. Намерения, оставшиеся за пределами договорного текста, никакого юридического значения не имеют, а потому подвергаться толкованию не должны.

Наконец, третье направление, наиболее радикальное, главную цель толкования определяет в уяснении объекта и целей международного договора. Следование этому направлению позволяет путем толкования изменить содержание договора в целях его приспособления к изменившимся обстоятельствам. Это функциональное направление, которое отрицает значение намерений, выраженных в тексте договоров, то есть напрямую ведет под видом толкования международных договоров к подмене права политикой, что совершенно недопустимо в международных отношениях

К функциональному подходу тяготеют США. Общим для всех трех направлений является то, что каждое из них придает первостепенное значение одной какой-то задаче толкования и опускает другие.

Статья 32 Венской конвенции гласит, что текст международного договора должен считаться аутентичным выражением намерений сторон, что ставит перед толкованием задачу выяснения содержания согласованной воли сторон, как она выражена в договорном тексте. Таким образом, предпочтение отдано договорному тексту как материальному выражению воли договаривающихся государств, однако статья 31 Венской конвенции в то же время определяет, что термины договора должны толковаться в свете объекта и целей договора, а для выяснения намерений сторон возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам и обстоятельствам заключения договора, гласит статья 32 Венской конвенции.

Реальность воли и согласование государственных воль в международном договоре проявляются именно в его тексте, языке. Между волей и языком в договоре существуют неразрывная связь и единство. Конечно, могут быть и бывают случаи, когда формулировки международного договора недостаточно ясны для установления истинной воли договаривающихся по всем пунктам. Иногда в договорной практике бывают случаи, когда встречаются сложные и неточные формулировки, которые облегчают их произвольное толкование.

Поскольку толкование международного договора является одним из случаев толкования юридической нормы, то к нему могут быть применены все приемы толкования, известные в теории права и внутригосударственной практике, за исключением тех, которые противоречат самому существу международного права как права межгосударственного, основанного на добровольном соглашении суверенных субъектов.

Вопрос 2. Принципы толкования международных договоров: добросовестность, смысл терминов, контекст договоров. Значение дополнительных материалов и обстоятельств заключения договора и практики его применения. Роль объекта и цели договора при его толковании.

При толковании международных договоров следует различать принципы, виды и способы, или приемы, толкования.

Принципы толкования – это общие правила толкования, учитывающие особенности международного договора как соглашения субъектов международного права, в первую очередь государств. Принципы имеют общеобязательный характер, некоторые из них закреплены в Венской конвенции о праве международных договоров, другие носят обычно-правовой характер.

Толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с основными принципами международного права. Оно не должно вести к результатам, противоречащим этим принципам, нарушать суверенитет государств, их основные права. Это один из важнейших принципов толкования международных договоров. Толкование в нарушение основных принципов международного права недопустимо.

Следующим принципом является добросовестность толкования, то есть честность, отсутствие желания обмануть контрагента, стремление установить истинный смысл международного договора, закрепленный в его тексте. Этот принцип толкования прямо вытекает из принципа pacta sunt servanda, так как добросовестное выполнение международного договора возможно только в том случае, если он осуществляется согласно его истинному смыслу.

Толкование международного договора должно быть направлено на поиск смысла и силы договора, полное осуществление взаимных прав. Недопустимо толкование, превращающее договор в бездейственный. Нельзя допустить, чтобы толкование договора привело к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными. В правильном толковании договора большую роль играют объект и цель договора, которые всегда должны приниматься во внимание при уяснении смысла договора.

Международный договор должен толковаться в соответствии с обычным значением терминов. Как и добросовестность, этот принцип закреплен в пункте 1 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров. Обычное значение термина устанавливается не абстрактно, а, согласно Венской конвенции, исходя из «контекста», а также «в свете объекта и целей договора».

Специальное значение придается термину в том случае, если установлено, что участники имели в виду такое значение. Бремя доказывания в споре лежит на той стороне, которая утверждает, что данный термин должен употребляться в специальном значении.

Читайте также:  Сны с субботы на воскресенье что означают толкование снов

Главным объектом толкования, имеющим решающее значение, является текст договора, который включает все части договора, в том числе преамбулу и в соответствующих случаях приложения, а также любое соглашение, относящееся к договору, которое было достигнуто между всеми участниками в связи с заключением договора, и любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору. Наряду с этим должны учитываться:

любое последующее соглашение между участниками по проблемам толкования договора или применения его положений;

последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;

любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.

Употребленный в Венской конвенции термин «контекст договора» охватывает не только его текст в узком смысле, но и другие документы, в частности приложения к договору. Однако чтобы считаться частью контекста договора в целях его толкования, документ «должен быть результатом соглашения всех участников договора, должен быть составлен в связи с заключением договора и принят как таковой.

Кроме этих главных объектов толкования Венская конвенция допускает возможность обращения к дополнительным средствам толкования международных договоров. К ним она относит подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора. Их можно использовать, когда толкование контекста договора оставляет его значение двусмысленным или приводит к абсурдным или неразумным результатам.

Венская конвенция, не устанавливая жесткой иерархии при выборе объектов и средств толкования, отдает явное предпочтение контексту международного договора.

В случае расхождения между общими и специальными статьями международного договора преимущественную силу имеют специальные статьи. Технический принцип lex specialis derogat legi generalis («специальный закон отменяет общий закон») является во многих случаях правильным». В то же время в ряде случаев специальное правило может быть удовлетворительно понято лишь в свете общих принципов, регулирующих взаимоотношения сторон в рамках данного договора в целом.

Толкует международный договор тот, кто его применяет. Этот принцип основывается на неразрывной связи между толкованием и применением международных договоров. Если применяет договор государство, то оно его неизбежно толкует; если же применяет его международная организация, то она также толкует договор. Каждая сторона договора вправе его толковать, причем тот орган, который его применяет. Конечно, такое толкование, как односторонний акт, не обязывает других участников договора. Поэтому толкование не может изменить содержания международного договора.

Кроме того, существует группа технических принципов, таких как: принцип максимального использования разноязычных текстов договора; принцип полной равнозначности текстов договора, аутентичность которых установлена на разных языках; принцип установления единого смысла, закрепленного в текстах на разных языках и др.

Вопрос 3. Виды толкования международных договоров по субъектам, толкующим договор. Внутригосударственное толкование (дипломатическое, судебное и др.). Толковательные декларации и заявления государства. Аутентичное толкование. Толкование международных органов (арбитражей, судов). Толкование договоров Международным судом ООН. Неофициальное толкование.

Виды толкования определяются органом субъекта международного права, который толкует международный договор. В зависимости от органов, осуществляющих толкование, различают следующие виды толкования:

Внутригосударственное толкование – это толкование, даваемое органами одного из государств, заключивших данный договор. Поскольку этот вид толкования является односторонним актом, оно не обязательно для других участников договора, а имеет силу лишь для данного государства.

Вопрос о компетенции органов государства, осуществляющих толкование международных договоров, определяется внутригосударственным правом. Это могут быть Министерство иностранных дел и другие дипломатические органы, а также судебные и административные органы. В соответствии с этим можно различать дипломатическое, судебное или иное внутригосударственное толкование. Такое толкование может даваться и высшими органами государственной власти и управления (парламентом, правительством и т.д.).

Близко к внутригосударственному толкованию примыкают так называемые толковательные декларации и заявления, которые государства составляют при подписании, утверждении, принятии, ратификации или присоединении к международному договору. В специальной декларации, прилагаемой к международному договору, выражается воля одного государства, сформированная с ведома других участников договора. Толковательные декларации не могут быть отнесены к оговоркам, поскольку путем одностороннего толкования нельзя изменить положения международного договора.

Аутентичное толкование. Этот вид толкования занимает особое место среди способов толкования международных договоров. Аутентичное толкование обладает наибольшим эффектом и наибольшей юридической силой. Будучи основанным на соглашении сторон, оно является обязательным для участников договора и не может быть изменено одним из них без согласия другого. Поскольку аутентичное толкование договора происходит на основе соглашения сторон, то такое толкование может вносить и изменения в договор. Это единственный случай, когда толкование может изменять международный договор.

Аутентичное толкование может применяться как к двусторонним, так и к многосторонним договорам. В случае многостороннего договора в его толковании могут участвовать не все государства, а только некоторые из них, для которых толкование и будет аутентичным. Такое толкование иногда называют «отдельным толкованием».

Аутентичное толкование международного договора может быть воплощено в различные формы: специальный договор или дополнительный протокол, обмен нотами и т.п.

Международное толкование – это толкование договора международными органами, предусмотренными государствами в самом международном договоре или уполномоченными ими впоследствии, когда спор о толковании возник, разрешить этот спор. Такими органами могут быть специально создаваемые комиссии или международный суд (арбитраж). В первом случае говорят о международном административном толковании, во втором – о международном судебном толковании.

Во всех этих случаях толкование, данное международному договору судебным, арбитражным или иным органом, является обязательным только для тех участников договора, которые обратились к этому органу за таким толкованием, и не обязательно для других государств, если только они заранее не дали своего согласия в договоре на обязательность для них такого толкования.

Неофициальное толкование. Это толкование, которое дается юристами, историками права, журналистами, общественными организациями и политическими деятелями. Сюда же относится доктринальное толкование, даваемое в научных трудах по международному праву.

Неофициальное толкование необязательно, но оно может сыграть большую роль в правильном применении международного договора, особенно если дается признанными авторитетами в области международного права.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector