Толкование стихов омара хайяма

Начало читать тут: Тайнопись Омара Хайяма

Мы знаем Хайяма, как поэта, но помимо этого он был математиком и философом (мудрецом).

Форма рубаи (кстати, слово рубаи не склоняется), которою использует Хайям принадлежит не ему. Автором этой замечательной формы является поэт Рудаки (основоположник персидской поэзии).

Но тогда рубаи была не твёрдой формой, которой нужно следовать безукоризненно, а свободной от всех канонов.

Твёрдой формой рубаи стала благодаря рубайяту (сборнику) Омара Хайяма. И с тех пор каждый, кто хотел писать рубаи должен был следовать определённому канону.

Это обязательные 12 слогов по схеме 6/6. Четыре строки со свободной рифмой в 3 строке.

Вот что зашифровано в самой форме:

Плюс она указывает на число духовного совершенства число 3.

Единство троицы: Бог + Поэт + Муза (вдохновение), которое позже перешло в: Отец, Сын и Святой Дух.

6/6 (число слогов до паузы и после паузы) – это 12 месяцев.

Две строки рубаи – 24 часа в сутки.

Вот так то, дорогие мои.

А дальше, как и обещал расшифровка ещё одного рубаи Омара Хайяма:

Поутру просыпается роза моя,

На ветру распускается роза моя.

О, жестокое небо! Едва распустилась —

Как уже осыпается роза моя.

Несмотря на красоту этого рубаи, оно рассказывает нам о неизбежности:

И когда только начинает что-то понимать в жизни, ему пора уходить.

Но об этом в следующий раз.

“В гостях у Волшебника” Канал с авторскими стихами и рассказами, а также с рассказами о Востоке, восточной философии и о писательском мастерстве.

Аристарх Ромашин ” — Канал-дневник персидского поэта и писателя, который пишет под псевдонимом Аристарх Ромашин. Пробы пера. Писательские советы. Мысли автора.

Месть женщины (Женщина может быть заботливым ангелом, если окружена любовью. Но та же женщина может и коварно мстить, если окружена беспричинной жестокостью.)

Жизнь не вечна (Дима Петровский такой же человек, как и мы с вами. У него есть жена, есть дочь, есть работа. Однако, от нас он отличается тем, что в 16:55 его сердце остановится. )

Долой царя (Фельетон об ошибочном мышлении молодежи)

Хочу стать писателем (фельетон, в конце которого волшебный рецепт для тех, кто хочет стать писателем)

Источник

Омар Хайям: очевидное и скрытое в творчестве одного из самых загадочных поэтов

В истории мировой литературы Омар Хайям – один из самых загадочных поэтов. Ни один другой поэт не прославился настолько своими стихами, при этом в их совершенно неверном понимании

В персидских стихах часто бывает два смысловых уровня – внутренний и внешний. В Персии (Иране) Омара Хайяма нередко воспринимают как возвышенного учителя-мистика, а его «Рубайат» – как суфийский текст с зашифрованными тайными знаниями.

В истории мировой литературы Омар Хайям – один из самых загадочных поэтов. Ни один другой поэт не прославился настолько своими стихами, при этом в их совершенно неверном понимании.

«. К сожалению, большинство западных читателей воспринимают Омара как языческого поэта эротики и пьяницу, которого интересует только вино и земные удовольствия. Это характерное недоразумение имеет место и по отношению к суфизму вообще. Запад судит об Омаре, исходя из собственных представлений. Но если мы хотим понять Восток, нужно попытаться взглянуть на восточные тексты глазами людей, живущих там, – пишет профессор Чарльз Хорн в предисловии к «Рубайяту» Омара Хайяма (1917 год).

Поэзия Омара Хайяма явилась всему миру в английских переводах Эдварда Фитцджеральда, представившего его как материалиста-безбожника. В биографическом очерке «Омар Хайям – персидский астроном и поэт» он писал: «Не сумев найти Судьбы и Провидения, а также иного, чем наш, мира, он решил извлечь максимум из того, что есть. Он предпочитает успокаивать душу, предоставляя чувствам те из окружающих вещей, которые они требуют, а не заботиться о том, что лишь может быть потом…».

По мере появления новых переводов Хайяма началась полемика относительно представления образа поэта Фитцджеральдом. Все больше ученых склонялись к пониманию поэзии Хайяма как мистической философии. Он использовал термины из мистического словаря поэтов-суфиев. Так, одной из центральных тем «Рубайата» была тема вина.

Четыре разных вина. Тайнопись и духовная интерпретация в творчестве Омара Хаяма

Слово «вино» у Хайяма представляет собой некий шифр, который имеет несколько смыслов.

1. Вино — это лучшее в жизни

Вино – это лучшее в жизни: молодость и любовь; весна и цветение садов; научное познание мира и общение с друзьями; старость и мудрость; афористичные стихи и умный спор. Это истинные ценности Бытия.

Вино – поток живых страстей и жизненных перипетий; течение времени. Ассоциируется с кровью.

Ты винный мой кувшин расколотил, Господь!
Из радости изгнал и дверь забил, Господь!
Багряную струю небрежно пролил наземь.
Да чтоб мне землю есть! – Ты пьяным был, Господь?!

«Горькое» или «мутное вино», «осадок в кубке» – постепенно накапливающаяся с годами душевная усталость.

Не только в пятницу не перестану пить,
Горчайшее вино и в дни поста мне пить.
Но я-то чистый сок в бочонок лил. Всевышний,
Не делай горьким сок! – тогда не стану пить.

Вино как символ опьянения божественной любовью и радостью, опьянения от познания истины.

Ты каплей жидкости в отцовских чреслах был,
Вчера тебя исторг огонь – любовный пыл,
А завтра высохнешь, и прах развеет ветер.
Дано мгновение, чтоб ты вина попил.

Источник фотографии: wallpaperwarrior.com

Смысл образов Хайяма был досконально раскрыт в исследовании «Вино мистики. Духовный взгляд на «Рубайат» Омара Хайяма» Парамахамсы Иогананды в начале 30-х гг. XX в. Он открыл, что за внешними образами Омара Хайяма скрыто глубокое понимание радости и смысла человеческого существования.

Читайте также:  Знаки на кофейной гуще толкование фото

О чем говорится в стихе «Испей вина! В земле заснешь навечно ты»

Оригинал (перевод)

Испей вина! В земле заснешь навечно ты.
Без милой, без врага, без друга, без четы.
Загадку не постичь, хотя слова просты:
«Вторично не цветут увядшие цветы»

Тайнопись

Испей вина! // обрети вечно свежее духовное знание
В земле заснешь навечно ты. // элементы физического тела всегда смешиваются с землей
Без милой, без врага, без друга, без четы. // это бренное тело больше не будет наслаждаться мирскими радостями и человеческим общением
Загадку не постичь, хотя слова просты:
«Вторично не цветут увядшие цветы» // каждое воплощение уникально

Духовная интерпретация

Будь достаточно мудр, чтобы за оставшийся короткий отрезок времени отвлечь внимание души от мимолетных удовольствий и приобщиться к вечной и всегда свежей Духовной Радости. Когда это бренное тело низойдет в прах, оборвутся все связанные с ним наслаждения и человеческие контакты. И все, кто был связан с тобой, в свой черед лишатся своих временных форм. Этот цикл мироздания не имеет конца. Ни один смертный не может избежать закона кармы (связанности последствиями эгоцентричных действий, ведущих к повторению рождений и смертей), пока не освободит свою душу богопознанием.

О чем говорится в стихе «Великие, что знанья стяг взметнули»

Оригинал (перевод)

Великие, что знанья стяг взметнули,
Светилами поэзии сверкнули,
И те из мглы не вырвались ночной:
Нам рассказали сказку – и уснули.

Тайнопись

Духовная интерпретация

О чем говорится в стихе «Так как все за меня решено в вышине»

Оригинал (перевод)

Так как все за меня решено в вышине
И никто за советом не ходит ко мне –
Зачерпни-ка мне в чашу вина, виночерпий:
Выпьем! Горести мира утопим в вине.

Тайнопись

Так как все за меня решено в вышине
И никто за советом не ходит ко мне – // без нашего сознательного согласия
Зачерпни-ка мне в чашу вина, виночерпий: // благодаря интуиции обретем божественное сознание.
Выпьем! Горести мира утопим в вине. // избавимся от невежественных мыслей и низшего сознания.

Духовная интерпретация: Кажется, что нас поместили в мир, даже не спросив нашего согласия, и точно так же скоро выселят из него. Пребывая в невежестве, большинство людей не понимают, что они первоначально попали на землю как соучастники игры Бога. Нет смысла плакать над тем, что непременно случается со всеми, кто живет и умирает во внешнем сознании. Лучше осознать божественную природу своей души и обрести в этом свою бессмертную свободу.

Кто же такой Омар Хайям

Рубаи, сборник стихов Хайяма. Источник фотографии: masterberg.net

В 1941 году один из его биографов Свами Говинда Тиртха опубликовал одно из самых подробных жизнеописаний поэта, в том числе на основе биографических свидетельств современников Хайяма.

Полное имя поэта – Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Слово «Хайям» буквально означает «палаточный мастер», от слова «хайма» – палатка.

О молодых годах Хайяма, родившегося 18 мая 1048 г., почти нет сведений. Согласно источникам, в семнадцать лет он достиг глубоких знаний во всех областях философии, и обладал великолепными природными способностями и памятью.

Свое образование Хайям начал в Нишапурском медресе – в то время Нишапур, расположенный на востоке Ирана в древней культурной провинции Хорасан, был крупным городом XI века с населением в несколько сот тысяч человек. Он был знаменит своими библиотеками, с XI века в городе действовали школы среднего и высшего типа – медресе. Нишапурское медресе имело в то время славу аристократического учебного заведения, готовящего крупных чиновников для государственной службы. Завершал он образование в Балхе и Самарканде.

Обучение Хайяма ознаменовалось выходом первой самостоятельной научной работы «Проблемы арифметики», рукопись которой не был найдена до сих пор. О содержании рукописи можно только догадываться, опираясь на труды учеников и последователей Хайяма, например, на трактат Насир ад-Дина ат-Туси «Сборник по арифметике с помощью доски и пыли».

Наука процветала при дворе

Во времена Хайяма ученый, ввиду своей бедности мог регулярно заниматься наукой только при дворе того или иного правителя, занимая одну из четырех должностей: секретаря (дабира), поэта, астролога или врача. Судьба ученого зависела от милости или немилости правителя, его нрава и капризов, от придворных интриг и дворцовых переворотов. Так и судьба Хайяма во многом определялась сменяющими друг друга покровителями, которых ученый в своих трудах упоминал и благодарил.

Правители XI века переманивали друг у друга образованных царедворцев, а самые могущественные забирали к себе безо всякого спроса прославившихся ученых и поэтов.

Благодаря своему алгебраическому трактату Хайям был обласкан главным судьей Самарканда Абу Тахиром Абд ар-Рахманом ибн Алаком. Позже Хайяму покровительствовал бухарский правитель Шамс ал-Мулука.

В 1074 г. после длительного противостояния сельджукам Шамс ал-Мулук признал себя вассалом султана Малик-шаха. Этот год стал знаменательной датой в жизни Хайяма: он был приглашен в столицу огромного Сельджукского государства Исфахан ко двору Малик-шаха для руководства реформой иранского солнечного календаря. Так начался двадцатилетний период его плодотворной и блестящей научной деятельности.

В эти годы им были написаны: математический труд «Комментарии к трудностям во введениях книги Евклида», а также Четверостишия гедонического характера. Из философских работ Омара до нас дошли только 5, среди которых – «Трактат о бытии и долженствовании», «Ответ на три вопроса».

Спокойная жизнь Омара Хайяма закончилась

Этот спокойный период жизни Омара Хайяма при дворе Малик-шаха закончился в конце 1092 года со смертью султана.

Читайте также:  Мерзость запустения реченную через пророка даниила толкование

В то время Исфахан был одним из главных центров исмаилизма – религиозного антифеодального течения в мусульманских странах. В конце XI века исмаилиты развернули активную террористическую деятельность против господствовавшей тюркской феодальной знати. В конце концов Исфаханская обсерватория пришла в запустение и была закрыта.

Исфахан, современное состояние. Источник фотографии: nosikot.livejournal.com

О позднем периоде жизни Омара Хайяма известно также мало, как и о его юности. Источники указывают, что некоторое время Омар Хайям пребывает в Мерве, а затем отправляется в хадж в Мекку.

Последние годы своей жизни он провел в Нишапуре, возможно, он преподавал в Нишапурском медресе, имел небольшой круг близких учеников, изредка принимал искавших встречи с ним ученых и философов, участвовал в научных диспутах.

Наиболее вероятная дата его смерти – 4 декабря 1131 г.

Источник

Омар Хайям

Омар Хайям Гиясаддин Абу-ль-Фатх ибн Ибрахим — персидский и таджикский поэт, математик, философ, астроном, астролог и кулинар. Всемирно известные философские четверостишия — рубаи проникнуты гедоническими мотивами, пафосом свободы личности, антиклерикальным вольнодумством. В математических трудах дал изложение решения уравнений до 3-й степени включительно. Знак зодиака — Телец.

Омар Хайям родился 18 мая 1048 года в Нишапуре. Большую часть жизни провёл в Балхе, Самарканде, Исфахане и других городах Средней Азии и Ирана. В философии был последователем Аристотеля и Ибн Сины.

Математические сочинения Омара Хайяма, дошедшие до наших дней, характеризуют его как выдающегося учёного. В трактате «О доказательствах задач алгебры и алмукабалы» он дал в геометрической форме систематическое изложение решения уравнений до третьей степени включительно.

Трактат «Комментарии к трудным постулатам книги Евклида» содержит оригинальную теорию параллельных.

В трактате «Об искусстве определения количества золота и серебра в состоящем из них теле» рассмотрена известная классическая задача, решенная Архимедом.

Всемирную известность принёс Хайяму как поэту цикл четверостиший («Рубаийат»). Наукой ещё не решен вопрос, какие из приписываемых Омару четверостиший доподлинно принадлежат ему. Более или менее твёрдо можно признать атрибуцию 66 рубай, содержащихся в наиболее древних списках.

Разительно выделяясь из общего русла развития персидской лирики, поэзия автора лишена вычурности образов, красивости; она функционально связана с кругом мотивов его философии, который четко ограничен: трава, произрастающая из праха умерших, символизирует мысль о вечном круговороте материи; гончар, гончарная мастерская и кувшины — взаимоотношения между творцом, миром и индивидом; культ вина, прославление вольнодумца-гуляки и отрицание загробной жизни позволяют поэту резко полемизировать с официальными религиозными догмами. Стиль Омара предельно ёмкий, лаконичный, изобразительные средства просты, стих чеканный, ритм гибкий. Основные идеи — страстное бичевание ханжества и лицемерия, призыв к свободе личности.

В средне-вековой персидской и таджикской поэзии Хайям — единственный поэт, в стихах которого лирический герой в значительной мере выступает как автономная личность. Поэт поднялся до отчуждения лирического героя от царя и бога; герой этот, бунтарь и богоборец, противник насилия, подвергает сомнению религиозную догму о божественно-разумном устройстве мира.

Персидская поэзия неотделима от имени Омара Хайяма. В его четверостишьях — рубаи звучит призыв изведать доступное человеку мимолетное земное счастье, почувствовать бесценность каждого мгновения, проведенного рядом с возлюбленной. Рубаи Омара Хайяма отличаются изяществом отделки каждой фразы, глубиной философской мысли, яркими запоминающимися образами, непосредственностью взглядов на мир лирического героя, особой музыкальностью и ритмичностью. Значительная часть рубаи — это раздумья над Кораном.

В творчестве поэта немало сложных и противоречивых проблем. С этим связана и противоречивая трактовка его рубай у различных исследователей.

Хайям возглавлял группу астрономов Исфахана, которая в правление сельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха разработала принципиально новый солнечный календарь. Он был принят официально в 1079 году. Основным предназначением этого календаря была как можно более строгая привязка Новруза (то есть начала года) к весеннему равноденствию, понимаемому как вхождение солнца в зодиакальное созвездие Овна. С чисто астрономической точки зрения календарь «Джалали» был точнее, чем древнеримский юлианский календарь, применявшийся в современной Хайяму Европе, и точнее, чем позднейший европейский григорианский календарь.

О. Хайям – не только поэт

Омар Хайям знаменит во всём мире своими четверостишиями «рубаи». Но этот удивительный человек был не только поэтом и философом. Омар Хайям стоял у истоков алгебры, развивал астрономию и сестру ее, астрологию. Его великим открытием стала астрология питания: он первый составил кулинарную книгу для знаков Зодиака и изобрел множество потрясающих рецептов.

Единственный ребенок в семье богатого ремесленника, Омар, чье имя переводится как «жизнь», получил в семье хорошее воспитание. Философы, медики, астрономы и астрологи, он с удовольствием занимался науками. После смерти[en] родителей Хайяму пришлось бежать из Нишапура, он перебрался в город Исфахан. Там он написал свои первые стихи и при этом увлеченно учился готовить, собирал и совершенствовал старинные рецепты. Слухи о человек, умеющем готовить удивительные блюда, разнеслись по всему Исфахану. Однажды сам великий султан Маликшах прислал к поэту своего визиря с предложением — стать придворным надимом.

Следующие десять лет Хайям устраивал для повелителя пышные приемы, изобретал все новые потрясающие рецепты и разработал таблицы астрологического питания, в которых подробно расписал, какую пищу следует есть представителям различных знаков зодиака. Этот труд принес ему поистине всемирную известность — даже сегодня его таблицами пользуются астрологи многих восточных стран!

После смерти повелителя Омар Хайям покинул дворец и отправился в Бухару, где до последнего дня занимался строительством обсерватории, наблюдением за светилами, уточнял свои расчеты в созданной им новой науке — астрологии питания. Умер он в глубокой старости со счастливой улыбкой на устах, составляя комментарии к лечебным диетам.

Рубаи Омар Хаяйма

Вот снова день исчез, как ветра легкий стон,
Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.
Но я, покуда жив, тревожиться не стану
О дне, что отошел, и дне, что не рожден.

Читайте также:  Как избежать толкования сна

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?
В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.
Как много чистых душ под колесом лазурным
Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?

Лепящий черепа таинственный гончар
Особый проявил к сему искусству дар:
На скатерть бытия он опрокинул чашу
И в ней пылающий зажег страстей пожар.

Будь все добро мое кирпич один, в кружало
Его бы я отнес в обмен на полбокала.
Как завтра проживу? Продам чалму и плащ,
Ведь не святая же Мария их соткала.

Гора, вина хлебнув, и то пошла бы в пляс.
Глупец, кто для вина лишь клевету припас.
Ты говоришь, что мы должны вина чураться?
Вздор! Это дивный дух, что оживляет нас.

Как надоели мне несносные ханжи!
Вина подай, саки, и, кстати, заложи
Тюрбан мой в кабаке и мой молельный коврик;
Не только на словах я враг всей этой лжи.

Благоговейно чтят везде стихи корана,
Но как читают их? Не часто и не рьяно.
Тебя ж, сверкающий вдоль края кубка стих,
Читают вечером, и днем, и утром рано.

Дивлюсь тебе, гончар, что ты имеешь дух
Мять глину, бить, давать ей сотни оплеух,
Ведь этот влажный прах трепещущей был плотью.
Покуда жизненный огонь в нем не потух.

Знай, в каждом атоме тут, на земле, таится
Дышавший некогда кумир прекраснолицый.
Снимай же бережно пылинку с милых кос:
Прелестных локонов была она частицей.

Увы, не много дней нам здесь побыть дано,
Прожить их без любви и без вина – грешно.
Не стоит размышлять, мир этот стар иль молод:
Коль суждено уйти – не все ли нам равно?

Будь глух к ученому о боге суесловью,
Целуй кумир, к его прильнувши изголовью.
Покуда кровь твою не пролил злобный рок,
Свой кубок наполняй бесценных гроздий кровью.

Кумир мой, вылепил тебя таким гончар,
Что пред тобой луна своих стыдится чар.
Другие к празднику себя пусть украшают,
Ты – праздник украшать собой имеешь дар.

В году 1113 в Балхе, на улице Работорговцев, в доме Абу Саида Джарре остановились ходжа имам Омар Хайям и ходжа имам Музаффар Исфизари, а я присоединился к услужению им. Во время пира я услышал, как Доказательство Истины Омар сказал: «Могила моя будет расположена в таком месте, где каждую весну ветерок будет осыпать меня цветами». Меня эти слова удивили, но я знал, что такой человек не станет говорить пустых слов. Когда в 1136 я приехал в Нишапур, прошло уже четыре года с тех пор, как тот великий закрыл свое лицо покрывалом земли, и низкий мир осиротел без него. И для меня он был наставником. В пятницу я пошел поклониться его праху взял с собой одного человека, чтобы он указал мне его могилу. Он привел меня на кладбище Хайре, повернул налево у подножия стены, огораживающей сад, и я увидел его могилу. Грушевые и абрикосовые деревья свесились из этого сада и, распростерши над могилой цветущие ветви, всю могилу его скрывали под цветами. И пришли мне на память те слова, что я слышал от него в Балхе, и я разрыдался, ибо на всей поверхности земли и в странах Обитаемой четверти я не увидел бы для него более подходящего места. Бог, Святой и Всевышний, да уготовит ему место в райских кущах милостью своей и щедростью!

Математика

Хайяму принадлежит «Трактат о доказательствах проблем ал-джебры и ал-мукабалы». В его первых главах Хайям излагает алгебраический метод решения квадратных уравнений, описанный ещё ал-Хорезми. В следующих главах он развивает геометрический метод решения кубических уравнений, восходящий к Архимеду: неизвестное в этом методе строилось как точка пересечения двух подходящих конических сечений. Хайям привёл обоснование этого метода, классификацию типов уравнений, алгоритм выбора типа конического сечения, оценку числа (положительных) корней и их величины. К сожалению, Хайям не заметил, что кубическое уравнение может иметь три положительных вещественных корня. До явных алгебраических формул Кардано Хайяму дойти не удалось, но он высказал надежду, что явное решение будет найдено в будущем.

В «Трактате об истолковании тёмных положений у Евклида», написанном около 1077 года, Хайям рассматривает иррациональные числа как вполне законные, определяя равенство двух отношений как последовательное равенство всех подходящих частных в алгоритме Евклида. В этой же книге Хайям пытается доказать пятый постулат Евклида, исходя из более очевидного его эквивалента: две сходящиеся прямые должны пересечься.

Астрономия

«Кто понял жизнь тот больше не спешит,

Смакует каждый миг и наблюдает,

Как спит ребёнок, молится старик,

Как дождь идёт и как снежинки тают.

В обыкновенном видит красоту,

В запутанном простейшее решенье,

Он знает, как осуществить мечту,

Он любит жизнь и верит в воскресенье,

Он понял то, что счастье не в деньгах,

И их количество от горя не спасет,

Но кто живёт с синицею в руках,

Свою жар-птицу точно не найдет

Кто понял жизнь, тот понял суть вещей,

Что знать, не удивляясь, пострашней,

Чем что-нибудь не знать и не уметь».

О женщине поэт сказал:

«Да, женщина похожа на вино,

Там важно для мужчины

Знать чувство меры.

Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.

Понять способен смысл её великий

И не сердись на книгу,

Коль, неуч, не сумел её прочесть».

Научная школа

Учениками Хайяма были такие учёные, как ал-Асфизари и ал-Хазини.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector