Ветхий завет толкование святых отцов и учителей церкви

Мес­си­ан­ские места Вет­хого Завета в экзе­гезе отцов Церкви

Оглав­ле­ние

Вопрос о тол­ко­ва­нии цер­ков­ными авто­рами мес­си­ан­ских тек­стов Вет­хого Завета пред­став­ляет огром­ный инте­рес для совре­мен­ного экзе­гета, поскольку именно в этой тема­тике про­яви­лось мно­го­об­ра­зие свя­то­оте­че­ских под­хо­дов к пони­ма­нию биб­лей­ского текста. Ука­зан­ное мно­го­об­ра­зие ставит перед иссле­до­ва­те­лем первый важный вопрос: какие тексты вет­хо­за­вет­ного Писа­ния, с точки зрения цер­ков­ных писа­те­лей, нужно рас­смат­ри­вать в каче­стве мес­си­ан­ских, т. е. гово­ря­щих о гря­ду­щем Мессии? — Вопрос непро­стой, поскольку объем тек­стов, при­зна­ва­е­мых мес­си­ан­скими, суще­ственно отли­ча­ется у разных цер­ков­ных авто­ров.

Этот факт может вызвать недо­уме­ние со сто­роны совре­мен­ного иссле­до­ва­теля отно­си­тельно адек­ват­но­сти цер­ков­ного под­хода. В самом деле, неод­но­знач­ность раз­лич­ных свя­то­оте­че­ских тол­ко­ва­ний одних и тех же тек­стов может поста­вить под сомне­ние надеж­ность мето­дов цер­ков­ных авто­ров. Это застав­ляет перейти ко вто­рому вопросу — о мето­дах, кото­рыми поль­зо­ва­лись отцы и учи­тели Церкви при тол­ко­ва­нии Вет­хого Завета, в част­но­сти, — при выяв­ле­нии и объ­яс­не­нии мес­си­ан­ских мест. Анализ данных мето­дов поз­во­лит рас­крыть их логику и объ­яс­нит нали­чие разных тол­ко­ва­ний одних и тех же биб­лей­ских мест и, как след­ствие, раз­лич­ный объем тек­стов, при­ни­ма­е­мых в каче­стве мес­си­ан­ских.

Поэтому совер­шенно недо­пу­стимо только огра­ни­читься выяв­ле­нием свя­то­оте­че­ских мето­дов и их клас­си­фи­ка­цией. Оста­новка на этом этапе озна­чала бы непре­одо­лен­ную про­пасть между патро­ло­ги­че­скими и биб­лей­скими иссле­до­ва­ни­ями, отсут­ствие долж­ной оценки под­хода отцов и, как след­ствие, невоз­мож­ность их акту­а­ли­за­ции в биб­лей­ских иссле­до­ва­ниях и в цер­ков­ной жизни.

^ Базо­вые пред­по­сылки свя­то­оте­че­ских тол­ко­ва­ний

^ Осо­бен­но­сти вет­хо­за­вет­ного мес­си­а­низма

Однако для мес­си­ан­ской тема­тики данный метод не явля­ется основ­ным у отцов Церкви — из-за неболь­шого числа прямых про­ро­честв о Христе в Ветхом Завете (как, напри­мер, про­ро­че­ство о рож­де­нии Мессии в Виф­ле­еме; Мих. 5:2 ). Многие тексты Вет­хого Завета, рас­смат­ри­ва­е­мые в хри­сти­ан­ской и свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции как пер­со­на­ли­сти­че­ски-мес­си­ан­ские (и отно­си­мые ко Гос­поду Иисусу Христу), в совре­мен­ном им исто­ри­че­ском кон­тек­сте имели иной смысл: они отно­си­лись или к тогдаш­нему пома­зан­нику-царю, или ко всему народу Изра­иль­скому.

В связи с ука­зан­ной спе­ци­фи­кой мес­си­а­низма в ветхом Изра­иле можно выде­лить 2 важных метода тол­ко­ва­ния в экзе­гезе как ново­за­вет­ных авто­ров, так и отцов Церкви (поз­во­ля­ю­щие выде­лить, соот­вет­ственно, 2 группы мес­си­ан­ских тек­стов): про­ро­че­ства двой­ного испол­не­ния и пер­со­ни­фи­ка­ция про­ро­честв о народе Изра­иль­ском.

^ Про­ро­че­ства двой­ного испол­не­ния

^ Пер­со­ни­фи­ка­ция про­ро­честв о народе Изра­иль­ском

^ Типо­ло­гия и феория у св. отцов

В рамках этого под­хода в хри­сти­ан­ской Церкви воз­ни­кают два сход­ных метода тол­ко­ва­ния — типо­ло­гия и феория. Не явля­ясь спе­ци­фи­че­ски хри­сти­ан­ским изоб­ре­те­нием 36) они полу­чили в Церкви широ­кое рас­про­стра­не­ние.

Типо­ло­ги­че­ский подход мог исполь­зо­ваться в свя­то­оте­че­ской лите­ра­туре сов­местно с мето­дом, извест­ным под назва­нием θεωρία (по-русски «феория» или «тео­ре­ти­че­ский метод»). Θεωρία поз­во­ляет усмот­реть допол­ни­тель­ный бого­слов­ский смысл в биб­лей­ском тексте путем ана­лиза осо­бен­но­стей его изло­же­ния (стиля, ком­по­зи­ции и т. д.). Из ново­за­вет­ных авто­ров данный метод исполь­зует св. ап. Павел в Посла­нии к Евреям, когда при­дает лите­ра­тур­ным осо­бен­но­стям повест­во­ва­ния книги Бытия о Мел­хи­се­де­кебóль­шее вни­ма­ние, нежели исто­ри­че­скому кон­тек­сту: Мел­хи­се­дек «без отца, без матери, без родо­сло­вия, не име­ю­щий ни начала дней, ни конца жизни» ( Евр. 7:3 ), — пишет он, ука­зы­вая на то, что свя­щен­ный автор книги Бытия опу­стил све­де­ния о про­ис­хож­де­нии салим­ского царя. Однако апо­стол не под­вер­гает при этом сомне­нию то, что исто­ри­че­ски Мел­хи­се­дек имел кон­крет­ную дату рож­де­ния и насто­я­щих роди­те­лей. В данном случае у св. ап. Павла θεωρία высту­пает как вспо­мо­га­тель­ный метод для постро­е­ния типо­ло­гии Мел­хи­се­дека как про­об­раза Гос­пода Иисуса Христа.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование голова женщины

В отли­чие от типо­ло­гии, θεωρία могла быть при­ме­нена не только к Писа­нию Вет­хого, но и Нового Завета 44) ; в таком случае она явля­ется свое­об­раз­ным рас­ши­ре­нием первой и оттал­ки­ва­ется уже от собы­тий ново­за­вет­ной исто­рии, кото­рые служат для иллю­стра­ции бого­слов­ских идей, ста­но­вятся сим­во­лами цер­ков­ной жизни и аске­ти­че­ской прак­тики. Напри­мер, свт. Иоанн Зла­то­уст, объ­яс­няя исце­ле­ния, про­ис­хо­див­шие при купальне Вифезда, в кото­рой наблю­да­лись необыч­ные явле­ния ангела и дви­же­ние воды ( Ин. 5:2–4 ), не отвер­гал исто­рич­но­сти и реаль­но­сти этого собы­тия, но при этом объ­яс­нял, что через дей­ствие ангела в воде Бог желал таин­ственно ука­зать на дей­ствие Его­бла­го­дати при совер­ше­нии цер­ков­ного Таин­ства Кре­ще­ния, когда очи­щает чело­века не столько вода, сколько высшая сила 45) (далее свт. Иоанн Зла­то­уст рас­смат­ри­вает тер­пе­ние болев­шего 38 лет чело­века в каче­стве отправ­ной точки для рас­суж­де­ния об аске­ти­че­ской прак­тике 46) ).

^ Алле­го­ри­че­ский метод тол­ко­ва­ния

Кроме ана­го­ги­че­ского тол­ко­ва­ния, в цер­ков­ной тра­ди­ции широ­кое рас­про­стра­не­ние полу­чила нрав­ствен­ная алле­го­реза, при кото­рой отдель­ные лица и собы­тия биб­лей­ской исто­рии исполь­зу­ются как иллю­стра­тив­ные образы для разъ­яс­не­ния зако­нов нрав­ствен­ной жизни и аске­ти­че­ской прак­тики.

^ Заклю­че­ние

Сопо­став­ле­ние мето­дов цер­ков­ных писа­те­лей и ново­за­вет­ных авто­ров при рас­смот­ре­нии учения о Мессии в Ветхом Завете демон­стри­рует, что боль­шин­ство под­хо­дов к тол­ко­ва­нию биб­лей­ских тек­стов отцы Церкви вос­при­няли у Гос­пода Иисуса Христа и апо­сто­лов. Факт пол­ноты откро­ве­ния через вопло­ще­ние Боже­ствен­ного Логоса сделал воз­мож­ным уви­деть про­мысл Божий в исто­рии Вет­хого Завета, направ­лен­ной своим век­то­ром ко Христу.

Исходя из этого, выяв­ле­ние про­ро­честв двой­ного испол­не­ния, пер­со­ни­фи­ка­ция про­ро­честв о еврей­ском народе и рас­смот­ре­ние исто­ри­че­ских парал­ле­лей между биб­лей­ской исто­рией Вет­хого и Нового Завета (типо­ло­гия) поз­во­лили сфор­ми­ро­вать группу вет­хо­за­вет­ных тек­стов, кото­рые в тра­ди­ции хри­сти­ан­ской Церкви пони­ма­ются в каче­стве мес­си­ан­ских. Такое про­чте­ние Вет­хого Завета не потре­бо­вало отвер­же­ния пря­мого исто­ри­че­ского смысла биб­лей­ского текста, а было при­звано рас­крыть его допол­ни­тель­ные нюансы в ново­за­вет­ной пер­спек­тиве, чтобы лучше выра­зить хри­сти­ан­ское учение.

В то же время такие методы тол­ко­ва­ния Вет­хого Завета у отцов Церкви, как фило­соф­ская и бого­слов­ская алле­го­рия не имели прямой ана­ло­гии у ново­за­вет­ных авто­ров. Край­ность алле­го­ризма в виде фило­соф­ской алле­го­рии была отверг­нута Цер­ко­вью через осуж­де­ние ее наи­бо­лее яркого пред­ста­ви­теля — Ори­гена, при этом бого­слов­ская алле­го­рия (или ана­го­ги­че­ский подход) была усво­ена на мате­ри­але книги Песни Песней и послу­жила к рас­ши­ре­нию круга вет­хо­за­вет­ных тек­стов, поз­во­ля­ю­щих мес­си­ан­ское про­чте­ние.

Источник

Мнения Отцов и учителей Церкви о ветхозаветном обрядовом законе Моисея

Содержание

Далее отцы, не исключая и св. Кирилла Александрийского, более всех из них написавшего об обрядовом законе, мало занимаются описательной стороной его, тщательным изысканием и правильным пониманием его частных постановлений на основании отрывочных мест содержания св. Писания. Отцы говорят преимущественно о значении, какое имел вообще обрядовый закон в историческом развитии евреев, и о переносном символическом смысле многочисленных постановлений этого закона.

Твердой почвой, на которой основываются мнения отцов об обрядовом законе, служит св. Писание вообще и в особенности учение св. ап. Павла об обрядовом законе. Св. ап. Павел преимущественно в послании к Евреям указал общее значение обрядового закона Моисея. Значение его по его учению было воспитательное ( Галат. III, 23–24 ). Закон воспитывал евреев ко Христу, на Которого он постоянно указывал посредством своих прообразов ( Евр. X, 1 ). Коль скоро то, к чему он воспитывал, и чего он был прообразом, исполнилось, он потерял свое прежнее значение и был отменен. Св. апостол показал и несколько примеров частного раскрытия прообразовательного значения обрядового закона ( Евр. V-XI гл.). Но он не находил для себя возможным, вероятно по недостатку времени, объяснить весь закон обрядов ( Евр. IX. 2–5 ) и ограничился только примерами такого изъяснения.

Читайте также:  Звонок в дверь толкование снов

На этих указаниях св. ап. Павла преимущественно и основываются отцы и учители церкви, которые, пользуясь примером, показанным в апостольских посланиях, с большей полнотой объяснили значение обрядового закона, объяснили причину и цель его предписания, историческим назначением народа еврейского и состоянием его в то время, в которое закон должен был действовать, указали ближайший повод к его предписанию и смысл его частных постановлений. Смысл этих постановлений, по их объяснению, есть преимущественно духовный, символический. Внешними формами обрядов выражались конкретно идеи религиозно-нравственные, что и делало обрядовый закон воспитателем народа.

Общее значение отеческих мнений об обрядовом законе для богословской науки определяется тем, что эти мнения содержат в себе начала библейского и древне-церковного понимания обрядового закона, понимания, непосредственно примыкающего к откровенному учению. В особенности драгоценны изыскания отцов в прообразовательной области обрядового закона: в этой области простому уму скорее всего можно сбиться с верного пути, ум же отцов, руководимый в большей степени тем же Духом, Который предписал и прообразы в обрядах, вернее и ближе мог подойти к истине. Эта прямая задача состояла в том, чтобы отыскать мнения отцов, рассеянные в многочисленных их сочинениях, и изложить эти мнения в системе так, чтобы получилось общее представление отцов об обрядовом законе. Мнения эти излагаются нами в двух главных частях: в первой – об общем значении обрядового закона, о причине и цели его предписания и отмены, и во второй – о значении частных постановлений закона в отдельности.

1 Из указанных сочинений сочинения блаж. Августина против манихеев, его толкования на св. Писание, «Приготовление к Евангелию» и »Доказательства Евангелия» Евсевия Кесарийского, «Врачевание эллинских недугов», блаж. Феодорита, «Толкования» Оригена еще не переведены на русский язык. Прочие сочинения все имеются в русских переводах. И те и другие: первые – в подлинниках, а вторые – в переводах, равно как и другие сочинения отцов на нашу тему, еще вовсе не указанные, будут точнее указаны нами при дальнейшем изложении.

Это важнейшее для нас отеческое творение написано св. Кириллом в форме разговора между ним и неким Палладием. Цель сочинения – показать, что Иисус Христос, возвещая поклонение в духе и истине, не разоряет этим ветхозаветный закон, но исполняет. Сообразно с этой целью св. отец рассматривает обрядовые постановления ветхозаветного закона, а также различные события, о которых повествует Моисей, и объясняет все это в духовном смысле, показывая, что все это было образом и тенью того, что исполнилось с пришествием Христа. Касаясь обрядового закона, св. отец в первых двух книгах сочинения говорит об общем значении этого закона, о его детоводительстве, в 9-й и 10-й книгах – о скинии и ее принадлежностях, в 11-й – 13-й книгах о священниках и левитах, в 14-й и 15-й–о пище, осквернениях и левитских очищениях, в 16-й – о главных видах жертв и в 17-й – о ветхозаветных праздниках. Из другого сочинения св. Кирилла, «Искусные объяснения…», для нас важны: из объяснений на книгу Исход – 2-я книга – о пасхальном агнце и о посвящении первенцев; на книгу Левит ‑ о жертвах и очищении от проказы; на книгу Чисел – о жертвах из начатков плодов и рыжей телице; на Второзаконие–об очищении общества, на поле которого найден труп, от подозрения в убийстве и об очищении пленной иноплеменницы, взятой евреем в жены. Оба творения переведены на русский язык при Московской академии в 1880 ‑ 87 гг. в I ‑ VI частях, на страницы которых мы и будем ссылаться.

Читайте также:  Выбирать духи толкование снов

Объяснения св. Кирилла обрядовых постановлений Моисея служат типом отеческих изъяснений их в прообразовательном смысле, равно как «Толкования» блаж. Феодорита могут быть взяты за образец простого и ясного понимания буквального и ближайшего символического смысла тех же постановлений.

Исторической причиной, вследствие которой отцы рассматривают обрядовый закон преимущественно в его прообразовательном значении в отношении к новому завету, служат, главным образом, тe апологетические и полемические цели и задачи по отношению к христианству, которые более или менее проникали почти во все творения отцов и учителей церкви первых веков, и которые заставляли их и обрядовый закон Моисея рассматривать преимущественно в отношении к новому завету, как пророчество и древнее божественное свидетельство о последнем.

Говоря о сравнении результатов отеческих изысканий с исследованиями ученых, мы разумеем, главным образом, западных ученых, потому что уровень их исследований в нашей области стоит пока еще выше отечественных исследований. При этом и из западных ученых мы разумеем главным образом тех только, которые признают богооткровенный характер обрядового Моисеева закона и в исследованиях его стараются не уклоняться с библейской почвы. Начало такому исследованию обрядового закона на западе было положено еще в XVI и XVII вв., когда там вообще обратились к изучению древнехристианской письменности и, благодаря этому, ознакомились с древне-церковным, библейским пониманием обрядового закона, содержащимся в отеческих творениях. Лучшими из современных ученых, систематически рассматривающих обрядовой закон в его целом и частях в духе близком к этому древне-церковному пониманию, могут быть поставлены преимущественно археологи: Бэр, Кейль, Куртц и другие.

Но не может быть никакого сравнения между отцами и теми учеными, которые отрицают богооткровенный характер ветхозаветной религии и обрядовую сторону ее ставят наравне с внешними и языческими культами, не находя в ней никакого высшего смысла, кроме естественного и бессознательного выражения религиозных чувств. Таковы крайние рационалисты преимущественно XVIII в., натуралистический взгляд которых на обрядовый закон в этом веке на западе был господствующим и потерял свое преобладающее значение только в нашем в столетии, особенно с выходом в 1840-х гг. в свет «Символики Моисеева культа», названного выше Бэра, в которой исследование высшего, символически воспитательного смысла обрядов Моисея было поставлено на более твердую почву.

Источник: Казань. Типография Императорского Университета. 1892 г.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector