В тихом омуте черти водятся толкование пословицы

Содержание
  1. Как появилась пословица «в тихом омуте черти водятся»?
  2. О чем рассказывает поговорка «В тихом омуте черти водятся»
  3. Смысл поговорки
  4. Все слова (анаграммы), которые можно составить из слова «в тихом омуте черти водятся»
  5. Скрытая сила омута
  6. Почему в тихом омуте черти живут
  7. Почитать № 28 «Программист»: в тихом омуте, черти водятся
  8. В палатке было душно отзапаха пота, крови, мочи и экскрементов. Но помимо этого, прямо физически ощущалась людская боль и страдания словно растворённые в воздухе временного госпиталя раскинувшегося возле Старого рынка.
  9. Всё-таки хороший сегодня день.
  10. Иностранные эквиваленты
  11. В словаре Ожегова
  12. Литературная жизнь поговорки
  13. Аналоги поговорки «в тихом омуте черти водятся»
  14. Применение выражения в литературе
  15. Savva
  16. В тихом омуте черти водятся
  17. === Глава первая ===
  18. === Глава вторая ===
  19. Почему в тихом омуте черти живут
  20. О значении пословицы «В тихом омуте черти водятся»
  21. Как переводить русские пословицы?
  22. Смотреть что такое «в тихом омуте черти водятся» в других словарях:

Как появилась пословица «в тихом омуте черти водятся»?

Автор статьи: Буквоед

В тихом омуте черти водятся – этой пословицей характеризуют человека внешне ничем не примечательного и незаметного, но который неожиданно совершил неординарный поступок, причём не всегда благовидный. У мудрого русского народа существуют устойчивые выражения с аналогичным содержанием: на языке мёд, а под языком лёд; мягко стелет, да жёстко спать; говорит направо, а глядит налево; тихая вода берега подмывает; волк в овечьей шкуре. Но почему же говорят, что именно в тихом омуте черти водятся?

Своим появлением эта древняя русская пословица обязана славянским поверьям, по которым омуты являются местом обитания водяных («ходячих покойников»), чертей, одних из представителей нечистой силы. Считалось, что именно они затягивают купающихся на дно. В «Пословицах русского народа» В.И. Даля это выражение указано как «в тихом омуте (болоте) черти водятся» и приводится его аналог «в тихой воде омуты глубоки».

Омутом называется спокойный внешне участок реки или озера, на самом деле являющийся одним из самых глубоких, на дне которого к тому же часто присутствует водоворот, образуемый встречным течением. Опасность омута заключается в том, что видимый на поверхности реки водоворот осознаётся людьми как опасность, которой лучше избежать, обманчиво же тихая водная гладь никому не внушает опасений. Болото (в одном из вариантов пословицы) также отличается спокойной поверхностью, часто выглядящей надёжно и даже привлекательно, однако даже один шаг в болотную топь грозит гибелью.

Смысл этого народного выражения заключается в том, что внешность и манера поведения бывают обманчивы. Вспыльчивый и грубый человек может быть глубоко неприятен окружающим, но он предсказуем, а значит, неопасен. За фасадом же ложной скромности может таиться настоящая буря тёмных страстей, которая однажды найдёт выход.

Интересно, что и в других языках существуют подобные фразеологизмы, однако не всегда они имеют негативный смысл. Например, под английским выражением «still waters run deep» («тихие воды глубоки»), чаще всего можно понять характеристику человека, внезапно показавшего себя умным, начитанным, тонко чувствующим.

Несмотря на наш технический прогресс, люди остаются прежними. Поэтому никто вам не может дать гарантии, что однажды вы не столкнётесь с подобным лицемерным человеком лицом к лицу. Вспомните, что большинство маньяков внешне выглядели милыми и отзывчивыми людьми, а это лишь свидетельствует, что наши предки были необычайно проницательными и лучше прислушиваться к их народной мудрости.

Подпишитесь на блог EgoCreo сейчас и читайте эксклюзивные публикации раньше всех.

Источник

О чем рассказывает поговорка «В тихом омуте черти водятся»

Смысл поговорки

Идея высказывания заключается в том, что не все, кажущееся смирным и спокойным, на самом деле является таковым. Где-то глубоко и незримо могут кипеть темные страсти и зреть неясная опасность, зловещие планы. Чаще всего относится к человеку. До поры он тих и скромен, воспитан и скрытен. Но наступает момент, когда «тихоня» вдруг совершает неожиданные и нехорошие поступки. Поговорка «В тихом омуте черти водятся» призвана, таким образом, предупредить о возможных неприятных неожиданностях, которые может преподнести человек безупречного внешне поведения.

Все слова (анаграммы), которые можно составить из слова «в тихом омуте черти водятся»

Всего можно составить 564 существительных слова из 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 букв.

Слова из 2 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (23 слова):

Слова из 3 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (81 слово):

Анаграммы. Слова из 4 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (130 слов):

Слова из 5 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (129 слов):

Слова из 6 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (77 слов):

Слова из 7 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (56 слов):

Слова из 8 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (29 слов):

Слова из 9 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (22 слова):

Слова из 10 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (10 слов):

Слова из 11 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (4 слова):

Слова из 12 букв, составленные из комбинации «в тихом омуте черти водятся» (2 слова):

Запросы, которые могут быть интересны:

Скрытая сила омута

Народная мудрость, оформившаяся в русской поговорке, возникла в исконно русской среде и отражает местные реалии. Во-первых, омут — то есть глубокая яма, спрятавшаяся на дне водоема, встречается в реках и озерах, но не в морях и океанах. Омут чаще всего образуется в результате водоворота, рожденного встречным течением. Зловещая сила омута определяется его видимым спокойствием. Во-вторых, в омуте черти водятся, согласно распространенным русским преданиям о нечисти. Если посмотреть на ассоциативный ряд, вызванный словом омут, увидим мрачную и таинственную картину. Это — обрыв, страх, стремнина, водяной, коряга, темнота, холод, бездна, опасность, гибель. Согласно преданиям, в омутах обитают потусторонние существа мужского пола, которые берут в жены утопленниц или ведьм. Чертовы семьи, как гласят сказания, могут ночью вылезти из омута и подменить человеческих младенцев на своих чертенят.

Почему в тихом омуте черти живут

Поверье о том, что в воде живут черти, возможно, связано с библейской историей о том, как Иисус, изгоняя бесов из людей, повелел нечисти войти в свиное стадо, которое после этого кинулось в воду. Есть источники, утверждающие и о том, что глубокие воды как место обитания известны были еще в языческие, дохристианские времена. Впрочем, сегодня исследователи тоже расскажут немало историй о том, что некоторые современные озера и пруды «славятся» тем, что там видели чертей. А происходит это, по их словам, оттого, что на дне водоема могут располагаться входы в параллельные миры.

Почитать № 28 «Программист»: в тихом омуте, черти водятся

В палатке было душно отзапаха пота, крови, мочи и экскрементов. Но помимо этого, прямо физически ощущалась людская боль и страдания словно растворённые в воздухе временного госпиталя раскинувшегося возле Старого рынка.

Высокий и статный воин, в позолоченном доспехе с искусным тиснением и тёмно-красном плаще с изображением волка кусающего щит, остановился возле одной из самодельных кроватей, на которой дремал мужчина с простым, обветренным лицом, с татуировкой городской стражи на запястье.
– Рассказывай, – тоном, не терпящим возражения, сказал гость, от чего спящий подпрыгнул на ложе.

– Ох ты! – выпучил глаза от удивления раненый. – Какая честь. Да, я сейчас встану Ваша Светлость, вот только костыль мне…

– Ничего не надо. Рассказывай. Я здесь присяду.

Волчий Щит величественно опустился на деревянный ящик, стоящий возле кровати. Ящик жалобно скрипнул.

– Уфф, – согнав с лица остатки сна, произнёс городской стражник проводя пальцами по лицу. – Конечно.

Это был плешивый долговязый мужичок, немногим за сорок, с рукой на перевязи и гематомой на лбу. Умный взгляд серо-зелёных глаз, выдавал в нём человека опытного, повидавшего виды.

– Ну, говори! Чего молчишь? – поторопил стражника герцог проявляя явное нетерпение.

– Как прикажите. Ну, в общем, когда «красноголовые» долину-то заперли, ваш сродный брат барон Андрэ и маркиз Бернард собрали оставшихся бойцов вокруг себя. Я был среди тех воинов. Вот этот бедняга тоже, – рассказчик, указал на соседнюю кровать, где без движения, только тихо постанывая, лежал мужчина с замотанной окровавленным бинтом головой, да так, что и лица-то почти видно не было.

– Много ли вас выжило после разгрома?

– Да не более пятисот, Ваша Светлость. Раненых много было, кабы не половина.

– Не было. Красноголовых-то, почитайте тыщ пять было, не меньше.

– Барон и маркиз объехали всех воинов, и для каждого у них нашлось доброе слово и совет. Я даже прослезился, ей богу. Все готовы были идти за ними до конца.

– Потом, брат Жермен, сотворил молитву, и мы искренне обратились к господу нашему. Не о жизни молили, о смерти достойной павших.

– «Красноголовые» не мешали?

– Они мёртвых своих собирали, роты выстраивали, в общем, не до нас им было.

– Брат ваш, схитрил, и вместо тяжеловооруженных всадников в центр поставил пехоту. Правда не простую – «гончие» всегда были и вооружены получше и доспех надёжный всякий имел.

– А сколько рыцарей осталось у Андрэ и Бернарда? – склонился над стражником герцог.

– Не более ста пятидесяти, Ваша Светлость.

– Вот, о чём это я… а-а-а, справа и слева встали безлошадные сеньоры и остальная пехота. Я с деверем был по левую руку от Башни Длинноволосой замершей на утёсе. По краям же встали рыцари.

– Ну, ну! Не томи! – стукнул кулаком в латной перчатке, по снова жалобно скрипнувшему ящику, аристократ.

– Когда «красноголовые» ударили, то напоролись на копья и пики, которые мы все без остатка отдали «гончим». Кони супостата, пронзённые насквозь, падали на землю, давя своих всадников, а по ним уже проносился следующий ряд нападавших. Визг, истошные крики погибающих, ржание лошадей – воистину ад на земле.

– Увязли, а как же? «Гончие» почти все погибли, но дело своё сделали добре. А потом и рыцари своё. Ударили с обоих сторон, только металл заскрежетал и искры полетели, – рассказчик выпрямился и гордо выгнул грудь. – Ну и мы… подсобили. Чем могли…

– Слишком мало их было, чтобы сомкнуть круг, – перебил рассказчика герцог.

– Мало, но враг дрогнул. Начал отступать, ряды смешались, под копыта попали свои же пехотинцы.

– Сколько времени продолжалась схватка? – аристократ не усидел на месте и начал расхаживать взад-вперёд перед кроватью.

– Не знаю, ваша Светлость. Мне показалось, что долгие часы, но думаю намного меньше. Когда «красноголовые» отхлынули, нас осталось не более сотни.

– Они конечно, не дали вам передохнуть. Это не в их правилах.

– Да, не дали, – согласно кивнул стражник. – Перестроившись, противник новой волной ринулся на нас. Ваш брат старался удержать строй, маркиз всеми силами ему помогал, но «красноголовых» было слишком много. На одного нашего, пяток мордатых. В какой-то момент мы закрутились в водовороте индивидуальных, отдельных схваток. Каждый сам за себя. Я уверяю вас, Ваша Светлость, всякий из защитников Амбры поразил десяток солдат врага. Древко моего копья было влажным от крови, а я колол, колол, пока огромный воин, в чёрных доспехах, не перерубил его как тростинку. Это был страшный бой.

– Тебе нет нужды оправдываться стражник, я был на поле боя и видел сколько «красноголовых» не вернётся на острова, – успокоил герцог рассказчика.

Волчий Щит, сложил руки на широкой груди. Он не смотрел на рассказчика, а только слушал его. Взгляд его был направлен в пустое место.

– Да, гиганты в чёрных доспехах на которых не отражался даже свет. Кажется их называют «Пещерными медведями». Здоровяки разметали щитоносцев в разные стороны как детей. Меня и этого беднягу, – стражник кивнул за спину, – словно тряпичных кукол выкинули из круга. Помню, что поднялся в воздух и грянулся оземь на какие-то деревянные обломки. С трудом открыв глаза, я видел последнюю схватку вашего брата и маркиза. Ооо! Что это было за зрелище! Они словно два феникса в лучах заходящего солнца раз за разом отвечали атакой на атаку и поднимались с колен даже после страшных ударов. Все оставшиеся красноголовые собрались вокруг них. Немало вражин полегло, но в конце концов… героев проткнули чёрные копья с широким наконечником.

Герцог вздрогнул и вернувшись к реальности впился глазами в рассказчика:

– Кто из них умер раньше? Андрэ или Бернард? Ты видел?

– Нет, Ваша Светлость, я этого не видел. Зато видел одного из ярлов «красноголовых».

– Как я посмел бы? Гигант в поцарапанном панцире и чёрном плаще, лично подошёл к вашему брату и маркизу, неподвижно замершим под струями воды хлеставшей с неба. Он склонился над ними, но они уже были мертвы и это ему не понравилось. Он зарычал и тут…

– С неба ударила молния, – закончил предложение за стражника, герцог.

– Не просто молния! Это была словно кара господня! Убийственный свет бил точно по столпившемся возле мёртвых тел «красноголовым»! Раз за разом, он пронзал их, охватывая синим свечением и превращая тела в обугленные куски мяса в железной обёртке.

Некоторое время герцог молчал, а потом тихо, так, что его еле было слышно произнёс:

– Прожарились до корочки. Поделом им.

Когда герцог Грегоир, известный в истории как Волчий Щит, громко лязгая доспехами вышел из палатки, а за ним ковыляя и опираясь на костыль, последовал городской стражник, я ещё некоторое время неподвижно полежал на своём месте, прислушиваясь к стонам раненных и умирающих, число которых не пополнил лишь по счастливой случайности. В конце концов осторожность не помешает. А то схватят и на костёр, у них тут это быстро.

Сняв с головы (уже надоевшие до чёртиков) грубые, замаранные чужой и своей кровью бинты, я подумал, о том, что моё путешествие подошло к концу. Мечта идиота сбылась хоть чуть и не стоила мне жизни. Вашего покорного слугу так приложили в конце боя, что он еле-еле дополз до безопасного и заранее изолированного от электричества, места. Неприметная кочка, с резиновым ковриком под слоем земли, спасла мне жизнь.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование богомол

Барон Андрэ, герой баллад, сказок и песен был жутко популярен в нашем времени (кстати в жизни он был чуть ниже ростом чем я представлял и не яркий блондин с голубыми глазами, а обоятельный брюнет с серо-зелёными). Моим любимым чтивом была зачитанная до дыр книга о его подвигах. Обложку украшали всадники с мечами и копьями несущимися куда-то вдаль и не было вещи дороже для меня.

Как я переживал в свои восемь лет, что великолепный Абмра всё равно был разграблен и уничтожен врагами, а следовательно отважный барон зря отдал свою жизнь. Со временем, я, правда сменил свою точку зрения понимая, что он просто наверное не мог по-другому.

Свою привязанность к этому средневековому персонажу, я сохранил на долгие годы, и по воле судьбы (иначе и сказать не могу) получив должность младшего программиста в «Институте времени», задумал немыслимое – изменить прошлое. Да, да пойти на преступление.

Раньше ничего такого, я никогда не делал, совсем. Моя жизнь это компьютеры, клавиатуры, мышки и программы. Она скучная, предсказуемая и не подразумевает море эмоций, литры адреналина и реальные приключения. И всё-таки, я твёрдо был намерен нарушить закон. Не ради себя, ради моего любимого героя, решил измениться, стать другим человеком.

Не так уж и сложно мне пришлось. То есть конечно сложно, но именно благодаря этому каждодневному преодолению припятствий, в вашем покорном слуге, открылась какая-то чертовщинка. Составить план, два годика потягать штангу (я знаете ли тяжелее клавиатуры в последние годы ничего не поднимал и это было мне необходимо), позаниматься историческим фехтованием на мечах и старофранцузским, а когда всё было готово напроситься на ночную смену, усыпив напарника снотворным, всё это оказалось настоящим приключением. Больные мышцы, растяжения, синяки и ссадины, язык который я ломал незнакомыми словами и чуждой мне артикуляцией, приносили истинное удовольствие, также как и опасность быть разоблачённым. Я двигался к цели и останавливаться не собирался. И вот я здесь!

Средневековье хоть и встретило меня не с распростёртыми объятиями, но… всё прошло довольно гладко. Да и как могло быть по-другому? Ведь о смерти барона, о том пасмурном августовском дне, я знал абсолютно всё. Оказаться в рядах его разношёрстного отряда, в нужное время, тоже труда не составило, сложнее было сойти за своего. Пришлось даже притвориться немым (произношение у меня было то ещё, да и не только в нём дело). Ну а дальше, дело техники.

Устройство подобное которому легко собрал бы и школьник, притянуло удары молнии к собравшимся вокруг поверженного героя северянам. Да, Андрэ мёртв, но и войско захватчиков тоже. Сгорело в небесном огне по воле Господа! Так кажется вопят менестрели на улице? Город спасён и не подвиг, не самопожертвование барона не напрасны.

Оглядываясь, я вышел из палатки и сквозь лабиринт узких улочек отправился к городской стене. Там находилась малоприметная, заранее присмотренная тропка, в соседнюю дубраву, где и ожидал маяк, который отправит меня домой. Ступая по каменной мостовой, я думал о том, что даже если после возвращения меня уволят с работы, бросят в тюрьму… всё было не зря. Вернусь абсолютно другим человеком.

Сумерки оплетали своими тенётами всё окружающее, постепенно превращая знакомые предметы в нечто новое. В городе гуляли и веселились, празднуя чудесное спасение. Пенное лилось рекой, глиняные кружки трескались от частых столкновений. Возле одного из трактиров собралась группка захмелевших менестрелей что-то старательно тренькавших на своих арфах и ребеках.

Уже почти пройдя мимо них и завернув за угол, я вернулся. Внезапно, в голову мне пришла интересная мысль. Достав из матерчатого кошеля на поясе горсть серебряных и золотых монет, я бросил их под ноги трубадурам.

– Сыграйте и спойте про героя сегодняшнего дня, барона Андрэ Карающую Молнию!

Глаза музыкантов загорелись от алчности и подхватив деньги они согласно закивали. Пальцы их начали ещё активнее перебирать струны, а новое прозвище барона, предложенное мной, примерялось и так и сяк, складываясь со строчками и предложениями текста.

Вот теперь всё. Усталость навалилась на мои плечи словно только и дожидаясь этого момента. Довольно вздохнув и закашлявшись от не слишком приятного запаха доносящегося из трактира, я продолжил свой путь.

Всё-таки хороший сегодня день.

Иностранные эквиваленты

У других народов тоже есть поговорки, сходные со значением фразы «в тихом омуте черти водятся». Они также выражают предупреждение о том, что смиренность и видимое благодушие может оказаться обманчивым. В Греции, например, говорят: «Опасайся тихой реки, а не бурной». Англичане выражают эту мысль так: «Бесшумные воды — глубоки». Францу

зы предостерегают: «Нет хуже той воды, которая спит». В Испании принято говорить о мнимом спокойствии так: «Молчаливая вода опасна». Итальянцы утверждают: «Тихая вода разрушает мосты», а поляки считают, что «Мирная вода подмывает берега». У славян коварство спокойных вод тесно связано с обитающими там злыми духами. Украинская и белорусская пословицы, как и русская, утверждают: «В тихом болоте черти плодятся».

В словаре Ожегова

Литературная жизнь поговорки

Пословицы и поговорки охотно используют писатели для придания выразительности характерам и в целом произведению. Эта участь не обошла и поговорку «В тихом омуте черти водятся». Ее упоминали А. Н. Островский в пьесе «Сердце — не камень», И. С. Тургенев в адрес героини романа «Отцы и дети», Ф. М. Достоевский в повести «Двойник», В. Ф. Тендряков в очерке «Тяжелый характер», П. Л. Проскурин в трилогии «Судьба». Поговорка украсила страницы романа «Горы и люди» Ю. Н. Либединского. Творчески переосмыслена она в повести «Кафедра» И. Грековой, в новелле «Царь-рыба» В. П. Астафьева, в романе Б. Л. Горбатова «Донбасс».

Омут есть, где-то здесь и черти

В тихом омуте черти водятся — человек есть загадка. Никто не знает, что он собой представляет на самом деле. Тихий, вежливый, спокойный, добропорядочный, интеллигентный вдруг превращается в жёсткого, грозного, резкого, громоподобного вершителя судеб…

Аналоги поговорки «в тихом омуте черти водятся»

«Старшей дамой в третьей роте была Елизавета Николаевна Боньот, старая девица. Всякий мелкий проступок выводил ее из себя, она тотчас стращала розгами и наказывала стоять. Особенно плохо приходилось тому мальчику, который постоянно вел себя хорошо; стоило ему попасться в какой-нибудь обыкновенной детской шалости, и Елизавета Николаевна, кроме наказания, донимала такими замечаниями: «Небось тихоня, а сам исподтишка, лукавый мальчишка, » и т.п. Не знаю хорошенько, любили ли Елизавету Николаевну дети ее отделения, но мы, дети других отделений, и боялись, и ненавидели ее » (В. Г. фон Бооль. «Из воспоминаний. Александровский малолетний Царскосельский кадетский корпус. 1841–1846 годы»)

Применение выражения в литературе

«
Лучше скажи, чего ты себе зубы не вставишь? ― В тихом омуте черти водятся. Это точно про тебя
» (Маша Трауб «Нам выходить на следующей»)

«
Первая откровенно заявила, что «не терпит тихонь», потому-де в тихом омуте черти водятся, а вторая, ни слова не говоря, пребольно ущипнула Ганю, когда сидела за обедом рядом с нею на кухне, и хихикнула ей в спину, мигая плутоватыми глазами
» (Л. А. Чарская «Мастерская мадам Пике»)

«
По виду тиха, воды, кажись, не замутит, а должно быть, бедовая, ― в тихом омуте черти водятся»
(Д. С. Мережковский «Петр и Алексей»)

«
Недаром исстари люди толкуют, что в тихом омуте черти водятся, а в лесном болоте плодятся…»
(П. И. Мельников-Печерский «В лесах»)

«
Одинцова очень мила ― бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что… ― В тихом омуте… ты знаешь! ― подхватил Базаров»
(И. С. Тургенев

Так возникла поговорка «В тихом омуте черти водятся». О Я очень тихим-то не верю. Знаешь пословицу: в тихом омуте…? Во-вторых, в омуте черти водятся, согласно распространенным русским преданиям о нечисти. Пословицы и поговорки охотно используют писатели для придания выразительности характерам и в целом произведению.

Омут — глубокая яма на дне реки или озера. Водятся — 3 л. мн. ч. наст. вр. от гл. водиться (1 и 2 л. не употр.), несов. ‘иметься, бывать’. Тихий, внешне мало проявляющий себя человек способен на поступки, которых от него, казалось бы, нельзя было ожидать. Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии.

Т.Т. 1-2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. Жеребцов, Владимир Евгеньевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Жеребцов. Чтобы стать «крылатой», фраза должна основательно прижиться в народных устах. А это происходит только тогда, когда она убедительно и ёмко отражает какое-либо явление или событие.

Savva

В тихом омуте черти водятся

=== Глава первая ===

Теодор Нотт чувствовал безмерную усталость, а кроме того, его практически убивала тупая ноющая боль, поселившаяся где-то за глазными яблоками.

Проходил один из тех стандартных министерских приёмов, на которых у Тео даже не получалось вспомнить, по какому собственно случаю все собрались. Сам он вот уже пятнадцать лет нёс службу в отделе магического правопорядка, и за это время у него выработалось стойкое чувство брезгливости к подобным мероприятиям.

Неторопливо и сосредоточенно осматривал он окружавшую его, до тошноты знакомую толпу. На этих приёмах всегда и всё было одинаково — тот же зал, те же лица, те же дешевые еда и напитки, те же завистливые шепотки и фальшивые улыбки. В плохо оформленном помещении всегда отиралось слишком много бывших мужей, бывших любовников и других всевозможных «бывших». А в таком окружении глупо и наивно надеяться увидеть хоть малейший намёк на искренность среди общей притворной радости.

На секунду Нотта охватило внезапное острое желание всё бросить, покинуть этот театр абсурда и лжи, и, чтобы совсем уж не сорваться, он вынужден был сделать большой глоток довольно крепкого напитка из своего бокала. Почему-то сегодня Тео чувствовал нечто большее, чем ставшее уже привычным отвращение. Неприязнь бурлила в каждой клеточке его души. Странно, конечно, что такая острая реакция проявилась именно в этот вечер. Никогда раньше министерские приёмы не вызывали у него настолько сильного неприятия.

Может быть, дали о себе знать постоянные напряжение и стресс. Должность начальника Департамента уголовных расследований не очень-то располагала к спокойной жизни и расслабленности. Вообще-то, Теодор уже давно ходил по самому краю эмоциональной бездны. Так давно, что сейчас ему казалось, что он всегда был таким — взвинченным, напряжённым, как тетива лука, готовым в любой момент взорваться, всегда балансирующим на тонкой грани нервного срыва.

С другой стороны, возможно, Нотт был на взводе из-за новости, которую несколько минут назад сообщил Драко: его бракоразводный процесс с Гринграсс завершился. Да, скорей всего, именно из-за этого. Даже странно, как мгновенно и бесповоротно прозвучавшее известие выбило Теодора из равновесия. Оба, Драко и Астория — по-прежнему оставались его друзьями. Кроме того, он от всего сердца любил Скорпиуса, своего крестника, и очень дорожил взаимопониманием и доверием, которое сложилось между ними за годы общения. Тяжело было наблюдать за тем, как мальчик из счастливого, улыбающегося, избалованного любовью родителей ребёнка превращается в растерянного подростка с грустными глазами, явно не готового выбирать между матерью и отцом.

— Чёрт! — выругался Тео себе под нос. — Твою мать!

Он же детектив, в конце концов, и, казалось бы, должен был уже выработать твёрдость характера и хладнокровие. Ведь каждый день его окружала жестокость, шедшая рука об руку со смертью и болью. Но даже эта повседневная уголовно-преступная рутина не смогла подготовить Теодора к тому, насколько сильно он будет переживать горькие слёзы Астории и бессильное рычание Драко.

«Впрочем, может, на меня так действует этот долбаный кризис среднего возраста, о котором столько разговоров вокруг последние несколько лет? Кто знает? — вздохнул он про себя. — В следующем месяце мне будет сорок. Может, теперь настала моя очередь совершить что-нибудь глупое и из ряда вон выходящее? Слава Мерлину, у меня хотя бы нет жены, так что, по крайней мере, над моей головой не висит угроза развода».

Нахмурившись, он задумался, пытаясь определить, что же всё-таки чувствует в преддверии приближающегося дня рождения.

«Ну да, дата круглая и… неприятная. Это понятно. Но при чём здесь кризис?»

Прислушавшись к себе, Тео так и не смог отыскать никаких признаков надвигающейся «катастрофы». Ему стало очевидно, что этот пресловутый грёбаный кризис вовсе не являлся причиной его мерзкого сегодняшнего настроения. Дело было явно не в этом.

После того как его быстрое «внутреннее расследование» не дало никаких результатов, Тео огляделся вокруг, пытаясь выяснить, что же на самом деле вызвало его раздражение и беспокойство. Каким-то шестым чувством он понимал, что причина дискомфорта где-то совсем близко. Что-то нарушило заведённый порядок, и его натренированное чутьё отреагировало должным образом. Тёмно-голубые глаза профессионально-цепким взглядом скользили по знакомым лицам, ища подсказку.

Сначала он внимательно осмотрел друзей, сидящих рядом. На несколько секунд сосредоточил взгляд на Пэнси и её новом «ухажёре» Захарии. Наблюдая за ними, Тео не смог сдержать кривой ухмылки. Что-то подсказывало ему, что Пэнси до сих пор не победила свою одержимость блондинами. Будучи её другом многие годы, он уже давно потерял счёт её белокурым любовникам.

«Хм, похоже, что Драко оказал на неё слишком сильное влияние».

Тем не менее этот её новый придурок успел уже до чёртиков надоесть, потому что вёл себя как заносчивый сноб, а ещё имел привычку совершенно идиотским образом произносить слова в нос. Для кого-то это, возможно, и не имело значения, но Тео передергивало каждый раз, когда он видел или слышал его. Однако Пэнси выглядела счастливой рядом с этим дрочилой, а для Теодора это было достаточной причиной, чтобы держать своё мнение при себе. Иногда он чувствовал неподдельную зависть к Паркинсон, её лёгкому отношению к проблемам и стремлению радоваться жизни по максимуму. Ей было сорок, она была не замужем, но не унывала: парни вокруг неё менялись каждый месяц, и, честно говоря, ей было плевать на всё, связанное с этим дерьмом про кризис среднего возраста. Даже сегодня, на такой унылой вечеринке, она нашла способ развлечься.

Читайте также:  Буря в стакане воды толкование

«Молодец», — подумал Тео.

Пэнси сидела рядом с Малфоем, который выглядел если не совсем пьяным, то, по крайней мере, порядочно выпившим. Лицо его выражало мрачную отрешённость. На секунду их с Теодором глаза встретились, и старинный друг попытался улыбнуться. Слабая тень знаменитой малфоевской усмешки призраком скользнула по его губам и тут же исчезла, словно её и не было. Нахлынувшие на Тео шум в ушах и давление, распирающее виски, просигналили, что пора отвернуться от Драко и плещущейся в его глазах боли. Нотт быстро скользнул взглядом по Маркусу, Блейзу, Астории, Дафне и других товарищах-слизеринцах. Странным и немного жалким показалось то, что даже после двадцати двух лет они всё ещё собираются в группы по принадлежности к факультетам.

«Старые привычки умирают с трудом», — Тео невесело усмехнулся.

Правда, была, как минимум, одна объективная причина всем им держаться вместе. Как правило, слизеринцы на подобных мероприятиях выступали в роли спонсоров. Они не работали в Министерстве. Они, так сказать, оказывали материальную поддержку. После войны это была единственная возможность для тех, кто избежал заключения в Азкабан, вернуть былое положение в обществе и респектабельность. Таким образом они оплатили свои ошибки деньгами и продолжали оплачивать до сих пор. Слизеринцы, которые, подобно Тео, служили в Министерстве, в этой толпе были редким исключением.

Основная масса людей, на самом деле работающих в Министерстве Магии, находилась на другой стороне зала. Так же медленно, подмечая каждую мелочь, Тео перевел взгляд на них. Там сидели его коллеги: четверо сыщиков, которые работали под его началом, Поттер со своими аврорами и, конечно, весь отдел Магического правопорядка. Они были его сослуживцами, сотрудниками, но не друзьями. Неудивительно, что даже спустя почти шестнадцать лет работы бок о бок Поттер так и не стал для него просто «Гарри». Они по-прежнему продолжали называть друг друга по фамилиям.

«Да уж, старые привычки…» — подумал Тео и покачал головой.

Это был какой-то невероятный поворот судьбы, когда он, Теодор Нотт, пятнадцать лет назад был приглашён на работу в Министерство, причём в отдел магического правопорядка и никак ни меньше! У этого странного зигзага даже было лицо — лицо Грейнджер. Была ли она тогда уже Уизли? Тео не помнил. Его это не волновало. Он вообще никогда ею особо не интересовался — она всегда казалась ему слишком уж напористой и шумной. Ну и волосы у неё всегда были в ужасном беспорядке. Но именно она нашла Нотта, когда тот занимался расследованиями в своём небольшом частном сыскном агентстве. Потому что знала, что её приятель (а по совместительству — спаситель магического мира) не справится со своими обязанностями без помощи настоящего детектива, такого, который должным образом обучен и на самом деле знает, что такое искусство дедукции.

В то время как раз произошло печально известное отравление воды в Хогвартсе. Чудом никто из детей не пострадал. Тем не менее пять эльфов умерли, и Тео сразу понял, каким боком здесь замешана Грейнджер. Расследование застряло намертво. В течение нескольких недель аврорам не удавалось найти сколько-нибудь значимых улик. Естественно, родители подняли невообразимый шум, школе грозило закрытие, а Поттер уже несколько дней просто сходил с ума от беспомощности. Ну, и как всегда, всех спасла Грейнджер, которая нашла Нотта и попросила у него помощи.

Даже сейчас, пятнадцать лет спустя, Тео по-прежнему не мог объяснить себе, почему взялся за эту работу. Тем не менее он согласился, и совместными усилиями дело было раскрыто. После этого Поттер предложил Теодору работать в Министерстве вместе, и он (как ни странно) вновь согласился.

Нотт кивнул Гарри, встретившись с ним глазами, затем поприветствовал свою команду детективов, которые всегда сидели вместе с аврорами, и продолжил изучать публику. Как всегда, возле Поттера суетился клан Уизли. Не обращая особого внимания на всех этих рыжих, Тео перевёл взгляд дальше и в конце длинного ряда медноголовых боковым зрением уловило что-то, что выбивалось из общей картины — лицо. Женское лицо, если быть точным.

«Странно… Какая-то новая личность в семействе рыжеволосых?»

Он знал, что все Уизли мужского пола были пристроены, никаких новостей о разводах не слышал, а, будучи детективом, на слухи Теодор обращал особенно пристальное внимание, ведь львиная доля всех правонарушений и преступлений случались именно в кругу семьи, куда доступ посторонним ограничен.

Заинтригованный Нотт забыл и про головную боль, и про тошноту. Голубые глаза внимательно изучали персону, которую он почему-то никак не мог распознать. В общей массе рыжих Уизли женщина выделялась несколько бледным, но очень нежным цветом лица и тёмными глазами. У нее была короткая стрижка «под пикси», а изящное тело с мягкими изгибами облачено в маленькое чёрное платье, оставлявшее голыми плечи. Увы, посуда и понатыканные там и сям на столе дурацкие, безвкусные букеты загораживали от Теодора остальные детали. Таинственная ведьма стояла между Рональдом и Перси Уизли, практически зажатая их телами, но со своими чрезвычайно короткими волосами и бледным лицом, выглядела совершенно чуждой этой семье. Зато в глазах Тео она казалась чрезвычайно интригующей и соблазнительной. В то же время, внимательно рассматривая женщину, Нотт не мог избавиться от странного ощущения, что знаком с ней. Однако сопоставить вместе имя и лицо всё никак не удавалось.

Минуты шли, и Теодор раздражался всё сильней. Его по-прежнему не оставлял в покое вопрос:

«Кто она. Каштановые волосы, вероятно, карие глаза, бледная кожа, слегка вздёрнутый дерзкий нос…»

Нотт прикрыл веки, анализируя данные.

«Чёрт, я ведь знаю, кто она… точно знаю… вот он, ответ, крутится на кончике языка, нужен просто небольшой толчок, и…»

— Ни хера себе! Это что, Грейнджер? Что она с собой сотворила? Изменилась почти до неузнаваемости. Слушай, Тео, я не могу поверить, что это Грейнджер, — пьяный, растягивающий слова Драко наконец прекратил его мучения.

«Да, чёрт возьми! Конечно, это Грейнджер!»

Нотт поражённо распахнул глаза и увидел, что пока он ломал голову, пытаясь вычислить таинственную незнакомку, та двинулась со своего места и теперь быстро шагала, казалось, прямо к их столику. Все изгибы её тела, обтянутые маленьким чёрным платьем, теперь были отлично видны, и странно, конечно, но горло у Тео моментально пересохло, а сердце заколотилось, словно в приступе тахикардии. Он внимательно наблюдал, как Грейнджер маневрирует между столами, легко прокладывая путь в их сторону.

Какие-то совершенно глупые мысли закопошились в его голове:

«Почему она идет сюда? Дамская комната находится в другой стороне. Неужели она заметила, что я пялюсь на неё?»

Когда ведьма подошла уже совсем близко к их столику, Теодор опомнился и начал лихорадочно подбирать в больном и усталом мозгу подходящее ситуации приветствие. Но оказалось, что все его потуги были напрасны: она прошла мимо, кинув ему мимолётную улыбку и лёгкий кивок, и покинула зал через заднюю дверь.

— Проклятье! — проворчал Тео, почувствовав во рту горечь разочарования.

Непонятно почему его неудержимо влекло следом за ней, и Нотт, даже не собираясь бороться с этим странным притяжением, тут же вскочил на ноги, чуть не уронив стул. Последнее, что он услышал, прежде чем выйти за Грейнджер, был голос Драко, невнятно тянувший:

— Куда ты, Тео? Ты ведь ещё не уходишь?

Теодор повернулся к другу и торопливо пробормотал:

— Нет, Драко, нет. Мне просто нужен глоток свежего воздуха. Я вернусь через секунду, приятель. Не волнуйся, я не оставлю тебя здесь одного.

С этими словами он похлопал Малфоя по поникшему плечу и пошел вслед за таинственно, почти до неузнаваемости изменившейся Грейнджер.

Выскочив наружу, Теодор нашёл её прислонившейся к колонне и томно курящей сигарету. Услышав звучный хлопок закрывшихся тяжёлых дверей, Грейнджер развернулась к непрошеному гостю лицом. Ничего не говоря и ничего не делая, она просто стояла, неторопливо покуривая длинную тонкую сигарету, и наблюдала за ним своими спокойными шоколадно-карими глазами.

Некоторое время Тео тоже просто смотрел на неё, не желая говорить о чём-либо. Она действительно выглядела… по-другому. Изменилось лицо, фигура, грудь — абсолютно всё. Последний раз, когда Нотт видел её не через весь зал на министерском приёме, а вот так, совсем близко, был семь-восемь лет назад. Ему тогда ещё не выделили отдельного угла, а Грейнджер довольно часто приходила в гости в их общий с Поттером кабинет. В те времена она казалась ему то ли слишком простой, то ли слишком скучной, то ли слишком бесхитростной — он не хотел разбираться… Ей не хватало того неповторимого шарма, потрясающей атмосферы таинственности, что нравилась Тео в женщинах. Кроме того, её невероятная шевелюра безмерно его раздражала.

Теперь же, когда необузданная грива не оттягивала внимание на себя, Теодор наконец увидел, что из себя представляет Гермиона Грейнджер. Медленно, смакуя каждую деталь, он упивался её вечно вздёрнутым подбородком, полными, упрямыми губами, чётко очерченными скулами, высоким лбом. Вот только в глазах её уже не было той задорной искорки, которую Тео отлично помнил. Острый ум по-прежнему прослеживался, но взгляд был пронизан усталостью, или даже лёгким раздражением…. Хотя, может, Тео ошибался, и там застыла обыкновенная скука вперемешку с сарказмом? Он на самом деле не мог определить с точностью, что сейчас выражали глаза бывшей заучки.

Её очень короткая стрижка показалась Нотту чрезвычайно привлекательной, потому что теперь стала заметна красивая шея, и ничто не отвлекало внимания от мягких изгибов изящного тела. И вообще… с изгибами и пышностью у неё всё было в порядке… Настолько в порядке, что к Теодору с новой силой вернулась сухость в горле, а затихшее сердце в который раз заколотилось быстро и рвано.

Странно, как простая стрижка смогла изменить всю манеру поведения, делая человека совершенно неузнаваемым, как моментально она добавила загадку туда, где её никогда не было. Это казалось настолько невероятным, что походило на сумасшествие.

«Я не узнал Грейнджер — чистое безумие», — усмехнулся Нотт.

— Тео, может, поделишься шуткой? Я бы тоже с удовольствием посмеялась, — тихий голос застал врасплох, и он тут же перестал улыбаться.

Теодор помолчал, пристально вглядываясь в эту знакомую незнакомку, а затем сверкнул кривой ухмылкой.

— Угостишь сигаретой, Грейнджер? — спросил, приближаясь к колонне, на которую она опиралась.

— Эта — последняя, к сожалению, — пробормотала она, наблюдая за Тео с непонятным интересом. — Но я могу ею поделиться, если ты не возражаешь.

Что-то граничащее с вызовом сверкнуло в её глазах, и Нотт, пытаясь скрыть улыбку, выгнул бровь.

— Я не против, Грейнджер. А ты?

— Разумеется, нет, Тео. Хотя я против того, что ты до сих пор называешь меня Грейнджер. Не находишь, что это как-то по-детски?

И она вытянула обнаженную руку, передавая Теодору сигарету, которую курила. Он принял, затянулся и почувствовал, что сердечное стаккато отдаётся теперь не только в груди, но и пульсирует в месте, находящемся гораздо ниже.

Так они и стояли в тишине, по очереди затягиваясь и не отрывая друг от друга глаз. Тео весь процесс показался тревожно-возбуждающим, а к концу сигареты он точно знал, что окончательно погиб.

Ведьма отвернулась, чтобы потушить докуренную сигарету, и у Тео дыхание перехватило, когда он увидел её ягодицы, обтянутые чёрным шёлком платья.

«Мерлинова борода, когда Грейнджер успела стать такой соблазнительной?»

Восхитительный изгиб между узкой талией и роскошными бёдрами был так аппетитно обтянут облегающим платьем, что Тео хотелось застонать. С каким наслаждением он сейчас проследил бы эти манящие линии кончиками пальцев, ладонями, языком.

«Да не смеши, это же Грейнджер», — отругал он сам себя, по-прежнему не в силах оторвать взгляд.

Ситуация складывалась нелепая, даже не так — нереальная… Он, Теодор Нотт, был внезапно сражён желанием. Он хотел Гермиону Уизли. Здесь и сейчас. Эта идея, настойчиво трепещущая в голове, вызвала заметную реакцию в паху. Он покачал головой в полном недоумении и сунул руки в карманы, надеясь получить хоть какой-нибудь контроль над собой.

— Мне нравится твоя стрижка, — сказал он.

Грейнджер так и не повернулась к нему. Просто стояла там, на лестнице, молча вглядываясь в темноту. Свежий ночной воздух вызвал волну мурашек, и она поёжилась, обнимая себя в тщетной попытке согреться. Теодор глаз не мог отвести: кожа её мягко мерцала в тёплом свете газовых фонарей, а на затылке несколько непослушных прядок выбились из причёски. Даже коротко остриженные, они по-прежнему гордо и неукротимо завивались, словно напоминая о несговорчивом и упрямом, поистине достойном дикой львицы характере хозяйки.

И (твою же мать!) Тео знал, что сходит с ума, но ничего не мог поделать. Не желая сдерживать себя, он шагнул вперёд и прижался губами к этим бесстыдно манящим кудрям. Он намеренно оставил руки в ловушках карманов, потому что не собирался позволять себе лапать Грейнджер (чёрт, Гермиону!) здесь, на вонючей лестнице.

Понимая полнейшую бессмысленность своего поведения, Теодор по-прежнему упрямо целовал и покусывал нежную кожу шеи, в любую секунду ожидая упрёков, а может быть даже хлёсткого удара по лицу: её вспыльчивый характер знал каждый в волшебном мире.

Однако секунды шли, а отпора всё не было. Дыхание Гермионы стало неглубоким и прерывистым, и Тео, чувствуя всё больший голод и желание, вытащил руки из карманов, развернул ведьму к себе лицом и поцеловал в губы. Она не ответила, но и не остановила его. Несколько ободрённый, он обхватил её за талию и прижал к своему телу, откровенно демонстрируя, как сильно желает её.

Читайте также:  Слова для казаков разбойников с толкованием

И тут случилось невероятное: Гермиона наконец ожила, но, к огромному удивлению Нотта, не оттолкнула его прочь, не прокляла и не ударила, а сделала нечто совершенно противоположное. Пальцы её грубо вцепились в волосы Теодора, а губы настойчиво надавили на его, требуя большего. Поцелуй быстро перерос из лёгких чувственных прикосновений во взаимную болезненно-страстную необходимость, и он рискнул сдвинуть пальцы к покрытой тонким шёлком груди, а ртом скользнул ниже, к шее, вырвав у Гермионы мягкий тихий стон.

Увы, в следующее мгновение пара замерла, парализованная громкими хлопками и криками, доносящимися из помещения. Тео опомнился первым, выхватил палочку и бросился внутрь. Навстречу ему в панике бежали ведьмы и волшебники. Когда он ворвался в зал, то увидел картину полного разгрома: сломанные стулья и осколки фарфоровой посуды валялись на полу, в центре зала собралась плотная толпа, и ясно слышался голос Поттера, выкрикивающий приказы.

— Твою мать! — простонал Теодор, вытащил из нагрудного кармана свою тетрадь для записей и, плотно стиснув челюсти, пошёл к жертвам и полусумасшедшему от гнева Поттеру.

=== Глава вторая ===

Тео был уже почти на середине зала, когда Драко внезапно вскочил со своего места и бросился к Астории. Грубо схватив её за подбородок, он заорал:

Словно в замедленной съёмке, Теодор наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой: бледная, испуганная Астория пытается вырваться из рук Малфоя, Дафна с яростным выражением на лице тянется за палочкой, Блейз старается остановить возбуждённого сверх меры друга, Поттер со своими аврорами выходит из столбняка и бросается в эпицентр событий.

Не дожидаясь, пока случится что-нибудь непоправимое, Нотт вернул друга в реальность самым действенным способом — резко ударив того в челюсть. Инцидент мгновенно исчерпал себя, и безумное представление закончилось. Драко зарычал, бросив на Тео испепеляющий взгляд, но Асторию из стальной хватки выпустил. Отстранившись от бывшей жены, он молча сплюнул кровь на пол и без сил, с пустым и потерянным лицом, повалился на ближайший стул. Тут на сцену тихо, словно тени, скользнули четверо детективов, работающих под началом у Теодора, и занялись потрясёнными сёстрами Гринграсс и прочими, кто оказался вовлечён в конфликт. Поттер кивнул Нотту, явно одобряя быстроту и эффективность решения трудной ситуации, и отправил своих авроров успокаивать толпу, что, наконец, дало возможность Тео начать кропотливый и тщательный процесс сбора данных и улик.

Когда с обычной рутиной следственных действий было покончено, Теодор решил отправить детективов по домам.

— Отпускай ребят и можешь быть свободен. Если повезёт, ещё успеете несколько часов вздремнуть, — сказал он Энтони Голдстейну, наблюдая за тем, как медики из госпиталя Святого Мунго левитируют из зала четыре накрытых простынями трупа.

Нотт понимал: возвращаться домой самому смысла не было, потому что в таком состоянии заснуть всё равно не получилось бы. Его не знающий отдыха мозг продолжал напряжённо работать, поэтому гораздо продуктивней прямо сейчас, по свежим следам, разложить по полочкам всё то, что уже успели обнаружить детективы, и начать анализ полученных данных, чем бесцельно ворочаться в постели. Кроме того, если даже Теодору приспичит вздремнуть (что маловероятно), в рабочем кабинете стоит диван, на который всегда можно привалиться.

К счастью, никто не стал ему перечить. За годы совместной работы все в следственной команде настолько притёрлись друг к другу, что лишних объяснений никому не требовалось. Ребята знали, что сейчас их начальнику нужны одиночество, тишина, сигарета и бокал огневиски.

— Ладно, тогда увидимся утром, — ответил Энтони.

Тео почувствовал на себе его задумчиво-вопросительный взгляд и кивнул, пытаясь убедить коллегу и друга, что с ним всё в порядке. Голдстейн работал в группе Нотта уже четырнадцать лет, по праву считаясь его правой рукой и занимая должность старшего детектива.

— Не кури слишком много, босс, — Энтони ободряюще сжал плечо Тео и махнул рукой, подзывая остальных. — Ребята, уходим. Мы своё дело сделали.

Стивен, второй старший детектив, отсалютовал Теодору и вместе с Голдстейном отправился оттаскивать от места преступления двух более молодых и рьяных коллег, чтобы увести их домой.

Дождавшись ухода группы, Нотт внимательно огляделся и на одном из стоящих в отдалении стульев заметил мятую фигуру Малфоя. Вспомнив тот хаос, что друг успел сотворить всего пару часов назад, Тео нахмурился. Он подошел и похлопал того по плечу.

— Пора домой, Драко. Давай, я тебя провожу.

Друг поднял голову, и холодные серые глаза острыми ледышками царапнули Теодора.

Голос его становился всё выше и выше, а на лице с новой силой проступали признаки нарастающего гнева и истерики.

Сейчас, глядя на ярость в глазах Драко и расцветающий на скуле синяк, Нотт даже самому себе не мог толком объяснить, что заставило его ударить друга. Инстинкт, наверное, и годами отработанная автоматическая реакция на неожиданные ситуации, которой он давно научился доверять безоговорочно.

Теодор дружески сжал его плечо.

— Да успокойся ты, не заводись. Ну, врезал я тебе, но и ты меня пойми: я же не мог допустить, чтобы тобой занялись авроры. Никаких доказательств того, что Астория виновна, нет, а без этого я ничего не могу сделать. Ты же знаешь, как функционирует наша система. И потом… завтра, на трезвую голову, вся ситуация может показаться совсем в ином свете.

Малфой раздражённо скинул его руку и прошипел:

— Я сам доберусь домой. Мне не требуется провожатый.

Терпение Тео закончилось, и он рявкнул:

— Прекрати истерику, Драко. Если ты вдруг забыл, так напомню: Пэнси была и моим другом тоже. Не сомневайся, мы выясним, кто совершил убийства. А сейчас заканчивай скулить и пошли домой.

Его слова подействовали, и Малфой наконец успокоился. Пару минут спустя они вышли из камина в гостиной Мэнора. Там Теодор терпеливо дождался, пока Драко нацарапал короткую записку Люциусу, по опыту зная, что Малфоя-старшего всегда лучше держать должным образом информированным. После того, как письмо отправилось по назначению, он удостоверился, что друг принял сонное зелье, и ушёл.

Когда Нотт добрался до своей конторы, было уже далеко за полночь. В тихом и безлюдном Министерстве, как и каждую ночь, дежурила только пара авроров. Тео слышал приглушённый прикрытыми дверями разговор, шагая мимо их комнатушки по тускло освещённому коридору. Чуть дальше на этом же этаже его группе отводились два помещения: кабинет Тео и комната следователей, в которой с трудом умещались четыре стола, школьная доска и стремящиеся к бесконечности ряды шкафов с картотекой.
Страницы:

Почему в тихом омуте черти живут

Идея высказывания заключается в том, что не все, кажущееся смирным и спокойным, на самом деле является таковым. Где-то глубоко и незримо могут кипеть темные страсти и зреть неясная опасность, зловещие планы. Чаще всего эта поговорка относится к человеку.

Но наступает момент, когда «тихоня» вдруг совершает неожиданные и нехорошие поступки. Поговорка «В тихом омуте черти водятся» призвана, таким образом, предупредить о возможных неприятных неожиданностях, которые может преподнести человек безупречного внешне поведения. Народная мудрость, оформившаяся в русской поговорке, возникла в исконно русской среде и отражает местные реалии.

О значении пословицы «В тихом омуте черти водятся»

Своим появлением эта древняя русская пословица обязана славянским поверьям, по которым омуты являются местом обитания водяных («ходячих покойников»), чертей, одних из представителей нечистой силы. Считалось, что именно они затягивают купающихся на дно. В «Пословицах русского народа» В. И. Даля это выражение указано как «В тихом омуте (болоте) черти водятся» и приводится его аналог «В тихой воде омуты глубоки».

Омутом называется спокойный внешне участок реки или озера, на самом деле являющийся одним из самых глубоких, на дне которого к тому же часто присутствует водоворот, образуемый встречным течением. Опасность омута заключается в том, что видимый на поверхности реки водоворот осознаётся людьми как опасность, которой лучше избежать, обманчиво же тихая водная гладь никому не внушает опасений. Болото (в одном из вариантов пословицы) также отличается спокойной поверхностью, часто выглядящей надёжно и даже привлекательно, однако даже один шаг в болотную топь грозит гибелью.

Смысл этого народного выражения заключается в том, что внешность и манера поведения бывают обманчивы. Вспыльчивый и грубый человек может быть глубоко неприятен окружающим, но он предсказуем, а значит, неопасен. За фасадом же ложной скромности может таиться настоящая буря тёмных страстей, которая однажды найдёт выход.

К сожалению, данная пословица не утрачивает своей актуальности и в наши дни. Преступления маньяков, ни у кого не вызывавших абсолютно никаких подозрений, и даже, по характеристикам окружающих, отличавшихся редкой порядочностью и добросердечностью, свидетельствуют о правоте народной мудрости. К этому же явлению апеллируют современные песни («Rosenrot» немецкой группы Rammstein), фильмы («Юленька» реж. А. Стриженов), многочисленные книги.

Любопытно, что в других языках существуют подобные фразеологизмы, однако не всегда они имеют негативный окрас. Например, под английским выражением «Still waters run deep» («Тихие воды глубоки»), чаще всего можно понять характеристику человека, внезапно показавшего себя умным, начитанным, тонко чувствующим.

Омут есть, где-то здесь и черти

В тихом омуте черти водятся — человек есть загадка. Никто не знает, что он собой представляет на самом деле. Тихий, вежливый, спокойный, добропорядочный, интеллигентный вдруг превращается в жёсткого, грозного, резкого, громоподобного вершителя судеб…

Как переводить русские пословицы?

Омут чаще всего образуется в результате водоворота, рожденного встречным течением. Зловещая сила омута определяется его видимым спокойствием. Если посмотреть на ассоциативный ряд, вызванный словом омут, увидим мрачную и таинственную картину. Впрочем, сегодня исследователи аномальных явлений тоже расскажут немало историй о том, что некоторые современные озера и пруды «славятся» тем, что там видели чертей.

Они также выражают предупреждение о том, что смиренность и видимое благодушие может оказаться обманчивым. В Греции, например, говорят: «Опасайся тихой реки, а не бурной». Французы предостерегают: «Нет хуже той воды, которая спит». В Испании принято говорить о мнимом спокойствии так: «Молчаливая вода опасна». Поговорка украсила страницы романа «Горы и люди» Ю. Н. Либединского. Творчески переосмыслена она в повести «Кафедра» И. Грековой, в новелле «Царь-рыба» В. П. Астафьева, в романе Б. Л. Горбатова «Донбасс».

ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ. Этот разряд пословиц обнимает исторические события с древнейших времен и до позднейших. ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ЯЗЫЧЕСКИЕ ВЕРОВАНИЯ И ОБРЯДЫ. ПОСЛОВИЦЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ. ПОСЛОВИЦЫ. ОТРАЗИВШИЕ НРАВСТВЕННЫЕ ПОНЯТИЯ. ПОСЛОВИЦЫ НА РАЗНЫЕ ЖИТЕЙСКИЕ СЛУЧАИ.

В древности пословицы назывались «притчами». В скобках указан буквальный перевод испанского варианта на русский язык и даны пояснения, касающиеся этимологии некоторых испанских пословиц и поговорок. ПОСЛОВИЦЫ О БОГАТСТВЕ И БЕДНОСТИ. Это отразилось в следующих пословицах: «Из пуста дупла либо сыч, либо сова, либо сам сатана» (т.е. леший), «Всякому черту вольно в своем болоте бродить» (водяной), «В тихом омуте черти водятся). Быть в Риме и не видеть папы Римского.

В тихом омуте черти водятся

Одинцова очень мила — бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что…
«В тихом омуте
… ты знаешь!» — подхватил Базаров.

Тургенев. Отцы и дети. 14.

Греховодник ты, греховодник… Вот оно,
в тихом болоте черти живут
. Тихоня, скромник, а вот чем занимается.

П.И. Мельников. Именинный пирог.

Владыка чарусы — сам болотняник… Много, много чудес рассказывают лесники про эти чарусы… Чего там не бывает! Недаром исстари люди толкуют, что
в тихом омуте черти водятся
, а в лесном болоте плодятся.

П.И. Мельников. В лесах. 1, 15.

Ср.
Il n»est pire eau que l»eau qui dort.
Ср.

Mais il n»est, comme on dit, pire eau que l»eau qui dort.

Molière. L»imposteur (Tartuffe). 1, 1. M-me Pemelle.

Da fiume ammutito fuggi.

Под всякой
наклоненной головою
живет тысяча мошенничеств.

Quod flumen tacitum est, forsan latet altius unda.

Altissima quöque flumina minimo sono labuntur.

Глубочайшие реки те, которые текут с меньшим шумом.

Тихого моря глубину изучай!

Смотреть что такое «в тихом омуте черти водятся» в других словарях:

    В тихом омуте (болоте) черти водятся. В тихой воде омуты глубоки. См. ПРЯМОТА ЛУКАВСТВО В тихом омуте (болоте) черти водятся. См. СМИРЕНИЕ ГОРДОСТЬ В тихом омуте черти водятся. См. СУЩНОСТЬ НАРУЖНОСТЬ …

Нареч, кол во синонимов: 2 в тихом болоте черти водятся (2) тихий челов … Словарь синонимов

Въ тихомъ омутѣ черти водятся. Ср. Одинцова очень мила безспорно, но она такъ холодно и строго себя держитъ, что… «Въ тихомъ омутѣ …. ты знаешь!» подхватилъ Базаровъ. Тургеневъ. Отцы и Дѣти. 14. Ср. Грѣховодникъ ты, грѣховодникъ… Вотъ оно… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

Нареч, кол во синонимов: 2 в тихом омуте черти водятся (2) тихий человек спо … Словарь синонимов

В тихом болоте (омуте) черти водятся. См. ТИШИНА ШУМ КРИКИ … В.И. Даль. Пословицы русского народа

Писатель, род. в Москве 9 марта 1809 г., ум. в Петербурге 25 января 1879 г. Сын московского купца, давшего ему солидное первоначальное образование, он развился дома под влиянием своей матери, Аграфены Никитичны, передавшей ему свою живую,… … Большая биографическая энциклопедия

Нареч, кол во синонимов: 2 в тихом болоте черти водятся (2) в тихом омуте черти водятся (2) … Словарь синонимов

А; мн. черти, ей; м. 1. По религиозным представлениям: сверхъестественное существо, олицетворяющее собой злое начало, в образе человека, но с рогами, копытами и хвостом; дьявол, бес. Верить в домовых и чертей. Всем чертям назло (наперекор кому,… … Энциклопедический словарь

— I см. чёрт; в зн. вводн. сл. и межд. Выражает сильную досаду и раздражение. Чёрт! стукнул руку! Чёрт! уже десять часов! Ах, чёрт! Фу (ты) чёрт! Чёрт знает что такое! (безобразие! возмутительно!) Что за чёрт! (выражение недоумения, неудовольствия… … Словарь многих выражений

— (иноск.) щадить (церемониться) Ср. Смотри ей в зубы то! Я очень тихим то не верю. Знаешь пословицу: в тихом омуте… Островский. Сердце не камень. 1, 2. Ср. Чего ты им в зубы глядишь? Бей своих, чужие бояться будут. Какие это свои. В.И. Даль.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector