Как вы полагаете есть ли будущее у союза россии и беларуси

Как будет

Есть ли будущее у союза России и Белоруссии?

Результат опроса, проведенного исследовательским центром Superjob.ru

Как Вы считаете, есть ли будущее у союза России и Белоруссии?

есть – 48%
нет – 27%
затрудняюсь ответить – 25%

«Портрет» от политического обозревателя «РИА Новости» Николая Троицкого:

Александр Григорьевич Лукашенко – директор совхоза имени Никколо Макиавелли.
Выпускник лесной или полевой дипломатической академии. Никогда этому не учился, но освоил большое политическое ремесло гораздо тоньше и глубже, чем завзятые профессиональные политиканы.

Оно и понятно.
Ведь его республика Белоруссия как возникла внезапно и почти случайно на крутых перекатах истории, так и живет между молотом и наковальней, между Западом и Востоком, между социализмом и капитализмом, между НАТО и суверенной демократией, да и между мифом и реальностью.

Тут надо так вертеться, так балансировать на острие бритвы, так виртуозно держаться на скользком льду, как не обучат ни в одном институте.
С этим справится лишь самородок, который понятия не имеет, во что ввязался и куда попал. Не только Россию, но и Белоруссию умом не понять, аршином общим не измерить.


Фото ИТАР ТАСС

Александр Лукашенко не вписывается в аршинно-метрическую систему.
Он умеет казаться своим среди чужих, чужим среди своих, просто своим в доску и совсем посторонним. Сегодня союзник, готовый слиться в объединительном экстазе, а завтра – коварный соперник и чуть ли не конкурент. Уникальная смесь безграничной гибкости и бронебойной железобетонности. Един в двух, трех, четырех, да хоть в десяти лицах.

На самом деле всё это маски, личины, видимость и туфта.
Лукашенко такой, каким был всегда и пребудет присно, во веки веков, пока захочет и сможет быть президентом. Никому не друг и не враг. Всем союзник, кто готов за это платить.

Он поверх барьеров и идеологий и держится одного постоянного курса – никогда не изменяет самому себе, своей выгоде и своим политическим удобствам.
И ему наплевать, что его обзывают последним диктатором старушки-Европы. В какой-то момент он был готов начать соблюдать видимость демократических процедур. Да не удержался. Решил, наверное, что нет подобной необходимости. На просторах СНГ демократия не эндемична, ее иногда завозят, приживается плохо, а тиранов и деспотов хватает покруче белорусского Батьки.

Зато второй такой самобытной фигуры нет.
И лучше бы больше не было.

Мнение госсекретаря Союза России и Белоруссии Павла Бородина:

Я вам расскажу, есть ли будущее.
Вот, только что 15 марта прошел совет министров союзного государства. На нем были рассмотрены 39 вопросов. Были приняты 5 производственных программ. 3 программы по нанотехнологии. Баланс Тек. Решение по строительству атомной электростанции Белоруссии, решение по выделению кредитов в объеме 7,5 миллиардов долларов для строительства данной станции и инфраструктуры.

Товарооборот с 1999 года между Белоруссией и Россией, когда был подписан договор о создании союзного государства, составлял 6,8 миллиарда долларов.
Это поставки нефти и газа в Беларусь, и транзит нефти и газа в Евросоюз. Сейчас товарооборот в 2008 году был 34,5 миллиарда долларов, потом упал в связи с кризисом, сейчас – 30 миллиардов долларов (в прошлом году был товарооборот).

Товаропоток вырос на 50%.
Мы подняли с колен на ноги 26 тысяч предприятий, мы дали новых рабочих мест 5 миллионов только по нашим 45 программам – это карьерный транспорт, дизельное автомобилестроение, сельхозмашины, суперкомпьютеры, нанотехнологии, Роскосмос.

Сегодня население Белоруссии и России – 153 миллиона человек, 2% населения земного шара.
Благодаря нашему сотрудничеству, мы производим 33% карьерного транспорта мира. Население сегодня земного шара – 7 миллиардов человек. Мы, благодаря нашим программам, производим 12% сельхозмашиностроения мира, мы, благодаря нашим программам, производим 10% дизельного автомобилестроения мира.

За вот эти 10 лет создания союзного государства прошло 37 заседаний совета министров союзного государства.
Прошло 36 коллегий парламентского собрания. Прошли 22-24 коллегии министерств и ведомств. Огромное количество вопросов, которые раньше существовали, их теперь уже не существует – и по сахару, и по мясу, и по молоку, и по товаропотоку, и по всем остальным социальным вопросам. С другими странами – и СНГ, и ЕврАзЭС, и ОДКБ существует, а у нас этих вопросов не существует.

Наши президенты, премьеры, правительства, парламентские собрания работают для своего народа и это продемонстрировали мы при нашем союзном строительстве.

Мнение сопредседателя партии «Правое дело» Леонида Гозмана:

Мне кажется, что, во-первых, это не может быть равноправный союз.
Просто по определению. Ну, потому что их экономика – 3% от нашей, их население – там сколько-то процентов от нашего, и так далее, и так далее. Это может быть определенный протекционизм со стороны России. Ну, вот, мне кажется, это абсолютно неизбежно.

Но этот союз может быть естественным и правильным, и желательным.
Но только в том случае, если и там, и там демократия. То есть он может существовать и при авторитарном режиме и у нас, и у них, но тогда он будет крайне ненадежный и нестабильный, ну, как сейчас явно нестабильны российско-белорусские отношения просто потому, что в Белоруссии правит диктатор, а у нас, в общем, тоже достаточно далеко от демократии.

Если же Белоруссия будет демократической страной, а мы останемся страной вот такой сувенирной демократии, какой мы являемся сейчас, то я думаю, что тоже этот союз невозможен, потому что Белоруссия просто не пойдет на такой союз.

Как Вы считаете, есть ли будущее у союза России и Белоруссии?

Ближайший эфир передачи «90-е лихие или время надежд» («Есть ли будущее у союза России и Белоруссии?») – пятница, 01 апреля, после 20 часов.

Источник

Сергей Лущ: большинство граждан Белоруссии — за интеграцию. Вопрос в степени интенсивности

Про Союзное государство, обещания сближения и все остальное президент Белоруссии Александр Лукашенко благополучно забыл сразу же, как только миновала острая фаза кризиса. Но ведь он может повториться, ведь Запад продолжает наступление. А нужна ли нам такая интеграция или пора отдалиться? Является ли Республика Белоруссия и её народ нам союзником или уже нет? На все эти и многие другие вопросы ответил лидер белорусской партии «Союз» Сергей Лущ.

Читайте также:  Как будет филиал университета на английском

Читайте начало интервью:

— Сергей, ваша партия намерена углублять интеграцию с Россией. Но президент Белоруссии Александр Лукашенко тоже все время говорит, что будет это делать, но что-то дальше слов дело не идет. Видимо, на самом деле ему нужно просто максимально снизить цены на сырье, а всерьез интегрироваться он будет, только когда жареный петух клюнет.

Вы планируете интегрироваться по плану России: сначала — постепенное объединение финансовой и налоговой систем, общие реально действующие политические институты. Кстати, ваша партия — за вход в рублевую зону?

— Мое мнение, что от этого Белоруссия бы только выиграла. Тем не менее есть реальная экономика и реальная политика. И есть один серьезный вопрос — это эмиссионные центры.

К сожалению, мы подошли к политическому кризису в атмосфере взаимного недоверия, хотя наши отношения и до августовских событий никогда не были в таких минорных тонах, а скорее с некой отрицательной суммой. Незадолго до них были достаточно резкие заявления со стороны России и Республики Белоруссия в отношении друг друга.

Российский след

Кое-кто даже сразу пытался искать российский след в организации массовых беспорядков, что, безусловно, как мы видим, совершенно не соответствовало действительности.

Наверно, так союзники поступать не должны, и первое, что нам нужно сделать для того, чтобы двинуться дальше, снова вернуть доверие друг другу, в том числе в политике, что очень сложно.

— Москве вы тоже доверяете не во всем?

— Нет, почему? Я считаю, что наша партия — это как раз один из инструментов, который поможет нам прийти к действительно правильным взаимовыгодным, решениям. Сейчас же много критики и непонимания.

Есть и заявления некоторых российских политиков в плане: а зачем России Белоруссия?… Есть же такое мнение и в России, что объединяться нам не надо.

— Есть такое, да.

— Поэтому нам наоборот нужно интенсивно вести и продолжать диалог, тем более сейчас в такой сложный период. Я рад, что есть позитивная динамика в сближении наших стран. Это показывает и перевод белорусского транзита из портов Прибалтики в Российскую Федерацию.

— Но это можно рассматривать и просто как месть Лукашенко прибалтийским странам.

— Ну, интерпретировать мы можем все что угодно, но мы высказываем свое субъективное мнение. Я — сторонник того, что за каждым заявлением должны быть какие-то прагматические шаги. И в этом случае так и есть.

Если бы мы были парламентским большинством, думаю, гораздо быстрее вопрос с союзной валютой и всем остальным решился бы.

Я думаю, что мы нашли бы именно те развязки, которые позволят это сделать, а камни преткновения мы бы с политической доски убрали. Но для этого нам придется пройти путь очень большой и серьезный.

— Но уже сейчас вы бываете в народе, что называется. Вы сказали, что много ездили, разговаривали с людьми, объясняли…

— Да, мы в регионы ездили и продолжаем.

— Какие у обычного, среднего белоруса сейчас есть опасения против союза с Россией?

— Знаете, у нас узнаваемость самого союзного проекта сейчас уже не так высока, она потеряла актуальность. И в России, как и в Республике Белоруссия, налицо такая же проблема, которую надо было бы решать в общем-то раньше, но лучше поздно, чем никогда.

Во-вторых, граждане нашей страны живут, в первую очередь, наверно, как и большинство граждан России, вопросами социально-бытовыми, личными, а не политическими.

— Все-таки, конечно, есть люди, которые не хотят объединения с Россией. Какие у них аргументы?

— Нет-нет, большинство граждан нашей страны — за интеграцию. Вопрос в степени интенсивности. Действительно, у некоторых есть много определенных фобий в отношении так называемого поглощения.

Но вот Союз с наднациональными какими-то институтами, Союз двух суверенных государств был бы вполне приемлем практически для всех. Большинство граждан нашей страны оценивает это положительно.

— Даже молодежь, которая не помнит Советский Союз?

— Здесь есть проблемы. Социология показывает, что в более возрастной группе есть апелляция в пользу общего советского прошлого. У людей среднего возраста есть четкое экономическое понимание.

Зрелые опытные люди понимают, какое будущее может их ждать, если Белоруссия повторит печальный опыт соседей с юга, например. Это — очень хороший урок, многие его правильно восприняли, все это понимают.

С молодежью — сложнее

С молодежью, конечно, гораздо сложнее. Она вообще меньше вовлечена в политическую повестку. Мы не создали до сих пор какую-то привлекательную для нее модель. Молодые люди многого не понимают, хотя они сейчас — более прагматичны, но именно поэтому не понимают, для чего это нужно.

Евросоюз при всех объективных минусах гораздо лучше проводит маркетинг, и поэтому они сейчас побеждают в борьбе за молодежь, за ее умы.

Это в равной степени относится не только к Белоруссии, но и к России, и другим постсоветским странам. Над этим нам надо серьезно работать.

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Источник

Есть ли будущее у союза России и Белоруссии?

Недавно в Германии представитель второй по популярности партии социал-демократов Мартин Шульц предложил до 2025 года создать Соединенные Штаты Европы с единой конституцией и другими унифицированными документами. Его мнение в той или иной степени разделяет и президент Франции Макрон – вспомните, как в рамках своей предвыборной кампании он говорил о единой и сильной Европе, которая создаст европейский фонд обороны – а это уже заявка на замену в европейском регионе блока НАТО.

И пусть на текущей стадии все эти речи выглядят как обыкновенный популизм, в странах Европы уже назревают перемены, а в условиях европейского политического кризиса и постоянно растущего экономического протекционизма в каждой отдельной стране союза вопреки стараниям Брюсселя, дальнейшая консолидация Европы и создание федеративного государства может стать чуть ли не единственным выходом.

Читайте также:  Как будет заяц в женском роде

Подобные разговоры ведутся и у нас в России, правда пока что всерьез можно рассуждать только о союзном государстве России и Белоруссии, основанном еще в 1996 году. Кто-то вспомнит и про ЕАЭС, но если чисто экономически мы благодаря его существованию действительно получаем очевидные плюсы в виде зоны свободной торговли, свободного перемещения капитала и рабочей силы и так далее, то вот с политической точки зрения все обстоит не так благополучно. Я говорю во-первых о том, как некоторые страны-участницы, пользуясь всеми плюсами ЕАЭС, одновременно с этим не прочь получить и выгоды от Евросоюза. Достаточно вспомнить, как недавно в рамках саммита «Восточного сотрудничества» Армения подписала соглашение с евросоюзом о всестороннем и расширенном партнерстве – не стоит путать этот документ с договором об евроассоциации, но осадок, согласитесь, остается. Во-вторых, я говорю и о недостатке доверия между странами-участницами – в тех же двухсторонних отношениях между Россией и Белоруссией случаются периоды охлаждения.

Но как раз о Белоруссии мне и хотелось бы поговорить. В российском опыте построения проектов интеграции союз с этой республикой, заключенный еще в 1996 году, можно назвать успешным. Изначально это во многом была инициатива Александра Григорьевича Лукашенко, который в Белоруссии пришел к власти на волне пророссийской риторики, в России же проект, в свою очередь, продвигали депутаты государственной Думы. Важно понимать, что Александр Лукашенко изначально рассматривал Союзное Государство как возможность своего политического восхождения, грубо говоря, планировал объединить два государства и на фоне полупьяного Ельцина набрать политических очков и победить на выборах. Именно с этим и связано фактическое торможение Союзной интеграции к середине двухтысячных – на политическом Олимпе России зажглась звезда Владимира Путина, и Лукашенко уже ничего не светило бы как народному политику. Проект заглох и плавно перетек в формат то газовых, то молочных войн, вдобавок ко всему этому руководство двух стран сделало ставку на построение Евразийского Союза, о котором я сказала выше.

Последние новости, правда, заставляют думать, что проект снова начали реанимировать – хотя это происходило с 2011-ого года с переменным успехом.

На выходных в Брянске прошла 53-яя сессия Парламентского Собрания союза России и Белоруссии, председателем которого является Вячеслав Володин. В рамках встречи был, во-первых, принят бюджет на 2018-ый год – да, у союзного государства есть свой бюджет. Он составил почти 7 миллиардов рублей, при этом расходная часть составляет около 5 миллиардов, которые пойдут на финансирование 34 проектов. Среди них можно выделить 3 самых интересных: совершенствование пограничной безопасности Союзного государства, объектов военной инфраструктуры, а также системы защиты информационных ресурсов.

Кроме того, до конца этого года планируется подписать соглашение о взаимном признании виз. Это, на мой взгляд, пора сделать уже давно, так как дальнейшее развитие союзного государства с отсутствием единого визового пространства я себе представляю слабо. И раз уж в начале речь шла о Евросоюзе – да, шенгенская виза является прекрасным примером.

Сам Вячеслав Володин главной целью этой сессии назвал сближение законодательства двух стран в вопросах обеспечения равных прав граждан союзного государства.

Речь идет, в первую очередь, о трудоустройстве, здравоохранении и образовании. Например, медицинскую помощь россияне могут получить в Белоруссии и наоборот, но если в России финансирование осуществляет фонд обязательного медицинского страхования, то в Белоруссии – уже государственный бюджет, а потому вопросы финансирования нуждаются в урегулировании. Похожие проблемы присутствуют и в других областях. Так или иначе, настоящее союзное государство, к созданию которого и стремятся в конечном итоге власти двух стран, должно иметь общее законодательство, и именно на это была направлена встреча в Брянске.

Конечно, до полноценного союзного государства нам еще далеко. Остаются и таможенные проблемы, в частности, пресловутые белорусские креветки, и возможное повторение газовых войн, и периодические недвусмысленные высказывания Лукашенко, также всем хорошо известные. Но раз уж работа над дальнейшим сближением снова началась, мы не должны допустить новой заморозки, как это было в 2006 или 2010-ом.

Источник

Объединение России и Белоруссии: несбыточная мечта или задача для будущих поколений

Дух оппозиционной студии подвиг белорусского лидера на радикальное заявление. «Объединение России и Беларуси не планируется, но, возможно, оно произойдет при следующем поколении», – подвёл итог дискуссиям на эту тему президент Лукашенко.[

Независимость чиновников определяет всю политику власти

Для тех белорусов, которые видели в объединении двух стран какие-то перспективы, Лукашенко пояснил: «Первое независимое государство в истории. Мы никогда не были суверенными и независимыми. Я его построил вместе со своими коллегами. Как, создав своё дитя, я могу его похоронить?»

Это не первое публичное высказывание белорусского президента, в котором он отвергал объединение наших двух стран. Вспомним о других.

В том же декабре Лукашенко уже говорил, что Беларусь не намерена входить в состав другого государства, «даже братской России».

Ничего нового в этой позиции нет. Достаточно вспомнить развал Советского Союза. Тогда лидеры республик «вместе со своими коллегами» пожелали избавиться от власти Москвы. Свобода распоряжения региональными активами и ресурсами им показалась предпочтительнее «прозябания» в составе великой мировой державы.

Вся эта «компания коллег» действительно выиграла от развала Союза. Без внешнего контроля она неплохо обогатилась и без труда навязала людям свою местечковую политику. А что народ? Ответ на это у каждого свой. Кто-то видит его в миллионах мигрантов, покинувших родные дома. Кто-то – в новой машинке, взятой в кредит под приличные проценты.

Люди – одновременно и творцы истории, и её расходный материал. Всё зависит от того, в какой весовой категории общества находится конкретный человек. Александр Лукашенко представляет высшее звено белорусской власти. Потому с его Олимпа объединение «даже с братской Россией» невозможно.

В этом случае, скорее всего, придётся делиться властью. Однако «нынешнее поколение» чиновников не для того её осваивало и строило, чтобы так просто расстаться. Свой меркантильный интерес они прикрывают высокими словами о суверенитете и независимости (без которой белорусы благополучно прожили многовековую историю), как самых ценных достижениях народа.

Куда качнётся маятник настроений

У простых людей другое отношение. Недавний опрос, проведённый Центром пространственного анализа международных отношений ИМИ МГИМО, показал, что белорусы по-доброму относятся к России. 57,6 процента опрошенных хотят, чтобы был союз двух государств. Еще 31,8 процента надеются на партнёрство в российско-белорусских отношениях. Только 0,2 процента жителей Белоруссии враждебны к России.

Читайте также:  Алиса как будет на аварском языке иди сюда

Впрочем, обольщаться этими цифрами не стоит. Власти умеют манипулировать настроением людей. Классический пример в этом смысле – Украина. Как помним, в марте 1991 года здесь более 70% населения проголосовали за сохранение Советского Союза. Было бы и больше. Но уже тогда шла нешуточная пропаганда за отделение Украины от СССР, и референдум (по примеру прибалтов) бойкотировали многие жители западных областей республики.

Через восемь месяцев украинцы, что называется, «дозрели», и в декабре 1991 года более 90% из них проголосовали за независимую Украину. Притом, что на востоке республики (например, на Донбассе) сторонников независимости было поменьше – 54%.

Так что стоит нынешним белорусским властям поднажать на тезис «Россия обирает республику» – и маятник настроения легко пойдёт в отрицательную сторону. Почву для этого президент Лукашенко уже создал. В последнее время он без стеснения говорит о том, что маленькая Беларусь кормит большую России. Даже цифры приводит, как именно кормит, – на 9 миллиардов долларов США, имея в виду отрицательный баланс Белоруссии в двусторонних торговых отношениях.

Деньги, которые пахнут

За многие годы Александр Лукашенко научился тянуть деньги с России. Ими закрывались бреши из управленческих и политических ошибок, прямо влияющих на благополучие республики. В 2016 году МВФ провёл масштабное исследование, в котором оценил общую поддержку белорусской экономики со стороны России.

Основная доля этой поддержки пришлась на поставки энергоносителей и сырья по льготным ценам. Например, Россия поставляла в Беларусь порядка 20 млн. тонн нефти без предъявления таможенных пошлин. Белорусы на своих заводах перерабатывали её в нефтепродукты.

После того, как Россия ввела так называемое налоговое правило, при котором фискальная нагрузка переносилась с пошлин на добычу, цена российской нефти для Белоруссии подросла. Уже в 2019 году доход от белорусского экспорта нефтепродуктов упал на 19,7%.

В Минске заистерили. Требуют вернуть прежние условия. Скандал, что называется, до развода. Отсюда и спекуляции насчёт единого государства. Хотя в практическом плане вопрос об объединении России и Белоруссии не ставился.

Речь шла только об углублении интеграции. Была разработана соответствующая «дорожная карта». В её 31-м пункте предусмотрен план строительства наднациональных органов: парламент и президент. Как раз это положение дало Минску основание расширительно трактовать интеграцию, чтобы выторговать себе новые преференции.

Не вышло. Надо помнить, что российским мотивом выхода из СССР было нежелание «кормить республики». По факту получается: продолжаем кормить, и даже рынок свой открыли настежь. На Россию сегодня приходится 93,4% белорусского экспорта в страны ЕАЭС.

Все эти цифры, расчёты, пересчёты важны для лукавых политиков, чтобы оправдать свою некомпетентность и неумение эффективно управлять страной. Для людей важнее другое – безопасность, экономическое благополучие, возможность развиваться, иметь большое жизненное пространство. Так есть ли шанс на объединение России и Белоруссии? Есть, но, судя по всему, есть и силы, которые вероятность воплощения этого шанса намерены сводить к нулю.

Пока мы живём в разных странах, разъединённые политиками и политиканами. Они не дадут нам быть вместе, по крайней мере, при жизни нынешнего поколения, как сказал на «Эхо Москвы» белорусский президент Александр Лукашенко.

Источник

Через три года он был преобразован в Договор о создании единого государства. Мы сотрудничаем по многим направлениям (см. табл.), но общего политического, экономического, валютного, таможенного, юридического, культурного и гуманитарного пространства, будем откровенны, так и не случилось. Есть ли шанс?

Минувшим летом Беларусь пережила шок. После выборов президента начались массовые выступления протеста. Оппозиция объявила, что официальная цифра в 80 процентов проголосовавших за Александра Лукашенко «нарисована» избиркомом, а победу одержала домохозяйка Светлана Тихановская. Позже независимые эксперты пришли к выводу, что подтасовки действительно были. Только Тихановская при самом благоприятном для нее исходе могла набрать больше голосов только в Минске. В остальных же регионах безоговорочную победу одержал Александр Григорьевич.

Мы видели беснование прозападных манифестантов, русофобские плакаты на улицах. Всплыли факты о совместной спецоперации украинской разведки и ЦРУ, в результате которой были скомпрометированы и арестованы в Минске российские граждане. На этом фоне симпатии большинства россиян были предсказуемо на стороне Батьки.

А он не сдается. Стоит и нехорошо смотрит. Ну, кто на меня?

Однако не по вине ли самого Лукашенко стала возможна такая ситуация?

Заигрывал с нациками

Батька на протяжении долгих лет сквозь пальцы смотрел на вакханалию националистов в своей стране. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Есть время одуматься

— Но ведь на его место придут отпетые русофобы!

— Не обязательно, ведь в Беларуси есть и пророссийские политики, хотя Александр Григорьевич их тщательно зачищает. Например, Валерий Цепкало, который был вынужден уехать в 2020 году на фоне уголовного дела против него. В Россию, заметьте, а не в какую-нибудь Польшу. Нам нужно добиваться демократизации жизни в Беларуси, поддерживать пророссийские партии, поскольку белорусы в массе своей не против нас. А сейчас Минск за счет Москвы от нее же и отгораживается.

— Вы согласны с тем, что у Беларуси без России будущего нет?

— Разумеется. Самостоятельно она не выживет. Евроинтеграция? Посмотрите на ее результаты: стагнирующая Прибалтика, нищая коррумпированная Болгария, ну а Украина. Вы все видите сами. Спасет только объединение с Россией.

И в этом вопросе с политологом согласен Ольшанский.

Так что придется быть «подай-принеси». Кому полы вымыть? Кому клубнику собрать? Кому ребенка родить на заказ?

Всякий труд ценен, но только здесь человек из Минска или Гомеля может стать хоть министром, хоть генералом, хоть писателем, и никто не заметит отличий от аналогичного министра, генерала или писателя из Калуги или Череповца. Потому что их нет, отличий.

Планируется создание научного кластера в Арктическом регионе.

Ведутся переговоры с «Росатомом» и Министерством по развитию Дальнего Востока и Арктики РФ.

Союзные программы

«Интеграция НГ» 1 млрд 171 млн руб.

Чернобыльская АЭС 992,38 млн руб.

«ДНК-идентификация» 1 млрд 990 млн руб.

Гидробезопасность 122,6 млн руб.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий