Старые названия вокзалов москвы

История Москвы

Вы здесь

Вокзалы Москвы. История

В Москве расположено девять железнодорожных вокзалов, по праву входящих в список архитектурно-исторического наследия столицы. Ежедневно они обслуживают десятки тысяч человек и входят в структуру Московской и Северо-Западной дирекции железных дорог России.

(Московская железная дорога, 1912 год)

Кольцевое строение московских вокзалов

Мало кто из москвичей, а тем более, гостей столицы знает, что все железнодорожные «ворота» столицы построены по кругу, как станции в кольцевой линии метрополитена, поэтому, если соединить их линией, получится неправильной формы окружность. Принцип совмещения, который, кстати, не был изначально заложен в проект строительства, привел к тому, что в 1950 гг., вокзалы сформировали в центре Москвы единое транспортное кольцо.

Это технологическое решение позволило обеспечить пассажирам максимально удобный переход с одного вокзала на вокзал.

История железнодорожных вокзалов Москвы

Казанский вокзал

Казанский вокзал (1913-1943гг.) спроектировал советский архитектор А.В.Щусев, применив при его строительстве «хоромное» сочетание объектов, несхожих своими объемами. Наиболее известным элементом строения является угловая башенка, шпиль которой украшен символом древней Казани – драконом Зилантом и часами с зодиакальным кругом. Над проектом здания работали выдающиеся архитекторы советской архитектурной школы, сумевшие возвести один из самых нестандартных и молодых вокзалов страны.

Курский вокзал

Курский вокзал – с 1896 года здание состоит из двух сооружений, одно из которых раньше служило Нижегородским вокзалом. Автором конструкции стал Н.Орлов, сумевший разработать проект, заметно украсивший столицу.

Свой современный вид здание приобрело в 70-х гг. ХХ века – тогда на этом месте построили вокзал с площадью в 200 метров, украшенный фасадом из стекла и окнами с подсветкой, освещающими холл и привокзальную площадь. Крыша со складками имитирует характерный звук поездов, а ее навес стал прекрасным аналогом навеса на перроне. Но экстерьер здания со времени постройки заметно обветшал, поэтому недавно была проведена его тотальная реконструкция, учитывающая потребности пассажиров. Теперь над землей расположен зал ожидания для пассажиров, подземная часть отведена под камеры хранения.

Курский вокал – «транзитник», откуда удобно уехать и в Питер, и в Анапу, также есть отдельный выход к метрополитену.

Ленинградский (Николаевский) вокзал

Ленинградский вокзал – самый первый московский вокзал, построенный в 1849г. Долгое время он носил название Николаевский, как и его аналог в Санкт-Петербурге, затем Октябрьский вокзал. Две реконструкции, проведенные в 1977 и 2013 гг. расширили его площадь, оставив нетронутым лишь фасад, носящий историческую ценность. Кстати, это единственный вокзал Москвы, который подчиняется Санкт-Петербургской железной дороге.

Савеловский вокзал

Савеловский вокзал – был построен в 1902, а меценатом его строительства стал Савва Мамонтов, считавший необходимым связать Москву с северными регионами России. Здание было выполнено в стиле модерн и вначале носило название Бутырский вокзал.

В 1987г. территория была полностью перестроена и увеличена в два раза – тогда вокзал был одним из крупнейших в нашей стране, через который ежедневно проходили сотни поездов. Но, в 90-х гг. вокзал были готовы закрыть, но затем власти города передумали, оставив его для региональных экспрессов и пригородных маршрутов.

Ярославский вокзал

Ярославский вокзал, созданный О.Шехтелем в 1902—1904 гг., по праву называют лучшим и самым оригинальным в стране. В нем органично соединяется практичный стиль модерн и мотивы русских былин, в результате чего интерьер напоминает ожившую северную сказку. До середины прошлого века сооружение называлось Северным вокзалом, поскольку отсюда едут поезда к Белому морю, на Дальний Восток и к Полярному кругу.

Павелецкий (Саратовский) вокзал>

Павелецкий вокзал, открытый в 1900г., был назван вначале Саратовским, а затем – вокзалом на Зацепе. Современное «прозвище» он получил в 1941г., а спустя 40 лет, в 1980г., вокзал «пережил» крупную реконструкцию, увеличившую его пропускные возможности в 4 раза. Но, несмотря на то, что вокзал значительно увеличился, его индивидуальный облик остался нетронутым.

Белорусский (Брестский) вокзал

Белорусский вокзал начал свою историю в 1912 году, и как только его не называли с тех пор! И Смоленским, и Брестским, и Александровским, и Белорусско-Балтийским, пока он, наконец-то, не получил свое окончательное «имя». Вокзал был построен в неоклассическом стиле, дополнен готическими аксессуарами и элементами в стиле ампир. Именно отсюда уходили на фронт наши ребята в 1941 году и здесь же встречали возмужавших солдат-победителей в 1945 году! В честь этих событий на территории открыт большой музей Великой Отечественной Войны.

Киевский вокзал

Киевский вокзал стал памятником войне 1812 года, построенным в 1899 году и полностью перестроенным в честь 100-летия битвы при Бородино. Автором проекта был архитектор И.Рерберг, создавший его в стиле ампир и дополнивший элементами классицизма. Особенностью сооружения стал огромный зал с остекленной аркадой, интерьерной росписью и часовой башней, украшенной высоченными скульптурами.

Рижский (Виндавский) вокзал

Рижский вокзал – автором проекта является архитектор Бржозовский, ранее спроектировавший петербургский Витебский вокзал. Конструкцию неоднократно переименовывали – вокзал был Балтийским, Ржевским и Виндавским а с 1946 года – Рижским. Вокзал был открыт в 1901г., поразив публику своей красотой, оригинальностью, торжественностью. Когда-то он был наиболее оснащен с технической точки зрения и имел огромное стратегическое значение. Сегодня же пассажиропоток вокзала невелик, но сюда часто приезжают экскурсии, чтобы посетить знаменитый железнодорожный Музей.

Читайте также:  Какие национальные парки есть в московской области названия

Источник

Хроники московских вокзалов: 9 известных и 1 невидимый

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Каждый железнодорожный вокзал в Москве – уникален. Каждый – памятник архитектуры. Каждый менял имена и облик. Имена – по разным, случалось, политическим или идеологическим причинам. Облик – по мере увеличения пассажиропотоков и веяний времени.

«Вокзал, несгораемый ящик разлук моих, встреч и разлук…» – такую поэтическую формулу одного из самых прозаичных мест городского быта вывел Борис Пастернак. Россия – страна огромная. И потому – кочевая. Оттого в любые времена транспорт в ней – востребованный «продукт потребления», сродни еде и воде. Этот постулат ярко подтверждает загруженность московских железнодорожных вокзалов. Каждый из них каждый час принимает от пятисот до полутора тысяч пассажиров.

Русское существительное «вокзал», утверждают лингвисты, связано с английским понятием vauxhall, т.е. воксхолл. Так в XVIII веке называлось популярное в Лондоне злачное место – парк развлечений. В Российской империи привнесенное слово «вокзал» произносили как «фоксал». Большое питейное заведение с полным меню утех представлял собой вокзал станции Павловск самой первой в России Царскосельской железной дороги, открытой 180 лет назад. Как бы то ни было, в конечном итоге, русский железнодорожный вокзал стал тем, чем он есть сейчас: зданием, к которому примыкают платформы, а к ним по рельсам отбывают и прибывают поезда. Обязательные атрибуты таких зданий – залы ожидания, билетные кассы, камеры хранения, общественные туалеты, а также буфеты и ресторации. Помимо пассажиров, на всех вокзалах непременно есть стражи порядка, носильщики, уборщики, извозчики, прочие работники. И, конечно же, встречающие и провожающие. Железнодорожные вокзалы – самые загруженные. В Москве их насчитывается девять: Ленинградский, Ярославский, Казанский, Курский, Павелецкий, Белорусский, Савеловский, Киевский, Рижский. Есть и десятый, малоизвестный и малоиспользуемый. В узких кругах его зовут правительственным, Центральным.

НА ПЛОЩАДИ ТРЕХ ВОКЗАЛОВ

Ленинградский

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Де-юре в России всегда одна столица. Издревле – Москва. Позже – Санкт-Петербург. Сейчас – опять Москва. Но де-факто столиц в стране две. В этом контексте главными вокзалами обоснованно считают: в Москве – Ленинградский, в Питере – Московский. Оба долгое время были Николаевскими, оставаясь по архитектурному облику зеркальным отражением друг друга. Нынче Ленинградский вокзал каждые сутки пропускает по 23-25 пар поездов дальнего следования, в том числе и по паре зарубежных – в Хельсинки и Таллин.

Русский император Николай I издал Указ о строительстве железной дороги Санкт-Петербург – Москва и вокзалов в этих городах 13 февраля 1842 года. Вокзал в Москве под именем Петербургский построили спустя 7 лет по проекту архитектора Константина Тона (автор проектов Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский Дворец).

Изначально Петербургский вокзал был 50 метров в длину и 25 метров в ширину. На его первом этаже разместили роскошные императорские палаты и залы ожидания для пассажиров. Второй этаж отдали под жилье руководству и инженерам Петербурго-Московской «чугунки». Дуб и мрамор – основные материалы отделки. Из дуба выложили паркетные полы, вырезали массивные двери, огромные шкафы, перила лестниц, что подчеркивало имперскую монументальность всего здания. Его роскошь дополняли шведские печи, каждая из которых была облицована мрамором, а также исполненные в мраморе ватер-клозеты с индивидуальными кабинами. Комфортные отхожие места отапливались каминами. В зале ожидания перед посадкой в поезд или по прибытию в Москву пассажиры могли поглядеть на себя в огромные зеркала. Венцом первого в Москве железнодорожного вокзала стал вантовый дебаркадер перрона.

Пробное движение поездов из Петербурга в Москву началось 155 лет назад – 13 августа 1861 года. Император Николай I с семьей совершил поездку 30 августа, а регулярное железнодорожное сообщение между первопрестольной и столицей империи открылось в ноябре того же года. Царский состав расстояние в 604 версты (645 км) преодолел за 19 часов. Первый регулярный поезд вышел из Питера в 11 часов 15 минут 13 ноября и прибыл в Москву на следующий день в 9 утра, через 21 час 45 минут. Состав состоял из 6 вагонов. В них в первом классе прокатились 17 пассажиров, во втором – 63, в третьем – 112. Билеты каждому обошлись соответственно в 19, 13 и 7 рублей. До «чугунки» путь на дилижансе между главными городами империи занимал от трех до пяти суток. Билет стоил 95 рублей для всех. Первых пассажиров Петербургского вокзала в Москве бесплатно угостили водкой, солеными огурцами из еловых кадушек и копченым свиным окороком на ломте ржаного хлеба.

Император Александр II (Освободитель), начав царствовать в марте 1855 года, тут же сменил названия железной дороги и вокзалов ее конечных станций. Они стали Николаевскими. Тем самым самодержец (кстати, единственный с 1725 года уроженец Москвы) увековечил память Николая I, усилиями которого появились и дорога, и вокзал.

При советской власти царские названия продержались 5 лет. В 1923 году, вступив в должность наркома путей сообщения, Феликс Дзержинский повелел немедленно сменить чуждые новой власти имена. Николаевская стала Октябрьской железной дорогой. Октябрьским назвали и вокзал в Москве. С революционным именем дорога прожила до 2003 года, т.е. до преобразования МПС в ОАО РЖД, а вот вокзал удержал новое наречение меньше года. 21 января 1924 года в подмосковных Горках почил вождь и учитель Владимир Ульянов (Ленин). Петроград стал Ленинградом. Ленинградским сделался и вокзал в Москве. С тех пор он претерпел 5 реконструкций и расширений, 3 капитальных ремонта. И сейчас представляет собой современный европейского уровня комплекс обслуживания пассажиров. Время от времени поступают предложения вернуть вокзалу имя Николаевский или назвать его Санкт-Петербургским, но он так и остается Ленинградским.

Читайте также:  Гонки на машинах название спорта

В исторических хрониках каждого вокзала столицы, кроме событий, прославивших их на века, есть и свои малоизвестные страницы. О выбранных местах из путевого листа Ленинградского вокзала – пунктирно.

Именно здесь в 1927 году открылась первая в стране Депутатская комната с набором полноценного отдыха. Ее помещение было устлано коврами, уставлено диванами, креслами, шкафами для посуды и одежды. Круглосуточно работал закрытый буфет, в обязательное меню которого входили бутерброды с осетриной, красной и паюсной (черной) икрой, сардельки с зеленым горошком, котлета «Московская» с картофельным пюре и другие блюда. Из напитков в числе обязательных были чай черный с лимоном, лимонад, сок яблочный, коньяк, водка, портвейн двух и сухое вино трех сортов.

С особым комфортом

10 июня 1931 года с Ленинградского вокзала отправился первый в СССР курьерский поезд, получивший название «Красная стрела». Именно в этом экспрессе, ставшим одним из символов социализма, в 1962 году появились первые в стране вагоны класса СВ (спальный вагон) – с двухместными купе, в которых установили мягкие, увеличенные в ширину, нижние полки. Стоимость проезда в таких вагонах была на полтора рубля выше, нежели в четырехместных мягких и на три рубля дороже, чем в жестких купейных вагонах. Обычно в СВ ездили крупные чиновники, известные артисты, руководящие работники торговли, высшие военные чины.

Но в конце 70-х-начале 80- х годов неожиданно для МПС возник круглогодичный бум спроса на такие места. Причем, не только в «Красную стрелу», а и на все без исключения поезда в Ленинград. Заполучить билеты в СВ было практически невозможно – их скупали в первый час начала предварительной продажи, т.е. за 30 дней до отправления поездов. Наскоро подсуетились перекупщики, которые при общем стабильном дефиците билетов на поезда, наравне с копченой колбасой, растворимым кофе и импортными шмотками скупали преимущественно места в купейных и плацкартных вагонах. Именно спекулянты первыми заметили: места в СВ пользуются особой популярностью у молодежи. И начали перепродавать их втридорога. Особенно в сезон питерских белых ночей. Причину ажиотажа в МПС установили быстро – по докладным запискам вагонных проводников. СВ молодые люди использовали для любовных утех, хотя секса, как известно, в СССР не было. Но оставался вечным квартирный вопрос, который москвичей портил. У ленинградцев проблема озабоченности решалась проще. На Московском вокзале города на Неве тети и дяди прямо на перроне предлагали комнаты и квартиры не только на сутки – двое, а и на два-три часа. И таких мест стремительного найма жилья от полутора до пяти рублей в сутки в городе Ленина было немало.

В советские времена механика спекуляции железнодорожными билетами на всех вокзалах столицы была одинакова: к огромным очередям в кассы подходил малый и громко кричал: «Кому четыре билета до…». Для того, чтобы сбыть все свои припасы спекулянту требовалось потолкаться у разных касс в разное время три-четыре, от силы, пять раз на дню. Обычная сумма сверху – 50 процентов, на популярные направления – 75, а то и все 100 процентов стоимости билета. Продавать места в поездах строго по паспорту стали только в 1997 году, до этого билеты не были именными, и потому спекуляция ими, а позже и создание их искусственного дефицита процветали. Каждый перекупщик жил, как мог. И только на Ленинградском вокзале все было расписано по нотам. Там к кассам с криком: «Кому два билета до Питера» подбегали только те, кто и впрямь в этот день по каким-то причинам не мог отправиться в путь и не хотел терять деньги на сдаче билетов через официальный возврат. Те же, кому нужно было уехать непременно и не стоять без толку в очереди, шли на второй этаж к окошечку с надписью «Возврат билетов» или к аптечному киоску в левой стороне здания первого этажа. Там дежурили посредники. Заглянув в помятую, исписанную вдоль и поперек, бумажку, а то и наизусть, они извещали о наличии нужного билета и называли его цену. Получив согласие покупателя, вели его к тому, у кого под полой была богатейшая коллекция заветных прокомпостированных, как надо, картонных и бумажных корешков. ОБХСС линейных ОВД оценивал дневные заработки спекулянтов железнодорожными билетами от 200 до 250 рублей – примерно две месячные зарплаты советских инженеров.

Еще одна страница уникальной хроники Ленинградского вокзала советских времен. Только на нем (четырьмя месяцами позже – в зданиях городского аэровокзала и аэропортов Шереметьево-1 и 2) в ноябре 1979 года, накануне года Московской Олимпиады-80, появился первый в стране киоск, в котором разливали чудной, но приятный для неискушенного вкусами советского человека напиток – фанту. Попробовать его москвичи, как правило, с детьми, ехали на вокзал со всей столицы. После фанты такой же массовый интерес вызвал первый в СССР «Макдоналс», открывшийся 31 января 1990 года в районе Пушки – на Большой Бронной, 29. А в 1979-м по столице стремительно пронесся слух: фанта избавляет от похмелья. И по утрам у вокзального киоска, на щитах которого красовались надписи «Фанта», стали выстраиваться очереди прилично одетых мужчин. Меньше двух стаканчиков холодного желтого напитка они не брали. Стражи порядка решительно пресекали отдельные попытки влить в него водку. Тех, кому это удавалось, с позором выдворяли из вокзала.

Читайте также:  Травы которые растут в огороде фото и название

Впрочем, верной приметой Ленинградского вокзала всегда были чистота и ухоженность. В советские времена и особенно в лихие 90-е это особенно бросалось в глаза в сравнении с соседним, в ста шагах от него, Ярославским вокзалом. Там даже на перронах и у билетных касс воняло сортирами – назвать их туалетами не поворачивался язык. Всюду шатался неумытый, небритый, в мятой одежде народец. На вокзале чуть ли не каждый час крали все, что плохо лежит. И в любое время суток он был под завязку набит лежащими на дубовых скамьях и полу людьми, фибровыми чемоданами, немыслимого размера коробками, холщовыми мешками.

Ярославский

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Историки считают: Ярославский – вокзал простого люда. Тоже не раз менял имена, хотя в отличие от Ленинградского, движение его топонимики не было слишком политизировано. Поначалу назывался Троицким. Его возвели в 1862 году, через 11 лет после сдачи имперского Николаевского вокзала, рядом с ним.

Новый, второй по счету железнодорожный вокзал в Москве, являл собой двухэтажное здание из кирпича, окрашенного на манер православных храмов в белоснежный цвет. Такой облик отвечал задачам небольшой, протяженностью в 64 версты, железной дороги до Сергиева Посада. Ее построили для того, чтобы москвичи без хлопот могли добраться до центра русского православия. Но рельсы, упирающиеся в тупик, сильно раздражали видных русских промышленников, ученых и образованных царских чиновников. За тупиком, который венчал большой православный дубовый крест, они видели великие пути на Север и в Сибирь. На территории, где много железной руды, угля, золота, драгоценных камней, леса, пушнины и рыбы. Тупик снесли, и проложили «чугунку» дальше – на Александров и Ярославль. А Троицкий вокзал в Москве получил новое имя – Ярославский.

Финансировал работы частный капитал. Значительные суммы потратили купцы, которых по праву считают организаторами русского железнодорожного дела, – Иван Мамонтов, отец знаменитого мецената и «кошелька» русских революционеров Саввы Мамонтова, и Федор Чижов, известный в России славянофил – республиканец, издатель, душеприказчик Николая Гоголя и один из признанных первопроходцев северных территорий империи. В 1870 году дорогу довели до Ярославля, а в 1872 – до Вологды. Одновременно при участии крупных владельцев пароходов, лесопилен, соляных промыслов и торговых домов начали строить «чугунку» на Архангельск. В короткие сроки проложили «плечи»: Александров – Иваново-Вознесенск – Шуя, Ярославль – Кострома, Ярославль – Рыбинск. Все это в несколько раз увеличило пассажиропоток и потребовало укрупнения Ярославского вокзала в Москве. МПС, к которому отошли все эти некогда частные дороги, в 1900 году поручило разработать проект известному архитектору Федору Шехтелю. Его работу высоко оценил сам Николай II, последний император России. Ярославский вокзал, что нынче видят тысячи москвичей и гостей столицы, и есть реализация замыслов Шехтеля. В числе впечатляющих особенностей здания – огромная входная арка, киль козырька над ней и пилоны в виде стилизованных крепостных башен.

Ярославский вокзал пережил две реконструкции, одну реставрацию и один капитальный ремонт. 50 лет назад, в 1966 году, получил стеклянную пристройку со стороны перронов. В 1995 – значительное расширение площадей, что позволило в два раза увеличить число пассажиров и ликвидировать чрезмерную загруженность залов и перронов. В 2005 году вокзал реставрировали, но, вопреки проекту вернуть двуглавого орла, сохранили в кованом гребне крыши советский серп и молот.

Целых 33 года (с 1922 по 1955) Ярославский был Северным вокзалом. Ряд документов показывает: переименовали его только потому, что у большевистского руководства страны олицетворение «ярославский» вызывало несварение желудка, ибо невольно напоминало о большом крестьянском восстании в Ярославской губернии. Там в отдельных селах даже после того, как мятеж утопили в крови, а по Волге «плыли тела людей, словно плоты», советскую власть удалось восстановить только в 1921 году. Однако в обиходе вокзал продолжал именоваться Ярославским. Глашатай революции Владимир Маяковский в поэме «Хорошо!», написанной в 1927 году, тоже проигнорировал новое название вокзала. «Куда идешь? В уборную иду, на Ярославский», – гордо изрек поэт в строках своего произведения, посвященного 10-й годовщине Октября.

Посещать отхожие места вокзалов было традицией не только революционных, военных или послевоенных времен. Вокзальные туалеты, при очевидном дефиците городских, в 20-90-х годах использовали и приезжие, и москвичи. В 50- 60-х справить нужду на вокзале входило в ежедневный ритуал обитателей перенаселенных коммуналок, рабочих казарм и бараков. Ярославский был в этом смысле самым посещаемым местом – целых 7 туалетов. Ни на одном другом вокзале столицы такого числа общественных уборных не было.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector