Смысл и толкование и значение иисусовой молитвы

Иисусова молитва для мирян

Разъясняют пастыри

Есть мнение, что Иисусову молитву – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», – могут творить только монахи, а мирянам это духовное делание неполезно. Так ли это? Можно ли молиться Иисусовой молитвой мирянам? И как это делать с наибольшей духовной пользой? Что вообще значит для нас Иисусова молитва?

Иисусова молитва может и должна быть всегда с нами

– По мысли святителя Игнатия (Брянчанинова), занятие Иисусовой молитвой есть общехристианское делание. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17) – эти слова апостола Павла обращены ко всем христианам, без различия, монах ты или мирянин. Святитель Игнатий знал современников христиан из мирян, которые в делании Иисусовой молитвы достигали значительных успехов. Причина очевидна: в его время была живая духовная жизнь многих людей и возможность соприкоснуться с подлинным делателем молитвы Иисусовой, который мог научить сначала правильной, а потом и непрестанной молитве. Понятно, что духовными молитвенными центрами и школами были святые обители. Из них молитвенный опыт выходил и в мир, где его впитывали и совершенствовали лучшие из христиан.

Наше время стало другим, оно внесло в жизнь Церкви значительные особенности и изменения. Главная среди них – разрушенная традиция духовной жизни. Мы, современные христиане, в большинстве своем первопроходцы на пути духовном. Многие делания, главные из которых – жизнь по совету духовника, покаяние в грехах, несение креста, отсечение своей воли и, конечно, молитва – даются нам непросто, и ошибки здесь неизбежны. Но, как говорится, волков бояться – в лес не ходить.

Попробуем дать некоторые советы на тему Иисусовой молитвы не столько из личного опыта, которого почти ни у кого нет, сколько из духовных советов наших славных отцов и старцев.

Ум нужно заключать в слова молитвы, а сердце должно непрестанно пребывать в покаянии и плаче о грехах

Через молитву Иисусову мы со Христом везде

Не научиться Иисусовой молитве тому, кто привязан к TV и интернету, кто не вылезает из соцсетей

– Иисусова молитва дана всем – и монахам, и мирянам. Христианин – это тот, кто всегда со Христом, а этому и служит молитва Иисусова. Посредством молитвы Иисусовой мы со Христом бываем везде – и в метро, и на заснеженных улицах, в магазине и на работе, среди друзей и посреди врагов: молитва Иисусова есть златая связь со Спасителем. Она спасает от отчаяния, не дает нам упасть мыслями в пропасть мирской пустоты, но, как огонек лампады, призывает к духовному бодрствованию и предстоянию перед Господом.

Обыкновенно наш ум занят самыми беспорядочными мыслями, они скачут, сменяют друг друга, не дают нам покоя; в сердце – такие же хаотичные чувства. Если не занять ум и сердце молитвой, то в них будут рождаться мысли и чувства греховные. Молитва Иисусова – это лекарство для души, больной страстями.

В Древнем Патерике приводится такое сравнение. Когда котел подогревается огнем, то на него не сядет ни одна муха со своими бактериями. А когда котел остывает, то по нему бегают разные насекомые. Так и душа, согреваемая молитвой Богу, оказывается недоступной дурному воздействию демонов. Душа искушается, когда остывает, когда огонек молитвы угас. А когда вновь молится, искушения рассеиваются. Это каждый может проверить на собственном опыте: в минуту скорби, когда гнетут проблемы или сердце разрывается от недобрых помыслов, стоит начать молиться Господу, произносить молитву Иисусову – и накал помыслов схлынет.

Молитва Иисусова крайне нужна именно мирянам. Она спасительна во многих бытовых ситуациях. Если ты чувствуешь, что сейчас взорвешься, выйдешь из себя, если тебе хочется произнести какое-то скверное слово или возникли нечистые пожелания, остановись и начни в уме произносить неспешно молитву Иисусову. Произноси ее со вниманием, благоговением, покаянием, и увидишь, как накал страстей уходит, всё внутри успокаивается, становится на свое место.

Если сказать прямо, то страстный человек – это человек, который не молится. Без молитвы ты никогда не будешь с Богом. А если не будешь с Богом, то что у тебя будет в душе? Молитва Иисусова – это самая доступная, простая по словам, но глубокая по содержанию молитва, которую ты можешь иметь в любом месте и в любое время.

Еще святые отцы называли молитву Иисусову царицей добродетелей, потому что она привлекает все остальные добродетели. Терпение и смирение, воздержание и целомудрие, милосердие и любовь – всё это связано с молитвой Иисусовой. Потому что она приобщает Христу, молящийся перенимает образ Христов, воспринимает от Господа добродетели.

Ни в коем случае нельзя произносить молитву Иисусову ради каких-то душевных восторгов

Есть, конечно, ряд ошибок, которые случаются с молящимися. Ни в коем случае нельзя произносить молитву Иисусову ради каких-то душевных восторгов или что-то представлять в воображении. Молитва Иисусова должна быть без образов, со вниманием к словам, наполнена благоговением и покаянным чувством. Такая молитва дисциплинирует ум и очищает сердце, душе становится легче, потому что уходят посторонние помыслы и хаотичные чувства.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование стрелка вниз

Молитва Иисусова – это спасение для любого христианина, в какой бы ситуации он ни оказался.

Молитва Иисусова – ступеньки лестницы в Царствие Божие

– Об Иисусовой молитве для мирянина сказано очень много и святыми отцами, и современными опытными духовниками: она необходима. Но весь «секрет» ее заключается в том, что никакого секрета нет. И если мы сами себе эти «секреты» не придумываем, то сердечное и внимательное обращение к Господу в простоте и сокрушении, несомненно, будет содействовать нашему доброму прохождению пути христианской жизни. Здесь надо различать «делание умной молитвы» монахом под руководством опытного духовника (это отдельная тема, которой мы не будем сейчас касаться) и повторение молитвы мирянином во всякое время и во всякий час: вслух, если есть такая возможность, или про себя, если человек находится в общественном месте. Простота и сердечность, осознание своей немощи и всецелое предание себя в руки Божии – главное здесь, как и в любой молитве.

Но вот еще о чем, кажется, нужно сказать. Иногда даже эту простую молитву произносить очень сложно, и святитель Игнатий (Брянчанинов), например, определяет в этом случае «малую меру» необходимого, то есть внимание к произносимым словам в посильном приложении к ним своего сердца, пусть даже и с понуждением. Господь видит нашу тугу и борьбу и доброе произволение. Не может быть, чтобы всё время было легко, – это относится как к жизни вообще, так и к молитве. Иногда надо понудить себя, потрудиться, «пробиваясь» к Господу через собственную дебелость и уныние и смуту. И вот это делание уже всецело относится к сфере нашего доброго произволения, потому что никто у нас это стремление к Богу отнять не может, только бы оно (пусть даже и ослабевая в нас по временам) не прекращалось. И молитва Иисусова в этом случае – это те простейшие «узелки» на веревочной лестнице, по которой мы хоть и с трудом, но можем и должны постепенно взбираться горе, в Царствие Божие. А Господь, подавший нам эту «лестницу», разве не поможет, не поддержит, не укрепит? Конечно, поддержит, и наставит, и укрепит, только бы мы совершали свое восхождение с доверием и простотой, «не мечтая о себе ничего», но с усердием и постоянством.

Источник

Анонимное догматическое толкование на Иисусову молитву

Анонимный комментарий был издан Р. Синкевичем в 1987 г. в трёх вариантах, из которых первый 220 является полным, а два других – более краткими. По мнению публикатора, исходным является пространное толкование («the longer version is most likely prior to the shorter» 221 ), поскольку сокращение представляется вполне естественным после того, как детали ушедших в историю догматических споров были сочтены излишними. (Фрагменты Commentary of Jesus Prayer = = CJP 1, отсутствующие в CJP 2 и 3, выделены в переводе курсивом.) Допустив приоритет CJP 1, затем при датировке толкования Р. Синкевич вполне логично исходит из упоминания в тексте монофелитов и моноэнергитов и определяет время происхождения комментария концом VII – началом VIII в. 222

Ввиду того, что краткие редакции (CJP 2, CJP 3) не добавляют к содержанию ничего нового, а только сокращают его, мы публикуем перевод лишь пространной редакции толкования Иисусовой молитвы (CJP 1), с помощью шрифтовых выделений (см. выше) и сносок предоставляя, тем не менее, возможность судить и о второй редакции, непосредственно использованной свт. Марком Эфесским.

Особо следует коснуться вопроса о датировке анонимного толкования к Иисусовой молитве.

Однако при более подробном анализе выясняется, что гипотеза В. М. Лурье о происхождении комментария в V-VI вв. держится на довольно зыбких основаниях, каковых можно выделить два: признание, вслед за Р. Синкевичем, приоритета CJP 1 и отождествление имени Πέτρον τὸν δειλ ό ν (ABD: δειν ό ν CE) с Петром Гнафеем (Валяльщиком).

Начнём с первого тезиса. Как мы видели, аргументация Р. Синкевича является чисто гипотетической. Можно с равным успехом предложить и обратное объяснение. Автору комментария было важно проследить именно логику четырёх ересей: одна природа Богочеловека, божественная или человеческая, или две природы, раздельные или слитные. Имена же (равно как и дополнительные «детали» ересей) могли быть добавлены позднее, притом либо те, которые были памятны или важны для данного исторического периода, либо оставшиеся в памяти потомков как «знаковые». Так, для первой половины VI в. более актуальной фигурой был Петр Гнафей, для второй половины VII в. – монофелиты или моноэнергиты, для более позднего периода (текст Добротолюбия) – «армяне и монофизиты». При этом не исключено, что все имена могли быть добавлены не последовательно, а единовременно (ср. ниже ссылку на трактат Пс.-Иоанна Дамаскина), но в таком случае – после Шестого Вселенского Собора. Позднейшее дополнение имён лучше объясняет большую распространённость кратких версий (текстологический анализ показывает, что свт. Марк Эфесский опирался на вариант CJP 2) и лёгкость интерполяций либо непосредственно в текст, либо в виде прилагаемой графической схемы, где имена лишь косвенно связаны с основным изложением.

Читайте также:  Во сне умер толкование

Русский перевод анонимного толкования сделан В. Г. Патриным 235 под редакцией А. Г. Дунаева, комментарии (за исключением указаний на разночтения) составлены В. Г. Патриным.

Анонимное догматическое толкование на молитву «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь» (редакция 1)

Молитва «Господи Иисусе Христе, Боже на 236 1, помилуй нас. Аминь» была нам передана для произнесения во всякое время не просто так или случайно, без рассуждения и исследования.

Но этот стих 242 через слово «Господи», которое указывает на божественную природу, отвергает Ария и его единомышленников, говорящих, что Он – простой человек, но не Сын Божий.

Через слово «Иисусе», которое являет человеческую природу, [этот стих] заставляет умолкнуть Евтихия и Диоскора и их сотаинников, полагающих, что Он – только Бог, и [таким образом] прилагающих страдания божеству.

Через слово «Христе», то есть «Боже и человече», он унимает Нестория и тех, кто вместе с ним считают, что ипостаси отдельны друг от друга, измышляют двух сынов в едином Христе Боге и две ипостаси и говорят, что Святая Богородица не Богородица, а Христородица.

Через слово «Боже» он обращает вспять Феодора, епископа Фаранского, Гонория Римского, Сергия и Пирра, Петра Трусливого 243 и всех, иже с ними, показывая пустословие дерзающих говорить о слиянии и одной особой природе, и одной воле,

и одном действии. Являя не слитной божественную природу, а тем самым и человеческую, [этот стих] утверждает две сущности, соединённые вместе в одной ипостаси.

И так 244 православное учение о Христе, [молитва] прибавляет слово «наш», братски соединяя верующих друг с другом и связывая их через любовь, в которой, то есть в любви, пребывает вся полнота закона и заповедей.

Таким образом охватив полноту догматов и заповедей, она присоединяет слово «помилуй», ибо мы бываем помилованы через правильную догматическую веру и исполнение заповедей.

Затем она 245 добавляет слово «нас», непосредственно связанное с любовью, и в конце прилагает «аминь», что значит «да будет!», молитвенно подтверждая истинность и достоверность сказанного. 246

Р. Синкевич справедливо замечает, что Варлаам Калабрийский, по всей видимости, опирался именно на данное догматическое толкование, обвиняя исихастов в замене слов «Боже наш» на «Сыне Божий» в формуле «молитвы Иисусовой» (Sinkewicz 1987, 212).

Библиография исследований по истории Иисусовой молитвы представлена в кн.: ИАБ, раздел II и примечание на с. 98 с дальнейшими отсылками.

Sinkewicz 1987, 209.

Мейендорф 1997, 385.

Лурье В. М. Труды Роберта Синкевича по истории византийского исихазма (Библиография и ещё одно замечание по истории текста молитвы Иисусовой) // Византинороссика 3 (2005), 250–254.

По мнению В. М. Лурье, молитва Иисусова без слов «Боже наш» или «Сыне Божий» появилась в первой половине V в. в контексте христологических споров (указ. соч., с. 252), однако это высказывание не подкреплено конкретными доказательствами.

Sinkewicz 1987, 209.

Заметим попутно, что именно из сходства ряда имён Р. Синкевич предполагал, что Марк Эфесский мог быть знаком и с CJP 1, но обилие расхождений заставило исследователя не исключать возможности самостоятельного дополнения Марком перечня имён. Мы не принимаем ни одного из указанных объяснений (совпадение имён Нестория, Евтихия и Диоскора не может быть случайным; выделение в XV в. Марком Эфесским Петра Гнафея в отдельную группу как особого ересиарха представляется маловероятным) и считаем, что все имена в версии «Марка» восходят к особому варианту CJP, не дошедшему до нас в более ранних рукописях.

Поиск произведён на основании греческих текстов, учтённых в TLG post E.

Интересно, что в трактате Пс.-Иоанна Дамаскина (Послание к императору Феофилу о святых и честных иконах, 8 // PG 95, 356; сочинение датируется 836 г.) Пётр Гнафей назван в числе «теопасхитов» после Севира и Иакова в группе, следующей за «человеко поклонником» Несторием, Евтихием и Диоскором и предшествующей Гонорию, Сергию, Пирру, Павлу, Киру Александрийскому, Макарию Антиохийскому, Феодору Фаранскому. Любопытно, что Петр Константинопольский в числе последних еретиков не назван. Возможно, в какой-то из промежуточных версий толкования на молитву Иисусову Пётр Гнафей попал из предыдущей группы «теопасхитов» в следующую, а затем пере отождествлён с Петром Константинопольским. Тем не менее следует обратить внимание, что порядок еретиков в последней группе у Пс.-Иоанна Дамаскина (если это сочинение как-то связано с перечнем имён в толковании на молитву Иисусову) отличается от последовательности в CJP 1 и в соборных постановлениях, что свидетельствует о вполне сознательном и намеренном перечислении имён в CJP 1. Во всяком случае, список Пс.-Дамаскина показывает не случайность имён монофелитов в общем перечне еретиков в CJP 1, вопреки мнению В. М. Лурье.

Читайте также:  Божественная литургия толкование для мирян православных

См., напр., первое правило Шестого Вселенского Собора (этот аргумент выдвинут В. Г. Патриным в письме к нам от 14 января 2006 г.).

Именно при константинопольском монофелитском патриархе Петре (654–666) был отправлен в ссылку и скончался в 655 г. св. папа Мартин, а также подвергся допросам, осуждению, изувечению и ссылке прп. Максим Исповедник, умерший в Лазике в 662 г.

Если считать, что позднейшее сочинение Марка Эфесского с именем Петра Валяльщика отражает более ранний текст и что это имя не внесено самим Марком.

Именно периодом до XII в. датирует Р. Синкевич две краткие версии (CJP 2 и 3).

Дальнейшее изучение истории самой формулы Иисусовой молитвы с привлечением более широкого круга агиографических и литературных памятников также могло бы пролить свет на время появления толкования.

Выполнен в составе диссертации на соискание учёной степени кандидата богословия «История “Молитвы Иисусовой” (Обзор историографии. Начальный период существования практики (IV-VI вв.) и её историческое развитие до XIV в.)», защищённой в 2005 г. в Московской духовной академии. Частично выводы исследования (историографический обзор мнений разных учёных) изложены в статье: Патрин В. Г. К истории споров о возникновении «Молитвы Иисусовой» // Мир Православия: Сб. статей. Вып. 6. Волгоград, 2006. С. 173–186.

Обращение ко Христу «Боже наш» (наряду с обращением «Сыне Божий» и вместе с наименованиями «Господь Иисус Христос») встречается в Луге духовном блж. Иоанна Мосха: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, благоволивший ради нас воистину воплотиться…» (Гл. 36 // PG 87/3, 2885 C; рус. пер. свящ. М. И. Хитрова, с. 87; слав. версия: гл. 44, с. 81 Голышенко-Дубровина); «Господи Иисусе Христе, истинный Бог наш…» (Гл. 44 // PG 87/3, 2899 A; рус. пер. с. 98; гл. 55, с. 96 Голышенко-Дубровина), и т. д. – произведении, отразившем монашескую жизнь Палестины, Синая и Египта (основных центров распространения практики «молитвы Иисусовой») конца VI – начала VII в., т. е. в непосредственной близости ко времени составления данного догматического толкования на молитву Иисусову.

Говоря о молитвенной формуле, автор толкования не употребляет термина «краткословная молитва Иисусова» ( μονολόγιστος Ἰ ησοῦ εὐχή ), который ввёл в употребление прп. Иоанн Лествичник (ум. ок. 649 г). Весьма вероятно, что автор толкования не был знаком с Лествицой прп. Иоанна Синайского, из чего можно заключить, что: 1) автор не был «синаитом» и произведение было написано не на Синае, 2) время написания данного толкования приходится на тот период, когда труд прп. Иоанна ещё не был широко распространен, т. е. вряд ли позднее второй половины VII в.

У монофизитов практика молитвы Иисусовой стала рассматриваться в догматическом ключе несколько раньше (с V или VI в.) в связи со спором о правильности молиться только Христу, минуя другие Лица Святой Троицы. Этот спор отразился в ряде источников: 1) надпись из Нитрийской пустыни, обнаруженная A. Гийомоном (Guillaumont A. Une inscription copte sur la «Priere de Jesus» // OCP 34 (1968), 310–325); 2) копто-арабский документ, описанный Л. Реньо (Regnault L. Qu elques apophtegmes arabes sur la «Priere de Jesus» // Irenikon 52 (1979), 344–355); и 3) трактат Шенуте против оригенистов (Lourie B. M. Priere de Jesus au cours de fi liation des sectes monophysites et une fausse att ribution a Chenoute // XVIIIth International Congress of Byzantine Studies. Selected Papers… Vol. 2. Shepherdstown, 1996. P. 367–374). Копто-арабский текст и эпиграфический источник относят к одному периоду (VII-VIII вв.), при этом копто-арабский текст датируют несколько раньше надписи в Келлиях (Regnault L. Ibid. P. 354; Lourie B. M. Ibid. P. 372). Трактат Шенуте против оригенистов Т. Орланди и А. Шиша-Халеви считают аутентичным, т. е. принадлежащим знаменитому игумену Белого монастыря – Шенуте (V в.), но В. М. Лурье, не соглашаясь с их мнением, относит его к концу VI в. («скорее всего между 574 и 587 годами»). См.: Lourie B. M. Ibid. P. 371–372.

Здесь и выше слова, выделенные прямым шрифтом, ср. с заключением CJP 2, отсутствующим в CJP 1.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector