Шляпочников толкование уголовного закона

Толкование уголовного закона

Прежде всего необходимо уяснить смысл толкования уголовного закона, который заключается в том, чтобы правильно понять, что хотел выразить законодатель в той или иной уголовно-правовой норме.1 Для реализации уголовно-правовых норм важное зна- чение имеет их правильное применение, что требует от должностных лиц органов доз- нания, следствия, прокуратуры и суда глубокой правовой подготовки, знания дела и ов- ладения практикой борьбы с преступностью.

1 В курсе теории государства и права рассматриваются вопросы общего толкования закона, в дан- ном учебном пособии излагаются только вопросы в пределах, необходимых для изучения уголов- ного права.

Применяя закон (особенно уголовный), важное значение имеет не только установ- ление фактических обстоятельств конкретного дела, но и выделение тех фактов, которым присущи предусмотренные законом правовые признаки и их конкретизация, что будет способствовать правильной юридической квалификации фактов. Поэтому основой про- цесса применения уголовного закона, как справедливо подчеркивает А.С. Шляпочников, является не только установление фактов и событий, послуживших причиной возбужде- ния определенного уголовногодела, но и установление присущих этим фактам право- вых признаков.1

В юридической литературе различается несколько видов толкования закона в за- висимости от органов, толкующих закон, и связанной с этим степенью обязательности даваемого ими толкования закона, т.е. по субъекту толкования, под которым понимается:

Под легальным понимается такое толкование закона, которое исходит от органа государственной власти, уполномоченного на то Конституцией Российской Федерации. Толкование закона, даваемое самим законодателем, – Государственной Думой РФ (на- пример, толкование уголовно-правовых норм только в форме федеральных законов о внесении дополнений и изменений в УК РФ) – называется аутентичным. Однако, необ- ходимо учесть, что аутентичное толкование – это не издание нового закона, так как оно не создает новых норм и не является нормотворчеством при условии, что такое толкова- ние не вышло за пределы смысла толкуемого закона. В противном случае при необходи- мости изменяется или принимается новый закон. Поэтому абсолютно прав П.Е. Недбай- ло, утверждал что «в отличие от нормотворческих актов, акты толкования не содержат и не устанавливают новых правовых норм, т.е. не являются источниками права даже в тех случаях, когда они имеют общеобязательное значение»2. В связи с этим задачей аутен- тичного толкования является не создание новых норм, а обеспечение единообразного применения и понимания толкуемого закона, устранение при помощи толкования раз- личного понимания закона в судебно-следственной практике.

Под судебным понимается толкование при применении уголовного закона судом, рассматривающим конкретное уголовное дело. Толкование уголовного закона во всту- пившем в законную силу приговоре суда является обязательным, но только по данному делу. Толкование уголовного закона вышестоящими судами, например, при отмене ими приговора суда вследствие неправильного применения закона обязательно для суда, вто- рично рассматривающего дело, но лишь по данному делу.

Важное значение в толковании уголовного закона имеют разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, даваемые им на основании обобщения судеб- ной практики по отдельной категории уголовных дел (например, Постановление Плену- ма Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. и др.), которые способствуют правильному применению закона нижестоящими судами.

Под доктринальным (научным) понимается такое толкование уголовного закона, которое дается в учебной юридической литературе, комментариях к закону, статьях, мо- нографиях по уголовному праву и т.д., а также научно-исследовательскими учреждения- ми. Понятно, что оно не имеет обязательной силы ни для каких лиц или учреждений, однако имеет важное значение для развития науки российского права, правильного по- нимания закона должностными лицами государства, его принимающими.

Шляпочников А.С. Толкование советского уголовного закона. – М., 1960. – С. 45-46.

Недбайло П.Е. О толковании советских законов. – Львов, 1957. – С. 182.

К приемам (способы) толкования закона можно отнести:

Грамматический прием заключается в анализе словесного текста закона. Основное правило грамматического толкования слов состоит в том, чтобы точно следовать тому смыс- лу, который придает им сам законодатель. Нарушение этого правила может привести в не- правильному применению закона. Так, в примечании 1 к ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными обязанностями) законодатель указал смысл термина «должностные лица», которым необходимо руководствоваться при привлечении к уголовной ответственности по статьям УК РФ за должностные преступления. В связи с этим любое отклонение от указанно- го в законе понимания смысла термина «должностные лица» приведет к серьезным ошибкам при юридической квалификации, установленных судебно-следственными органами фактов.

Читайте также:  Ограничительное толкование в уголовном праве

Систематический прием заключается в анализе уголовного закона, т.е. в сопос- тавлении правовой нормы с другими нормами данного или другого закона, как уголов- ного, так и относящегося к другой отрасли права (например, при ссылочной диспозиции ст. 112 УК РФ на ст. 111 УК РФ; при бланкетной диспозиции ст. 219 УК РФ – на правила пожарной безопасности из другой отрасли права и т.д.).

Исторический прием заключается в анализе уголовного закона, т.е. в исследова- нии тех обстоятельств, которые обусловили принятие нового закона, а также обстановки, в которой он был издан. Изучение обстоятельств издания закона или его изменений (например, выступлений при рассмотрении проекта уголовного закона в Государствен- ной Думе РФ и т.д.) может помочь правильному уяснению смысла закона.

Следует отметить, что, как правило, все приемы толкования связаны друг с дру- гом, и ни один прием не может быть изолирован.

Наряду с толкованием уголовного закона по субъекту, а также по приемам (спосо-

бам) такого толкования различаются виды толкования и по объему:

Буквальное толкование закона охватывает те случаи, когда мысль законодателя и языковая форма ее совпадают, т.е. уяснение закона в точном соответствии с его текстом (бук- вой). При буквальном толковании не допускается расширительное или более узкое понима- ние положений уголовного закона. Например, в ч. 3 ст. 33 УК РФ точно и четко установлено, что «организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руко- водившее его исполнением, а равно лицо, создававшее организованную группу или пре- ступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими».

Ограничительное толкование, т.е. применение закона к более узкому кругу слу- чаев, чем это буквально сформулировано в самом его тексте. Примером ограничительно- го толкования может служить разъяснение ч. 3 ст. 30 УК РФ (где покушением на преступ- ление признаются умышленные действия, но при этом не указывается вид умысла), дан- ное Верховным Судом РФ в Постановлении № 1 от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве». В п. 2 названного Постановления говорится: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покуше-

ние на убийство возможно лишь с прямым умыслом»1. Из этого следует, что покушение на преступление с косвенным умыслом невозможно, что и соответствует ограничитель- ному толкованию.

Распространительное толкование – это предание закону более широкого смысла, чем это исходит из его буквального текста. Примером распространительного толкования может служить толкование вышеназванным Пленумом Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. п.

«а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц). В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух и бо- лее лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифициро- вать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.»2

Дата добавления: 2014-11-25 ; Просмотров: 858 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Грамматическое толкование уголовного закона и его компоненты Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Волосюк Евгения Александровна

Grammatical iterpretation of the criminal law and its components

Main components of grammatical interpretation of criminal statute are shown in this article. The importance of grammatical interpretation for understanding of norms of criminal statute has been defined.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование бумеранг

Текст научной работы на тему «Грамматическое толкование уголовного закона и его компоненты»

Волосюк Евгения Александровна

ассистент кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета

Грамматическое толкование уголовного закона и его компоненты

В статье рассмотрены основные компоненты грамматического толкования уголовного закона. Определено значение грамматического толкования для понимания уголовно-правовых норм.

Ключевые слова: уголовный закон, язык уголовного закона, толкование уголовного закона, уголовно-правовая норма.

E.A. Volosyuk, competitor of chair of criminal law of Stavropol state University; tel.: 88652354446.

Grammatical iterpretation of the criminal law and its components

Main components of grammatical interpretation of criminal statute are shown in this article. The importance of grammatical interpretation for understanding of norms of criminal statute has been defined.

Key words: criminal statute, language of criminal statute, Interpretation of criminal statute, norm of criminal statute.

ак известно, толкование закона

К является мыслительным процессом, происходящим в сознании человека при уяснении его содержания для себя или разъяснения для других. При этом, слово «толковать» используется в русском языке в трех значениях: 1) давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь; 2) разъяснять, заставлять понять что-нибудь; 3) разговаривать, беседовать, обсуждая или рассуждая [4, с. 879].

Важно отметить, что толкование также является одним из правовых феноменов, поскольку целиком связано с особенностями функционирования правосознания в структуре механизма правового регулирования. Без толкования невозможно функционирование уголовного закона. Под толкованием уголовного закона понимается «выяснение его смысла, определение того содержания, которое вкладывал в него законодатель» [6, с. 132]. Правильное применение уголовного закона предполагает точное знание его смысла и содержания. Нередко толкование уголовного закона представляет сложный и «кропотливый» процесс. Так, М.И. Ковалев писал, что как бы ни был закон просто и ясно написан, уяснить его смысл нельзя без вдумчивого и подчас весьма кропотливого исследования текста, без уяснения значения терминов, употребленных законодателем [3, с. 373].

Особое внимание хотелось бы уделить имен-

но грамматическому способу толкованию, так как, на наш взгляд, именно он является первым и основополагающим шагом алгоритма распознавания и уяснения смысла текста путем раскрытия смысла слов, выражений, установления синтаксической связи между словами. «Познание смысла закона необходимо начинать с уяснения смысла слов, терминов, понятий и предложений, составляющих его словесную формулу» [7, с. 155], то есть без умения распознавать смысл текста не может быть и толкования.

Грамматическое толкование, являясь способом уяснения буквального содержания выраженной в уголовном законе воли законодателя, состоит как в выяснении смысла употребленных в нормах уголовного права слов, терминов, так и в установлении между ними синтаксической связи. Без учета правил грамматики невозможно познание истинного смысла уголовного закона, необходимо тщательное изучение его словесной оболочки, т.е. всех его вербальных составляющих. Грамматическое толкование дает возможность в каждом конкретном случае уяснить содержание слов и терминов, а также смысл всего предложения (предложений), из которых состоит тот или иной текст уголовного закона.

При грамматическом толковании «смысл нормы изъясняется исключительно на основании «объективного значения речи», т. е. «смысла, который имеют слова сами по себе и в связи по правилам речи» [1, с. 37]. В результате грамматического толкования устанавливается букваль-

При распознавании смысла отдельных слов надо учитывать ряд обстоятельств, существенным образом влияющих на результаты уяснения. «Слова живут, подобно организмам: они тоже рождаются, развиваются, борются между собой за существование, взаимно влияют друг на друга и, наконец, погибают, уступая место новым словам» [1, с. 38]. Одно и то же слово в разное время может иметь различные значения. Необходимо же установить значение слова, которое использовал законодатель. «Основное правило грамматического толкования слов состоит в том, чтобы неуклонно следовать тому смыслу, который придает им сам законодатель. Нарушение этого правила приводит к неправильному применению закона» [7, с. 158].

Слово «лицо» в п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух или более лиц) трактуется как «любой человек», а вот в ст. 32 УК РФ, в которой определяется понятие соучастия в преступлении, тем же словом обозначается не всякий человек, а только вменяемый и достигший возраста уголовной ответственности.

Читайте также:  Перелом ноги сонник толкование снов

В уголовном праве, как правило, принято, что одни и те же слова и словосочетания, используемые законодателем при формулировании различных норм, имеют одинаковые значения. В то же время в зависимости от контекста трактовка того или иного слова приобретает определенную специфику. Например, определения «корысти» при хищении (примечание к ст. 158 УК РФ) и при квалифицированном убийстве (п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ) различаются. Если при хищении лицо стремиться обогатиться за счет похищаемого имущества, то при убийстве возможно удовлетворение корыстных побуждений путем уклонения от материальных затрат, а не только посредством получения материальных благ. Уяснение

таких тонкостей, наверное, справедливо относить в рамках грамматического анализа к так называемому специально-юридическому толкованию. Именно поэтому при толковании уголовного закона наряду со знанием правил русского языка необходимо использование специальных правил языкового толкования, вытекающих из специфики права.

Чем строже стиль закона, тем выше гарантии его применения в соответствии с тем смыслом, который был заложен законодателем. Стиль языка уголовного закона не должен существенно отличаться от «обиходного» языка». «Стиль закона должен быть ровным, спокойным, сдержанным, безразличным к субъективным переживаниям и эмоциям лиц, с ним знакомящихся. Он

исключает пышность, торжественность, пафос, риторику или заземленную обыденность, а также использование гипербол, метафор, аллегории» [2, с. 61]. Нарушение перечисленных требований к созданию нормативно-правовых актов обусловливает трудности квалификации преступлений и как следствие, ошибки правоприменения.

Соглашаясь с тем, что знание стиля закона в значительной степени облегчает его интерпретацию, необходимо признать, что требование придерживаться определенного стиля больше обращено не к правоприменителю, а к законодателю. Именно он должен быть точным, логичным и последовательным при оформлении нормативного акта.

Нередко можно встретиться с критикой законодателя в части несовершенства языковых конструкций. Так, подвергаются критике стилистические обороты, в которых сочетаются семантически контрастные слова, «создающие неожиданное смысловое единство (например, «причинение смерти другому человеку» как понятие убийства, кража, грабеж, разбой, мошенничество или растрата, вымогательство, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества как обязательное условие ответственности по перечисленным составам) Особого смыслового вреда оксюмороны в уголовном праве не причиняют, однако нарушают логико-семантическую выдержанность законодательной речи» [5, с. 298]. Действительно, формулирование понятия убийства как причинения смерти другому человеку порождает справедливый вопрос относительно целесообразности употребления в этой дефиниции слова «другому».

Таким образом, главной целью любого вида толкования является уяснение и разъяснение смысла закона, что означает присутствие элементов языкового анализа при их осуществлении. Ошибочное же толкование уголовного закона правоприменителем влечет за собой ошибку в квалификации, в применении уголовного закона, что создает реальную опасность для прав и законных интересов граждан, привлекаемых к уголовной ответственности, для интересов общества и государства, которые закреплены в уголовном законе.

В юриспруденции и в уголовном праве, в том числе, практически общепризнанным считается выделение грамматического толкования в самостоятельный вид. «Основное правило грамматического толкования слов состоит в том, чтобы неуклонно следовать тому смыслу, который придает им сам законодатель. Нарушение этого правила приводит к неправильному применению

1. Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов (практическое пособие). М., 1997.

2. Керимов Д.А. Законодательная техника. М, 1998.

3. Ковалев М.И. Советский уголовный закон. Свердловск, 1956.

4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 2-е изд. М., 1995.

5. Панько К.К. Технико-юридическое качество внутренних свойств уголовного закона // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование / Под ред. В.М. Баранова. Т. 2. Нижний Новгород. 2001.

6. Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948.

7. Шляпочников А.С. Толкование советского уголовного закона. М., 1960.

1. Vaskovsky E. V. Guidance to interpretation and using of laws (practical manual). M., 1997.

2. Kerimov D.A. Legislation technique. M., 1998.

3. Kovalev M.I. Soviet criminal statute. Sverdlovsk, 1956.

4. Ozhegov S.I., Shedova N.Yu. Explanatory

dictionary of Russian language. 2 edition. Moscow, 1995.

5. Panko K.K. Technical-jurisprudential quality of internal characteristics of criminal statute // Lawmaking technique of modern Russia: condition, problems, improvement /Edited by V.M. Baranov. Volume 2. Nizhny Novgorod. 2001.

6. Shargorodsky M.D. Criminal statute. M., 1948.

7. Shlyapochnikov A. S. Interpretation of Soviet criminal statute. M., 1960.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector