Мировые экономические кризисы прогнозы на будущее

Мировой финансовый кризис 2019-2020 года

По прогнозам большинства экспертов, в 2019-2020 годах, мир ждет новый финансовый и экономический кризис. Некоторые аналитики уже окрестили его «суперкризисом». Он будет настолько мощным, что даже сильные страны столкнутся с социальными беспорядками, а слабые испытают дефицит продовольствия. Но действительно ли все так серьезно и есть ли предпосылки для предрекаемого коллапса, в том числе и в России?

Прогнозы от Всемирного банка

Многочисленные финансовые организации регулярно представляют анализ будущего современной экономики.

Наиболее достоверным и обоснованным считается прогноз, разрабатываемый Всемирным банком. Эксперты этой организации полагают, что в 2019 и в 2020 году, миру не стоит ждать полномасштабного кризиса.

В большинстве стран, в т.ч и в России, будет наблюдаться экономический рост, хотя и более медленный, чем в предыдущие годы. Он может составить 2,9% по сравнению с 3% в 2017-2018 гг. Несмотря на кажущееся благополучие, подобные показатели могут стать первым индикатором грядущего экономического кризиса. Об этом свидетельствует коллапс 2008 г.

mirfinankrizis 2020 1

На то, что места для оптимизма нет, указывает, по мнению специалистов ВБ, и модель десятилетнего цикла развития. Опираясь на анализ прошлого, когда каждые 10 лет мир испытывал финансовые трудности, аналитики Всемирного банка считают, что коллапс в ближайшие несколько лет неизбежен. Вероятность мирового кризиса в 2019-2020 годы, тем выше, чем очевиднее возможность реализации одного из следующих факторов:

Совпадение нескольких из этих факторов повышает риск рецессии в глобальном масштабе.

Почему финансовый кризис уже близко

Эксперты обосновывают прогноз близкого наступления кризиса не только моделью десятилетнего цикла. Ведущий экономист Нуриэль Рубини опубликовал несколько признаков, свидетельствующих о надвигающейся рецессии в 2019-2020 годах:

mirfinankrizis 2020 2

Обращает на себя внимание замедление экономического роста в ЕС, стремление инвесторов распродать активы, ценные бумаги.

Главные предпосылки: прогнозы экспертов

Специалисты Инвестбанка JPMorganChase составили свою модель кризиса, описав очевидные тому предпосылки:

mirfinankrizis 2020 3

Эксперты других финансовых учреждений уверены, что основным триггером нового финансового кризиса станет повышение американской федеральной резервной системой процентных ставок. Большинство аналитиков также сходятся в том, что на грядущее ухудшение ситуации в 2019-2020 годы в экономике, указывает снижение основных финансовых индексов. Показатели Nasdaq, Dow Jones упали в конце 2018 г., и до настоящего времени не восстановились до значений ноября-декабря.

Не способствуют стабильности и уменьшение цен на сырье. Негативные тенденции наблюдаются на ведущих сырьевых рынках. Дополнительным фактором, играющим негативную роль, является нестабильность политической ситуации в мире. Помимо сложностей на Ближнем Востоке, дестабилизирующую роль играют грядущие выборы в США и Германии, протесты во Франции, выход Великобритании из ЕС.

Торговая война между Китаем и США

По прогнозу многих экспертов, одно из явлений, которое способно спровоцировать кризис, – сложные взаимоотношения между двумя ведущими экономическими державами – США и Китаем.

В 2018 г. страны обменялись введением взаимных пошлин, основной причиной которых стал дефицит в торговом балансе двух стран. По статистике Вашингтона, Америка покупает у КНР на 540 млрд долларов товаров больше, чем продает. Пекин ссылается на разницу в 130 млрд.

mirfinankrizis 2020 4

Каким бы ни был дефицит, США последовательно повысили таможенные тарифы до 25%, оставляя за собой право реализовать третий этап повышения пошлин. Китай, в свою очередь, ввел торговые пошлины 5% и 10% на более, чем 5 тысяч товаров из Америки. Предполагалось, что лидеры двух стран смогут урегулировать разногласия до начала весны, но запрет американских властей продавать товары торговых марок ZTE и Huawei, а также твердая позиция КНР не способствуют улучшению отношений между государствами.

Каким будет кризис 2019-2020 года

Активная политика протекционизма характеризует не только взаимоотношения Пекина и Вашингтона. После введения США пошлин против ряда товаров из Европы, Мексики, России, снижение торгового оборота грозит и этим странам. В РФ ситуацию ухудшают постоянно расширяемые санкции из-за Украины, Сирии и Ирана.

Аналитики многих финансовых учреждений уверены, что мир в 2019-2020 годах, испытает на себе влияние тяжелого экономического кризиса. На это указывает цикличность развития экономики, ситуация на фондовых, сырьевых рынках. Негативную роль играет также политическая нестабильность.

Узнайте, как мировой кризис 2019-2020 г., повлияет на Россию, прогнозы экспертов:

Какими могут быть последствия экономического кризиса:

Источник

Мировой экономический кризис в 2021 году

О том, что в ближайшем будущем глобальную экономику планеты ожидает самый мощный за последние десятилетия кризис, специалисты и эксперты с каждым годом утверждают все более уверенно. Сейчас даже сформировалась дата этого события – 2021-2022 годы, после чего миру предстоит чуть ли не десятилетие восстановления.

Так будет ли кризис в 2021 году?

Если еще 5 лет назад такие предсказания выглядели неубедительно и больше походили на очередные теории заговоров, то уже 1-2 года назад смотрелись довольно реалистично. Однако, все еще была надежда, что неприятностей удастся избежать. Точку поставила пандемия Covid-19, которая разогнала все крупнейшие экономики мира на карантин и поставила на паузу значительную часть бизнес-процессов.

crisis 1

Сейчас уже не стоит вопрос, случится ли мировой экономический кризис 2021-2022. Сейчас экономисты уже говорят о том, как к нему подготовиться, чтобы минимизировать последствия.

Прогнозы касательно мирового экономического кризиса в 2021 году

crisis 2
Свои мнения и прогнозы касательно кризиса 2021 года успели высказать едва ли не все ведущие экономисты и финансисты мира, а также многие политики. Следует отметить, что оптимистических слов у них находилось не так уж много. Так, Великобритания уже сейчас начинает готовиться к немалым экономическим потрясениям. Местные власти рассчитали, что еще до конца 2020 года ее ВВП уменьшится на 2,5%, а за последующие два года экономика упадет на 15-20%. Несколько менее пессимистичны представители Германии, США и Китая – ведущих мировых экономик. Однако, и в этих странах уверены – проблемы будут, и очень значительные.

Утверждается, что мировая экономика уже никогда не будет такой, как прежде. Многие страны утратят позиции, другие – только выиграют в сложившейся ситуации. Точную экономическую карту мира после следующего кризиса пока что предсказать не берется никто. Но в том, что она будет разительно отличаться от существующей, мало-кто сомневается.

Пока же на 100% точным выглядит такой прогноз на кризис 2021 года: он точно начнется, и станет большим потрясением для всей планеты.

Причины грядущего кризиса

crisis 4
В принципе, мировой кризис 2021 года, который должен глобально видоизменить существующую финансово-экономическую модель, назревает уже давно. Причем, он просто обязан быть мощным, чтобы ему хватило силы перетряхнуть текущее положение вещей.

Главной причиной надвигающегося катаклизма является то, что мощнейшие экономики мира – Китай, США и Германия, а также многие другие из первой двадцатки, хоть и демонстрируют рост, но он постоянно неуклонно замедляется, исчисляясь незначительными величинами. Даже потрясающий китайский экономический рывок, очевидно, завершен. Поднебесная неспособна больше поддерживать высокий темп. Уже только этот факт свидетельствует о возникшей необходимости перераспределения экономических связей на планете, а также о переформатировании самой мировой экономики.

Снижение экономического могущества США является второй, а возможно и главной причиной формирующегося кризиса. Дело в том, что обладая всего 5% населения планеты, Соединенные Штаты сконцентрировали у себя больше 40% долларовой валюты на планете. При этом именно она является основной практически везде, жизненно важной даже для ЕС и КНР, располагающих собственными мощными валютами.

Третья причина – закредитованность современного мира. Причем сложилась обстановка, когда в кредитах погрязли все – государства, компании и простые граждане. Кредитование и перекредитование – популярные финансовые инструменты. Но эта система работает пирамидально, заставляя все глубже влезать в займы. Снижение темпов экономического роста уже привело к трудностям с обслуживанием своих долгов, причем на всех уровнях. Сейчас достаточно только одного толчка, чтобы эта система развалилась.

И он происходит на наших глазах. Это – пандемия Covid-19. Распространение смертельного вируса, паника и все мероприятия, направленные на борьбу с ним, в данный момент «добивают» стабильность финансовой системы планеты. Десятки миллионов людей во всем мире отправлены на принудительный карантин, остановлены тысячи предприятий, особенно в секторе малого бизнеса. Люди на месяцы полностью или частично утратили доход, и одно из негативных последствий этого – невозможность обслуживать текущие задолженности в условиях, когда новое кредитование постепенно сворачивается. Сейчас разворачивается цепная реакция, которая как раз к концу 2020 года достигнет максимума и поставит финансовую систему на грань краха.

Чего можно ожидать в России? Кризис денег обесценивания в России 2021

Российские власти в лице Максима Орешкина – министра экономического развития страны, заявили, что кризис будет и в нашем государстве, и к нему пора начинать готовиться. Многие удивились этому, ведь спрос на энергоресурсы предположительно останется высоким в любом случае, а именно они – основа бюджета РФ. Однако, в 2021 году следует ожидать несколько другой проблемы – кризиса обесценивания денег в России.

crisis 3

Сейчас наблюдается чрезвычайно высокий уровень закредитованности населения, причем с использованием услуг МФО, предлагающих наименее выгодные финансовые инструменты. Пока что ситуацию удается держать под контролем, но это окажется невозможным, если начнутся всемирные финансовые колебания – российская фин. система является необъемлемой частью мировой, и неизбежно рухнет вслед за ней.

Как спасти свои сбережения от последствий грядущего кризиса?

crisis 5

Учитывая то, что основным последствием грядущих потрясений, скорее всего, станет обесценивание основных мировых валют, в том числе и российских рублей, долго раздумывать о том, как спасти сбережения от кризиса 2021 года, не приходится. Необходимо конвертировать свои сбережения во что-то ликвидное и стабильно ценное. Прежде всего, это золото и недвижимость, драгоценности, предметы искусства и прочее подобное.

При этом не рекомендуется переводить рублевые сбережения в доллары или евро, поскольку сейчас ни у одного эксперта нет уверенности в том, что эти валюты не пострадают вместе с другими.

Источник

Неуловимо, но неизбежно: почему мировая экономика входит в новый кризис

Современная экономическая наука, к сожалению, не может с высокой точностью спрогнозировать наступление экономического кризиса. Но оценить его вероятность вполне реально.

Экономика циклична, но из всех экономических циклов с практической точки зрения сейчас наиболее интересен среднесрочный, который еще называют циклом Жюгляра (по фамилии первооткрывателя — французского экономиста XIX века). Он обычно длится 7–12 лет, и очень просто выстроить ряд: 1997 год (российский дефолт 1998-го — только эхо азиатского экономического кризиса) — 2008 год (когда кризис действительно был глобальным) — 2019–2021 годы.

Признаки рецессии

Существует немало признаков близкого наступления очередного мирового экономического кризиса.

Во-первых, цикличность. Если от предыдущего кризиса прошло от семи до 12 лет, то это само по себе повод для осторожных инвесторов сократить рискованные позиции и вывести капитал в защитные активы. В российских реалиях это означает продать российские рублевые активы и перевести средства в активы в долларах и евро (теоретически и в швейцарских франках и в иенах, но эти валюты редко используются российскими инвесторами). Самые осторожные вообще предпочтут вывести активы из России: неслучайно отток капитала растет последние несколько месяцев.

Во-вторых, торможение экономического роста. Мы видим, что экономика растет все медленнее и в США, в Европе, особенно в локомотиве Евросоюза — Германии, в России, и даже в Китае. Естественно, падают и темпы роста мировой экономики.

В-третьих, снижение уверенности в завтрашнем дне. Падают все индикаторы, которые прямо или косвенно характеризуют уверенность экономических субъектов в дальнейшем экономическом росте: индикаторы PMI (индексы менеджеров по закупкам), продажи инвестиционных товаров и товаров длительного пользования. Фирмы в ожидании кризиса стремятся не начинать новые крупные инвестиционные проекты и активно завершают начатые. Особенно ярко это проявляется в строительстве.

Наконец, падение индикаторов денежного рынка. Самый заметный из них — инверсия спреда между краткосрочными (два года) и долгосрочными (десять лет) госбумагами США. В норме доходность долгосрочных бумаг выше, так как в числе прочего содержит в себе и риск-премию за больший промежуток времени. Если же выше доходность краткосрочных бумаг, то налицо явный признак, что инвесторы ждут кризиса. Это эмпирическое правило неплохо работало на протяжении последних трех десятилетий.

То, что все четыре признака указывают на приближение мирового кризиса, к сожалению, не помогает узнать точную дату его наступления. Тем не менее для большинства разумных инвесторов это является сильным аргументом в пользу радикального пересмотра своих портфелей. Рискованные инструменты — прежде всего акции, но это касается всех рублевых активов — имеет смысл сильно сократить. Консервативные и прежде всего валютные — напротив, имеет смысл нарастить. Эта логика — уход из рискованных рублевых активов в сторону низкорискованных валютных — хорошо работала и перед 1998 годом, и перед 2008-м. Скорее всего, она окажется неплохой и сейчас.

Важно помнить, что кризисы не повторяются по одному и тому же сценарию. Так, кризис 1997 года затронул в основном Юго-Восточную Азию, а в 2008 году охватил все хоть сколько-нибудь крупные экономики мира. И развивался он быстро и практически синхронно — глобализация и в этом вопросе себя проявила.

Причины и повод

Только примерно через год после наступления кризиса становится более или менее понятно, что стало его истинной причиной. Однако можно уверенно указать минимум на два фактора, которые будут сильно способствовать развитию кризиса.

Во-первых, перегрузка долговыми обязательствами. Кризис 2008 года был преодолен не за счет банкротства несостоятельных бизнесов (что было бы правильно), а за счет огромного вливания денег в экономику. Цена этого вливания — сильный рост и корпоративного, и государственного долга в развитых странах и в Китае. Таким образом, острые симптомы кризиса были сняты, а вот его стратегические причины в основном остались.

Во-вторых, противоречия, порожденные глобализацией. Перевод производств из развитых стран в развивающиеся, в основном в Азию, позволил развитым странам сильно снизить потребительскую инфляцию, что порадовало население, но за это пришлось расплатиться отрицательным торговым балансом. Особенно большой дефицит торгового баланса в паре США — Китай (немного меньше у США и ЕС). Это порождает не только чисто финансовые проблемы (нужны источники финансирования дефицита), но и социальные — США потеряли довольно много рабочих мест в пользу Китая. Естественно, такое положение дел не может не вызвать недовольство как простых американцев, так и политиков. И самое яркое проявление этого недовольства — торговые войны и рост таможенных пошлин. А это эффективно притормозит международную торговлю, а вслед за этим экономический рост и Китая, и США.

Что именно станет поводом для кризиса — не слишком важно. Это может быть и вполне случайное событие, как вариант — банкротство крупной компании. Но благодаря глобализации быстро запустится цепь событий, которые и приведут к наступлению полномасштабного кризиса.

Одним из важнейших свойств кризиса является то, что его развитие — самоподдерживающийся (автокаталитический) процесс. Будучи один раз запущен, он развивается быстро и необратимо. При этом скорость падения фондового рынка (и стоимость широкого класса других активов), как правило, заметно выше, чем скорость роста после прохождения пресловутого дна. Это значит, что поторопиться с ожиданием кризиса для большинства инвесторов намного менее опасно, чем опоздать.

Источник

Шок, который уже проходит. Перспективы мировой экономики в 2021 году

756081403041567

Мир на пороге выхода из коронавирусного кризиса — вакцинация вернет жизнь в привычное русло, и многие отрасли экономики быстро восстановятся. Серьезная трансформация затронет лишь отдельные индустрии и модели управления бизнесом, уверены участники проекта РБК Talks.

Уже к лету 2020-го крупные экономисты, в том числе представители американских школ, назвали происходящее в мире из-за коронавируса не кризисом, а шоком. Его особенность в отличие от кризиса в том, что он внешний и не коренится внутри системы. Поэтому, как только уходят факторы, его вызвавшие, пандемия и влияние на экономику со стороны властей, все возвращается на свои места. Это же произойдет и с мировой экономикой, говорит основатель инвестиционной группы The Movchan’s Андрей Мовчан. Восстановлению поможет глобальная вакцинация.

Решение вопроса неравенства станет главным вызовом для постковидной экономики и, возможно, приведет к пересмотру основ современного капитализма, считает экономист, председатель и независимый директор наблюдательного совета Московской биржи Олег Вьюгин.

А ускорение технологической революции, которое произошло в пандемию, сделает проблему неравенства еще более явной. Автоматизация и роботизация уменьшают вклад людей в создание дополнительной стоимости. Это значит, что распределение благ теперь должно происходить иначе, уточнил эксперт.

Возможно, что нефть ждет такая же судьба, как и уголь. Сырье остается важной отраслью хозяйства, но не является движущей силой экономики, приводит пример главный директор по экономическому направлению Института энергетики и финансов Марсель Салихов. Для России это означает постепенное уменьшение значения и размера нефтегазовых доходов, отметил он.

756081418124593

Наличие или отсутствие новых санкций против России при президенте Джо Байдене будет зависеть только от Москвы, считает Олег Вьюгин. Что касается изменений во взаимодействии с другими странами, то эксперт прогнозирует «более взвешенные» отношения США с ЕС и продолжение разумной конфронтации с Китаем, которая не приносит ущерба американской экономике.

По мнению Андрея Мовчана, Китай теперь будет «сдвигаться» в сторону американской позиции: открывать свои рынки так же, как это делает США, придерживаться тех же норм и правил в ведении промышленной разведки и информационных войн, которые соблюдают Соединенные Штаты.

Эксперты не ждут с приходом Байдена взрывного роста зеленой энергетики. Нефтяная инфраструктура в США пока остается довольно мощной, а инициативы новой администрации Белого дома встретят сопротивление республиканцев в Конгрессе, отмечают участники РБК Talks.

Заинтересовала тема? Мы вместе с инновационным смартфоном Samsung Galaxy Z Fold2, который помогает учиться дистанционно, даем бесплатный доступ к записи и расшифровке вебинара РБК Talks «Год черного лебедя: макроэкономический прогноз на 2021 год».

В 2021 году стоит ждать доллар в районе ₽70. При этом сырьевая направленность российской валюты создает условия для ее дальнейшего ослабления, уверен Олег Вьюгин. К этому приведут низкие темпы роста экономики и производительности труда в стране.

Укреплению рубля будет мешать отсутствие значительного притока иностранного капитала — как в виде прямых инвестиций, так и портфельных, сказал Вьюгин.

756081418349191

Чувствительным ударом для рубля в 2021 году станет отток капитала, который связан с тратами россиян за рубежом. Обычно они оставляют в заграничных поездках до 2% ВВП, и после восстановления туристической индустрии эти расходы возобновятся, заметил Андрей Мовчан.

Пузыри в мировой экономике

Сейчас в мире сложилась парадоксальная ситуация, когда обстоятельства для возникновения пузырей в экономике налицо, но распознать реальные примеры довольно трудно, продолжает Андрей Мовчан.

Обвал, по его мнению, могут вызвать либо крупный дефолт, либо «большая проблема» у одной из популярных и крупных компаний.

Олег Вьюгин объясняет значительный рост количества размещений в 2020 году высокими оценками стоимости компаний.

756088917659920

756081419273696

Исследования показывают, что результаты инвестиций в компании на стадии IPO, в среднем, не дают хороших результатов, предупреждает Салихов. С ним соглашается Мовчан — стоимость акций компаний, прошедших IPO, через полгода после размещения в среднем ниже, чем в период листинга, говорит он.

Мир после вакцинации

После пандемии мировые экономики снова начнут расти, а малый и средний бизнес начнет восстановление, говорит Вьюгин. В постковидной экономике будут востребованы новые модели и технологии управления компаниями, считает он.

Востребованными у инвесторов будут не столько отдельные отрасли экономики, сколько «модные» компании, уверен Мовчан.

Мовчан прогнозирует локальные изменения в отраслях экономики. К примеру, в производстве медицинской техники, создании вакцин, которые приведут к получению лекарств от других вирусов и заболеваний. Быстрее будут происходить изменения на рынке офисной и торговой недвижимости.

Эксперты РБК Talks уверены, что кризисные явления в связи с пандемией, охватившие мир в 2020 году, скоро завершатся.

«И локдаун, и падение рынков, и изменение ставок, и количественное смягчение — все это производные одного конкретного «черного лебедя». Я бы даже сказал, не «черного лебедя», а «черной утки», которая прилетела, крякнула и уже почти улетела. Мы с вами сейчас находимся в финальной стадии этого процесса», — подвел итог экономист.

Заинтересовала тема? Мы вместе с инновационным смартфоном Samsung Galaxy Z Fold2, который помогает учиться дистанционно, даем бесплатный доступ к записи и расшифровке вебинара РБК Talks «Год черного лебедя: макроэкономический прогноз на 2021 год».

Источник

«Мировой экономический кризис грянет в 2020 году и накроет Россию»

Прогнозы экономистов прозвучали пугающе

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008—2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

3b1fcee1ac26ea621ffa8d1d1b9dc10d

Фото: Алексей Меринов

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008—2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

c2f09d538ccf02888582eeab6ca2722c

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают «короткие» бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

«Да, хорошо, что эта «соломка» есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Источник

Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector