Толкование судом понятия юрисдикция статья 1 конвенции

II. Юрисдикция

27. Понятие юрисдикции тесно связано с понятием ответст­венности Государства. Оно описывает сферу действия Конвенции ratione loci.

Содержание этого понятия значительно развивалось. Сначала судебная практика уточнила, что оно не касается только терри­ториальной ответственности государственных властей, причаст­ных к делу. Другие действия или бездействие, совершенные за пре­делами территории этого Государства, могут быть также вменены государственным властям, стоит только установить причинную связь между разоблаченными действиями или бездейст­вием и этими властями. Судебная практика также распространи­ла сферу действия Конвенции на действия, якобы совершенные го­сударственными должностными лицами в рамках операций или военных миссий за границей. В силу этого факта, ответственность может быть возложена на это Государство вследствие этих дей­ствий. Однако, подтверждая принцип, Суд пришел к уточнению своей доктрины, сильно ограничив применение этого понятия вне территориальной ответственности. Он определил, что Конвенция является многосторонним международным договором, действую­щим в контексте местных условий, в особенности в правовой сфе­ре Государств-участников. Распространение понятия юрисдикции на действия, совершенные за пределами территории этих Госу­дарств, является исключительным фактом, нуждающимся каждый раз в особом обосновании в зависимости от обстоятельств кон­кретного дела.

В отношении вопроса о передаче государственных полномочий в пользу международных организаций Суд утвердил принцип, со­гласно которому подобная передача является законной, лишь бы права, гарантированные Конвенцией, продолжали обеспечиваться в рамках этих организаций.

28. Действительность действий, совершенных Правитель­ством, не признаваемым таковым международным сообщест­вом. Суд отмечает, что «при аналогичных обстоятельствах между­народное право признает законность некоторых юридических договоренностей и действий, например регистрации рождения, смерти и брака, «последствия которых могут игнорироваться лишь в ущерб жителям той или иной территории»» (Loizidou, (no существу),45).

29. Юрисдикция (ст. 1) и территориальная сфера действия Конвенции (ст. 56). «Статья 1 Конвенции должна читаться в кон­тексте статьи 56. На самом деле, механизм Конвенции предоставля­ет Государству возможность распространить Конвенцию на терри­тории, за внешние сношения которых оно несет ответственность, путем заявления на основании этой последней нормы, в результате чего вопросы, касающиеся этих территорий, относятся к юрисдик­ции заинтересованной Высокой Договаривающейся Стороны. Суще­ственным элементом системы статьи 56 является то, что заявление, которое распространяет Конвенцию на территорию, о которой идет речь, делается до того, как Конвенция распространится на действия властей вышеназванной территории, либо на политику Правительства Договаривающейся Стороны по исполнению обязанностей по от­ношению к вышеуказанной территории» (Yonghong, Dec.).

30, Внетерриториальная ответственность Государства, «»Юрисдикция» не ограничивается национальными территориями Государств — участников Конвенции. Ответственность Государст­ва-участника распространяется на те случаи, когда любое действия его властей приводят к определенным последствиями за пределами вышеназванной территории» (Drozdet Janousek, 91).

31, Понятие юрисдикции. Значение, которое следует прида­вать словам «находящийся под их юрисдикцией», «Если касаться «обычного значения» соответствующего термина в статье 1 Конвен­ции, Европейский Суд удовлетворен тем, что с точки зрения между­народного публичного права юрисдикционная компетенция Госу­дарства является в первую очередь территориальной. Если международное право не исключает экстратерриториального осуще­ствления юрисдикции Государством, предложенная основа такой юрисдикции (включая гражданство, флаг, дипломатические и кон­сульские отношения, влияние, защиту, пассивную персональность и универсальность), как правило, определена и ограничена суверен­ными территориальными правами других суверенных Государств» (Bankovic et al., Dec., 59).

32, Понятие юрисдикции. Территориальные ограничения. «Ни дух, ни положения статьи 56, предусматривающей распростра­нение действия Конвенции на территории за пределами собственно территории Высоких Договаривающихся Сторон, не допускают отрицательного толкования в смысле ограничения понятия «юрис­дикция» в значении статьи 1 лишь частью территории» (Ilascu et al, Dec.).

33, Публично-правовое предназначение Конвенции. Террито­риальная сфера действия этого документа. «Конвенция является многоязычным договором, действующим в соответствии со стать­ей 56 в исключительно региональном контексте, а именно в право­вом пространстве (espace juridique) Договаривающихся Госу­дарств (. ). Конвенция не предназначена для применения во всем мире, даже в связи с действиями Договаривающихся Государств. Следовательно, Европейский Суд ссылался на желание избежать пробелов или вакуума в защите прав человека при установлении юрисдикции, только если территория являлась бы таковой, что она при особых обстоятельствах обычно подпадала бы под действие Конвенции» (Bankovic et al, Dec., 80).

Читайте также:  Дайте толкование следующим пословицам определите тему пословицы

34, Понятие юрисдикции: вменение вины Договаривающейся Стороне. «»Юрисдикция» в соответствии со статьей 1 Конвенции не ограничивается национальными территориями Государств — участников Конвенции. Ответственность Государства-участника распространяется в равной степени и на те случаи, когда любое дей­ствие или бездействие его властей приводит к определенным по­следствиям за пределами его территории. Применительно к настоя­щему делу Суд считает, что в свете принципов международного права об ответственности Государства особенно важно, что вопрос о ней может возникнуть и тогда, когда в результате военных действий, законных или незаконных, Государство получило возможность осу­ществлять эффективный контроль над территорией, находящейся за пределами его национальных границ.

Обязательства обеспечить на такой территории права и свободы, гарантируемые Конвенцией, вытекают из факта контроля над ней со стороны Государства — члена Конвенции, независимо от того, осу­ществляется ли он вооруженными силами данной страны или эта территория контролируется подчиненной ему местной администра­цией» (Loizidou, (no существу), 52).

35, Понятие юрисдикции. Территориальный характер поня­тия. «Соответственно, например, компетенция Государства по осу­ществлению юрисдикции в отношении их собственных граждан за границей является частью территориальной компетенции этого или иного Государства. К тому же, Государство может фактически не осуществлять юрисдикцию на территории другого Государства без его согласия, предложения или уступки, если только первое не явля­ется Государством, оккупировавшим последнее, и в таком случае может быть признано, что оно осуществляет юрисдикцию на этой территории как минимум в нескольких отношениях». (Bankovic et al, Dec., 60).

36, Понятие юрисдикции. Территориальный характер поня­тия. «Таким образом, Европейский Суд придерживается мнения, что статья 1 Конвенции должна рассматриваться как отражающая это обычное, главным образом территориальное понятие юрисдик­ции, в то время как иные основания юрисдикции являются исключительными и требующими особого обоснования при определенных обстоятельствах в каждом деле» (Bankovic et al, Dec., 61).

37. Понятие юрисдикции. Территориальный характер поня­тия. Военные миссии. Внетерриториальная ответственность Го­сударств — участников Конвенции. «Хотя проводился ряд военных операций, в которых участвовали Договаривающиеся Государства, действуя экстратерриториально после ратификации ими Конвенции (inter alia, в Персидском заливе, в Боснии и Герцеговине и в СРЮ), ни одно Государство не выразило убеждения, что его экстратерри­ториальные действия влекут за собой осуществление юрисдикции по смыслу статьи 1 Конвенции (. ), и Европейский Суд не нашел ка­ких-либо оснований, чтобы признать довод заявителей, что статья 15 Конвенции охватывает все «военные действия» и «чрезвычайные ситуации» в целом, происходящие как на территории Договариваю­щегося Государства, так и вне ее. Действительно, сама статья 15 Конвенции должна читаться в свете ограничения «юрисдикции», за­крепленной в статье 1 Конвенции» (Bankovic et al, Dec., 62).

38. Понятие юрисдикции. Действия Государств-участников, совершенные или повлекшие последствия за пределами их тер­риторий. «Формулировка статьи 1 Конвенции не содержит какого-либо подтверждения предложения заявителей о том, что позитивное обязательство в статье 1 Конвенции по обеспечению «прав и свобод, определенных в разделе 1 настоящей Конвенции», может быть раз­делено и создано согласно конкретным обстоятельствам такого экс­тратерриториального действия, и он рассмотрел в связи с этим свою позицию, подтвержденную текстом статьи 19 Конвенции» (Bankovic et al, Dec., 75).

39. Понятие юрисдикции. Территориальные ограничения. Действия вооруженных сил за границей. «Европейский Суд отметил, что понятие «юрисдикция» в значении статьи 1 Конвенции не огра­ничивается пределами национальной территории Высоких Догова­ривающихся Сторон. Например, их ответственность может возни­кать и в связи с действиями их властей, имеющие последствия и за пределами их собственной территории. Кроме того, с учетом пред­мета и целей Конвенции, ответственность Договаривающейся Сто­роны может возникать и в тех случаях, когда в результате военных действий — законных или противозаконных — Сторона фактически контролирует районы, находящиеся за пределами ее национальной территории. Обязательство по обеспечению прав и свобод, преду­сматриваемых Конвенцией, основывается на факте такого контроля, независимо от того, как он осуществляется — непосредственно, с использованием вооруженных сил или через подчиненную местную администрацию» (Ilascu et al., Dec.).

Читайте также:  Пиголкин а с толкование нормативных актов в ссср

40. Ответственность Государства-участника за действия, вменяемые третьему Государству. Конвенция не обязывает Госу­дарств-участников предписывать свои нормы третьим Государст­вам или территориям. «Требование подобного контроля таким об­разом, что юрисдикция, не связанная Конвенцией, применяет принципы, вытекающие из нее, противодействовало бы современ­ной тенденции к усилению международной взаимопомощи в право­вой сфере; эта тенденция выгодна для заинтересованных лиц. Госу­дарства-участники, тем не менее, должны остерегаться оказания помощи, если окажется, что осуждение является результатом оче­видного отказа в правосудии» (Drozdet Janousek, 110).

41. Понятие юрисдикции. Действия и бездействие, могущие быть вмененными частным лицам. Ответственность Государ­ства, «Имевшие место случаи соглашательства или попустительст­ва властей какой-либо Договаривающейся Стороны конкретным действиям частных лиц, нарушающим гарантируемые Конвенцией права других лиц, подпадают под его юрисдикцию, что может по­влечь ответственность этого Государства в соответствии с Конвен­цией. Возможны и другие варианты выводов в рамках обязательства, содержащегося в статье 1 Конвенции» (Chypre с. Turquie,81).

42. Понятие «юрисдикции». «Суд напоминает (. ), что если статья 1 устанавливает пределы действия Конвенции, понятие «юрисдикции» в смысле этой нормы не ограничивается националь­ными территориями Государств — участников Конвенции. Напри­мер, в соответствии с практикой Суда экстрадиция или высылка ли­ца Государством-участником может создать проблему с точки зрения статьи 3, и, следовательно, может возникнуть вопрос об от­ветственности конкретного Государства на основании Конвен­ции (. ). Кроме того, ответственность Государства-участника рас­пространяется в равной степени и на те случаи, когда любые действия его властей приводят к определенным последствиями на и за пределами его территории (. ).

Принимая во внимание объект и цель Конвенции, вопрос об от­ветственности Государства-участника может возникнуть и тогда, когда в результате военных действий, законных или незаконных, Государство получило возможность осуществлять эффективный контроль над территорией, находящейся за пределами его нацио­нальных границ. Обязательства обеспечить на такой территории права и свободы, гарантируемые Конвенцией, вытекают из факта контроля над ней со стороны Государства — члена Конвенции, не­зависимо от того, осуществляется ли он вооруженными силами дан­ной страны или эта территория контролируется подчиненной ему местной администрацией» (Loizidou, Предварительные возраже­ния, 62).

43. Понятие юрисдикции. Действия, вменяемые представите­лям Государства за границей, «В некоторых отношениях, граждане Государства-участника находятся под его юрисдикцией, даже когда они имеют место жительства или пребывания за границей; (. ) в частности, дипломатические и консульские представители своей ро­дины осуществляют ряд служебных обязанностей, исполнение кото­рых может, в исключительном случае, повлечь ответственность это­го Государства на основании Конвенции» (D 1611/62, Ann., Vol. 8, p.159, spec. p. 169).

44. Понятие юрисдикции. Действия, вменяемые представите­лям Государства за границей. «Должностные лица Государства, включая дипломатических представителей и консулов, привлекают лиц и имущество под юрисдикцию этого Государства в той мере, в какой они осуществляют свою власть над этими лицами или этим имуществом. Как только права последних окажутся ущемленными в результате действий или бездействия этих должностных лиц, вста­нет вопрос об ответственности Государства» (D 17392/90, DR 73, р. 193, spec. p. 199).

45. Внетерриториальная ответственность Государства. «Комиссия считает, что это понятие не ограничивается националь­ными территориями Государств — участников Конвенции. Из фор­мулировки, особенно французской версии, и цели вышеназванной статьи вытекает, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязаны обеспечивать права и свободы каждому, находящемуся под их вла­стью и ответственностью, независимо от того, осуществляется эта власть на их территории или за границей» (D 6780/74 et D 6950/75, Chypre с. Turqie, DR 2, p. 125, spec. p. 138).

46. Внетерриториальная ответственность Государства. «Граждане Государства, включая зарегистрированные морские и воздушные суда, подпадают частично под его юрисдикцию там, где они находятся, а (. ) представители Государства, включая диплома­тических или консульских представителей и вооруженные силы, не только остаются под его юрисдикцией, когда они находятся за гра­ницей, но и делают так, что под юрисдикцией Государства находят­ся любое лицо и имущество в той мере, в какой эти представители осуществляют свою власть над этими лицами или этим имуществом. Ответственность возлагается на Государство в той мере, в какой своими действиями или бездействием они наносят ущерб этому имуществу или этим лицам» (D 6780/74 et D 6950/75, Chypre с. Tur­qie, DR 2, p. 125, spec. 150; D 15299/89, 15300/89 et 15318/89, Chrysostomos, Papachrisostomou et Loizidou c. Turqie, DR 68, p. 216, spec. p. 281).

Читайте также:  Грязная вода толкование сна

47. Внетерриториальная ответственность Государства. «Понятие юрисдикции в смысле статьи 1 не ограничивается терри­торией Государства — участника Конвенции и может, в некоторых случаях, распространяться на проблемы, возникающие за пределами его территории» (D 16137/90, Bui Van Thanh с. Royaume-Uni, DR 65, p. 330).

48. Юрисдикция Государства: передача полномочий в пользу международных организаций. «Конвенция не запрещает Государ­ству-участнику передавать полномочия международным организа­циям. Однако Комиссия напоминает, что «если Государство имеет договорные обязательства и заключает впоследствии другой между­народный договор, который больше не позволяет ему исполнять обязательства, которые оно взяло на себя в силу первого договора, оно привлекается к ответственности за любое нарушение обяза­тельств, в силу этого факта, которые оно имело в силу предшест­вующего договора» (. ). Комиссия считает, что передача полномо­чий не исключает с необходимостью ответственности Государства в силу Конвенции, когда речь идет о переданных полномочиях. При ее отсутствии гарантии, предусмотренные Конвенцией, могли бы быть ограничены или упразднены без всякого основания и, таким обра­зом, лишены принудительного характера. Объект и цель этого документа о защите человеческих существ (Конвенция) призывают к по­ниманию и применению его положений так, чтобы его требования были конкретными и реальными (. ). Передача полномочий между­народной организации не будет противоречить Конвенции при ус­ловии, что в этой организации фундаментальные права получат рав­ноценную защиту» (D 13258/87, М & Со. С. Rep. Federate d’Allemagne, DR 64, p. 138, spec. 152).

49. Создание международных организаций и ответствен­ность Договаривающихся Государств на основании Конвенции. Особый случай: возможность обращения в суд. «По мнению Суда, если Государства создают международные организации в целях сотрудничества в определенных сферах деятельности или усиления их сотрудничества и если они передают полномочия этим организаци­ям и предоставляют им иммунитет, защита основных прав может быть ими предоставлена. Тем не менее, было бы противоречащим цели и объекту Конвенции, если бы Государства-участники были таким образом освобождены от ответственности с точки зрения Конвенции в конкретной сфере деятельности. Необходимо напом­нить, что Конвенция имеет своей целью защиту не теоретических или иллюзорных прав, а прав конкретных и действительных. Это замечание относится в частности к праву на обращение в суд, при­нимая во внимание видное место, которое занимает в демократиче­ском обществе право на справедливый процесс» (Waite et Ken­nedy, 67).

50. Ответственность Высоких Договаривающихся Госу­дарств с точки зрения Конвенции. «Если Государства создают ме­ждународные организации в целях сотрудничества в определенных сферах деятельности или усиления их сотрудничества и если они передают полномочия этим организациям и предоставляют им им­мунитет, защита основных прав может быть ими предоставлена. Тем не менее, было бы противоречащим цели и объекту Конвенции, если бы Государства-участники были таким образом освобождены от ответственности с точки зрения Конвенции в конкретной сфере дея­тельности. Для того чтобы определить, является ли иммунитет меж­дународной организации перед национальными судебными органами приемлемым с точки зрения Конвенции, важно рассмот­реть, существуют ли другие разумные пути эффективной защиты прав, гарантированных Конвенцией» (Prince Hans-Adam II de Liech­tenstein, 48).

51. Компетенция Суда. Действия Европейского сообщества. Передача полномочий. Ответственность Государств — участ­ников Конвенции. «Суд отмечает, что действия Европейского сооб­щества не могут быть оспорены как таковые в Суде, так как Сооб­щество как таковое не является участником Конвенции. Конвенция не исключает передачи полномочий международным организациям, только бы права, гарантированные Конвенцией, продолжали «обес­печиваться». Подобная передача не исключает ответственности Го­сударств-участников» (Matthews, 32).

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector