Как вы думаете почему образовательный уровень населения россии был одним из самых низких в европе

В России выявлена поголовная недообученность

На минувшей неделе был представлен аналитический доклад «Российское образование в контексте международных индикаторов», подготовленный Федеральным институтом развития образования (ФИРО) РАНХиГС. Впервые показатели отечественной системы образования сопоставляются с показателями развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а уровень образования в стране прямо связывается с ее экономическим развитием.

Россия — одна их самых образованных стран в мире. И это не лозунг, а реальное положение дел: 63 процента населения в возрасте от 25 до 64 лет, говорится в докладе, имеют третичное образование (дипломы об окончании вузов и колледжей, где готовят специалистов среднего звена). По этому показателю из 46 стран — членов ОЭСР и партнеров мы уступаем только Ирландии и Канаде. У нас очень низкая доля людей образованием ниже полного среднего — 5%, второе место после Японии.

Во всем мире высокая доля населения с третичным образованием в стране сопровождается высоким уровнем ее экономического развития. Образование населения — это самый общий показатель потенциальных возможностей использования современных технологий в экономике, обеспечивающих сегодня конкурентные преимущества и качественные параметры экономического роста. Казалось бы, констатация очевидная. Но Россия, как всегда, — парадоксальное исключение. При образцово-показательном уровне образования мы занимаем не лидирующие строчки в экономических рейтингах, а весьма скромное 36-е место из 46 стран ОЭСР по объему ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС). Наш показатель 25 767 долларов, а текущая позиция — между Турцией и Чили. Если бы мы соответствовали общемировой тенденции, то этот показатель был бы в два раза выше, подчеркивается в докладе,— где-то на уровне США.

Объяснить этот парадокс «Огонек» попросил автора доклада, директора Научно-исследовательского центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марка Аграновича.

— Есть две страны, выбивающиеся из общего тренда: это Россия и Люксембург,— говорит он.— У нас экономическое развитие сильно отстает от уровня образования. А в Люксембурге, наоборот, опережает. Там ВВП на душу по ППС просто зашкаливает — 105 139 долларов, хотя уровень образования, в общем-то, средний по ОЭСР. В этой стране зарплаты учителей на втором месте среди бюджетников. А на первом — зарплаты воспитателей детских садов.

Легенды и мифы российского образования

Куда же в отечестве девается преимущество, которое дает статус «самой образованной страны»? Можно, конечно, утешиться, что это вопрос в большей степени для политиков, но и само «преимущество» вызывает много серьезных вопросов. Составители доклада попытались разобраться, в чем отличие нашей системы образования и насколько она связана с рынком труда.

По каким индикаторам образования наша страна больше всего отличается от мировых трендов

Выяснилось: в России среди людей с третичным образованием в возрасте от 25 до 64 лет очень высока доля людей со средним профессиональным образованием — в два с лишним раза выше, чем в странах ОЭСР. У нас выпускники СПО составляют 44 процента, бакалавры, специалисты и магистры — 55 процентов. Средние показатели ОЭСР — соответственно 17 процентов и 81 процент.

Это большая неожиданность. Ведь у нас на всех углах твердят, что предприятиям не хватает рабочих и специалистов среднего звена: в топ-10 самых дефицитных профессий в России входят сварщики, слесари, операторы станков («Огонек» подробно писал об этом в № 45 за 2019 год). Марк Агранович объясняет:

— В развитых странах человек, получивший среднее профессиональное образование, продолжает учебу в системе дополнительного профобразования (ДПО). И со временем заканчивает вуз. Почти всеобщее высшее в современной России — это значительное количество дипломов, полученных в вузах с сомнительной репутацией. Пока же на рынке труда соискатели с вузовскими дипломами вытесняют работников с более низким образованием. Работодатели предпочитают брать на рабочие профессии людей из институтов и университетов. Они более развиты, дисциплинированны и коммуникативны.

Другой отмеченный в докладе нюанс: структура специальностей в наших университетах сильно перекошена.

Российских абитуриентов призывают поступать в технические университеты, а число бюджетных мест в вузах по социально-экономическим, гуманитарным и медицинским направлениям в последние годы резко сократилось. По этим направлениям доля выпускников у нас намного ниже, чем в развитых странах, где, наоборот, акцент делается на подготовке по социальным наукам, искусству, педагогике. Эту позицию Марк Агранович комментирует так:

— Начнем с того, что многие наши инженеры не работают по специальности! Либо зарплаты маленькие, либо их подготовка не устраивает работодателей. Есть у нас технические вузы, выпускников которых отрывают с руками. Но таких вузов немного. Сегодня просто невозможно выпустить готового специалиста, его надо доучивать. Кто больше всех говорит об отсутствии кадров? Крупные государственные предприятия. Но часто они сами не эффективны. И эти предприятия занимают большую часть промышленного сектора. А частные предприятия более тщательно подходят к подбору персонала, занимаются повышением квалификации работников и доучивают их на рабочем месте или в образовательных организациях. И на самом деле, у нас экономисты, юристы и медики очень востребованы рынком труда. На эти направления абитуриенты идут вопреки мнению Минобрнауки и несмотря на то, что семьи при этом несут высокие затраты.

KMO 085447 10190 1 t218 215736

Почему положение России в международных рейтингах образования расходится с реальностью

Есть еще одна отечественная «особенность»: очень много у нас тех, кто получил «неочное» третичное образование. Доля заочников в СПО — 31 процент против 6–7 процентов по странам ОЭСР. В бакалавриате — 49 процентов при среднем значении по странам ОЭСР 21 процент, а в магистратуре — 36 процентов против 17 процентов. Автор доклада убежден: заочное образование по качеству не равно очному. Это надо учитывать, когда мы говорим о высокой образованности в нашей стране.

— Это традиция, заложенная еще во времена СССР, и мы ее сохраняем,— говорит эксперт.— Тогда заочное образование в массовом масштабе оправдывалось плохими коммуникациями, не всякий студент мог уехать учиться в большой город. И в ту, доинформационную эпоху, эта форма образования не была идеальной. Но дело не в этом, а в качестве высшего образования. У нас системы для его оценки просто нет. Ведь оценивать уровень подготовки специалиста должно не учебное заведение, которое ему выдает диплом, не университет, а рынок труда. О необходимости такую систему создать и отладить говорят давно, но пока это только разговоры.

Отличия родной системы образования от развитых стран начинаются с самого раннего возраста. Нобелевский лауреат по экономике Джеймс Хекман доказал, что наибольшая отдача от инвестиций в человеческий капитал получается именно в дошкольном образовании, причем в младших возрастах. По международной классификации различают два уровня дошкольного образования: программы раннего развития (до 3 лет) и предшкольное образование (от 3 лет и выше). Так вот, Россия не только отстает от развитых стран по охвату детей программами первого уровня, но даже снизила этот показатель по сравнению с 2005 годом (с 21 до 19 процентов). Одна из причин: ключевым показателем федеральных образовательных программ стало обучение именно на предшкольном этапе. В итоге многие дети у нас просто не проходят первую стадию развития. А значит, и не развиваются так, как нужно в этом возрасте. В большинстве стран очень важную роль в дошкольном образовании играет негосударственный сектор, особенно в сфере услуг раннего развития. В Израиле и Индонезии доля частного сектора достигает 100 процентов. В России частных детских садов — 1 процент от общего числа дошкольных учреждений.

Дальше — начальная школа. В большинстве стран дети идут в первый класс в 5–6 лет. Только у нас и в Турции — в семь.

По мнению авторов доклада, это не просто сравнительные характеристики, а сущностные. В частности, Марк Агранович обращает внимание на то, что первый класс в большинстве развитых стран — это время привыкания к школе и выявления склонностей. Не столько получение знаний, сколько игра, в которой дети учатся общению друг с другом и учителем. Однако, как ни привлекательна европейская система, мы к ней пока не готовы, учеба в первых классах российских школ устроена совершенно иначе.

Еще одно серьезное отличие — сроки обучения. Почти во всех странах ОЭСР дети учатся 12, 13, а то и 14 лет, в основном с 6 до 19 лет. У нас — 11 лет. При этом академическая нагрузка на учеников (число уроков) у нас меньше, чем в среднем по ОЭСР — да, да! Как бы ни возражали родители — в начальной школе 599 часов в год против 799 часов, в основной школе — 803 часа против 919 часов. Слишком уж много в стране праздничных дней и чересчур долгие каникулы. Поэтому и такие нагрузки в школе — наши дети должны усваивать примерно такой же объем учебного материала, как и их сверстники в других странах, но за меньшее количество часов.

Едем дальше. В начальных классах российские школьники гораздо больше, чем их зарубежные сверстники, изучают родной язык и литературу и существенно меньше — иностранный язык и социальные науки. В 5–9-х классах российских школ гораздо больше, чем за рубежом, уделяется времени на изучение естественных наук. В развитых странах дети в этом возрасте изучают искусство и второй иностранный язык — у нас этого практически нет.

Все это, впрочем, вовсе не означает, что российская система образования хуже или лучше других. Она другая. Невысокий уровень расходов на образование в отечестве удручает, но, оказывается, соответствует уровню нашего экономического развития, так отмечается в докладе.

Вот занятные цифры из этого документа: средняя величина расходов на 1 школьника по странам ОЭСР составляет 10 тысяч долларов в год, в России этот показатель ниже более чем в два раза — 4,2 тысячи долларов. Средняя годовая заработная плата педагогов в развитых странах варьируется от 15,1 тысячи долларов в Латвии до 108,7 тысячи долларов в Люксембурге. Среднее значение по странам ОЭСР — 42,9 тысячи долларов. Заработная плата учителей в РФ составляла в 2016 году 23,3 тысячи долларов (по ППС, до налогов и социальных вычетов). Но самая впечатляющая цифра — это доля государственных расходов на образование в процентах от ВВП: на школу мы тратим 1,9 процента, на СПО — 0,1 процента, на ВПО — 1 процент. Это самые низкие показатели по ОЭСР…

Марк Агранович, однако, призывает не забывать и о позитиве:

— Доля нашего высшего образования на международном рынке занимает 6,8 процента — это третий показатель в мире. Значит, нам есть чему научить. Вопрос — кого. В основном у нас учатся студенты из слаборазвитых стран и ближнего зарубежья.

У каждой страны свои ответы на вызовы в сфере образования, отмечается в докладе ФИРО. И все страны по-разному на них реагируют. Одни, как, например, Финляндия, коренным образом ломают традиционные школьные программы и учебные планы и переходят к курсам, объединяющим несколько предметов. Другие, как наша страна, идут по экстенсивному пути, наращивая объемы информации в учебных программах, ищут опору в прошлых достижениях национальной системы образования. Образование — очень консервативная сфера жизни. И желание поэкспериментировать здесь может привести к печальным результатам.

— Наш доклад о том, как наша система образования выглядит в свете международных показателей,— итожит Марк Агранович.— Но они не могут быть целью. Нам прежде всего важно знать, к какому результату мы идем. Говорить об эффективности или неэффективности системы можно тогда, когда мы понимаем, чего хотим добиться. Наша главная проблема в том, что это у нас нигде не сформулировано. Мы делаем вид, что знаем, каким должен быть выпускник школы. Или каким специалистом будет, когда окончит вуз. А насколько эти наши представления соответствуют реальности — неизвестно.

KMO 085445 04294 1 t218 001629

Как поиск одаренных детей превращается в проблему

Что же известно? Что наше образование — парадоксов друг. Считается, что рабочих специалистов не хватает — а их переизбыток. Не первый год идет борьба с «неправильными» приоритетами абитуриентов — их изо всех сил направляют на технические специальности, а большинство свежеиспеченных инженеров остаются без работы, и спрос как раз — на гуманитариев. Дети в школах задыхаются от непомерной нагрузки, но, оказывается, недорабатывают. Система дополнительного профессионального образования, без которой в наш инновационный век никуда, просто не создана. И в итоге «самое лучшее» образование оказывается на деле совсем не «самым», а «всеобщая образованность» — почти поголовной недообученностью.

Ну и под занавес финальный экспертный вывод: наша экономика не использует даже те возможности, которые ей предоставляет отечественная система образования. Но это вопросы уже не к школам и вузам…

Источник

Уровень грамотности в России низкий. Потому что нет запроса от общества, работодателя, государства

student

ЕГЭ – корень зла?

Вчерашних школьников, как выяснилось, научили только выбирать правильный из предоставленных ответов, а почему он верный, мало кто может объснить. О том, как сказывается ЕГЭ на выпускниках, в своем интервью «Московскому комсомольцу» однажды рассказала доцент журфака МГУ Анастасия Николаева. По ее словам, на одном из тестирований из 229 первокурсников на одну страницу текста сделали восемь и меньше ошибок только 18%, остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали примерно по 24–25 ошибок. Практически в каждом слове было по три-четыре ошибки, которые искажали смысл слова до неузнаваемости – понять какие-то слова было просто невозможно. В чем же причина столь провальных показателей?

– В какой-то степени в «олбанском» интернет-языке (ред: интернет-сленг, допускает иное написание слов, чтобы не тратить много времени). Однако главная беда – ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями – все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные лакуны в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине, – считает Николаева.

Проблема осталась актуальна и сейчас.

А ты читаешь книги?

Когда я училась в школе, моим учителям было около 50-60 лет. И на каждую ошибку или незнание материала у них была одна фраза – потому что только и делаете, что в телефонах сидите, даже думать разучились. Я долго не понимала, почему они так говорят. Ведь в современных смартфонах можно читать книги, смотреть научно-популярные видео и онлайн-уроки, да даже непонятное слово можно найти в поисковике и узнать, что оно значит и как его писать. Разве это не является частью просвещения?

Но сейчас я в полной мере понимаю, о чем тогда говорили учителя. Во многих приложениях включен режим Т9: ты вводишь начало слова, а он продолжает его или же исправляет в твоем варианте написания ошибку. Хорошо ли это? Собеседник подумает, что ты грамотен. Но что будет, если попросить тебя написать это же слово от руки?

– В социальных сетях практически каждый третий мой знакомый пишет, совершая какие-либо ошибки, несмотря на то, что есть Т9, который сам все исправляет. Но, на мой взгляд, сейчас устная речь страдает намного больше, чем письменная. Мне кажется, проблема в том, что сейчас мало кто читает книги. Люди думают, зачем читать книги, если сейчас все есть в интернете. Но надо в любом случае читать, даже не обязательно классику, – рассказала корреспонденту LentaChel.ru Дарья, студентка второго курса факультета журналистики Института международного права и экономики имени Грибоедова.

Есть ли запрос на грамотность?

Кто может рассказать о том, с каким уровнем грамотности приходят в университеты, если не преподаватель? Мы пообщались с Юлианой Корсаковой, магистром филологии и преподавателем ЧелГУ, и узнали, каков, на ее взгляд, уровень грамотности сейчас и как можно сделать его выше:

– Все зависит от того, что вкладывать в понятие «грамотности»? Умение читать и писать? В таком случае у нас почти все население грамотное – базовыми навыками обладает, на это натаскивали и раньше, и сейчас. Если же понимать под грамотностью знание комплексное, то его, конечно, недостает даже у людей, получивших образование журналиста или филолога.

Мне кажется, что низкий уровень речевой культуры вытекает из бедного словарного запаса: люди не только не знают смысла многих слов, но и не стремятся отыскать их значение в словаре. Еще одна причина низкой грамотности – неспособность к самокоррекции. Сейчас, когда каждый может создать блог и писать в него все, что пожелает, считается модным мгновенно продемонстрировать свою реакцию на то или иное событие. А качественный вдумчивый текст быстро написать невозможно. Люди читают такие материалы, непроизвольно запоминают противоестественные языку конструкции и транслируют ее уже в своей речи.

Чтобы поднять уровень грамотности, должен быть запрос либо от общества, либо от работодателя, либо от государства. Как говорится, насильно мил не будешь, и если человеку развитие собственной устной и письменной речи кажется бесполезным, то ничто не сможет его переубедить, – поделилась с корреспондентом LentaChel.ru Юлиана Корсакова.

Что делать?

Понимаете, что хотите повысить собственный уровень грамотности, но не знаете как?

Для начала всегда думайте, что и как говорите, потом грамотно-построенная речь войдет у вас в привычку. Например, в маршрутке не нужно говорить «останови на остановке», достаточно сказать «на остановке, пожалуйста». И вам, и водителю будет приятнее.

Читайте. Уделить полчаса времени в день на чтение книги не так уж и много. Прочитаете две-три книги и уже начнете замечать, как трансформируются ваши речь и мысли.

Не хватает самоконтроля? Стоит поискать проекты, направленные на повышение уровня грамотности населения в вашем городе: открытые занятия, вечерние лекции, воскресные завтраки. Об одном из таких проектов мы хотим рассказать подробнее. Каждый год сотни тысяч людей пишут «Тотальный диктант» по всей России и даже за рубежом. Важно, что перед самим диктантом проходят лекции, на которых филологи рассказывают правила русского языка и отвечают на вопросы.

– Одна из целей «Тотального диктанта»: показать, что быть грамотным – важно для каждого человека. Поэтому роль данной акции в сохранении грамотности очень высока. Проект объединяет более 230 тысяч человек по всей стране, говорящих и пишущих по-русски, при этом с каждым годом количество участников увеличивается. Важно, что «Тотальный диктант» – добровольная акция, которая проходит в нетривиальной обстановке.

Многим людям нравится атмосфера, которая царит в аудитории при проведении «Тотального диктанта», поэтому они возвращаются каждый год. При этом включается соревновательный момент – многие приходят на «Тотальный диктант», чтобы улучшить свой прошлогодний результат и, наконец, получить заветную «пятерку». Помимо этого, акция поддерживает интерес к чтению и современной литературе (не секрет, что грамотен тот человек, кто много читает).

Каждый год текст пишет современный автор, который добился успехов на литературном поприще. Мероприятия, инициированные организаторами акции, также «работают» на повышение грамотности. Ежегодно перед диктантом мы проводим бесплатные курсы по русскому языку, в рамках которых вспоминаем правила русского языка, которые встретятся в диктанте этого года. Кроме того, в рамках «Тотального диктанта» проводятся образовательные лекции и мастер-классы.

Например, в прошлом году команда «Тотального диктанта» в Челябинске организовала грамотное кулинарное шоу, в рамках которого участники готовили блюда итальянской кухни, а филолог комментировал происхождение или правила произношения того или иного слова, – рассказала корреспонденту LentaChel.ru Анна Минибаева, специалист по связям с общественностью «Тотального диктанта» в Челябинске.

Источник

Как изменился уровень образования в России с начала века

19151545wcyy d 850

Как измерить школу

Во-первых, разрабатывали их серьезные эксперты из ведущих мировых университетов. Все как положено: долго проверяли, считали, тестировали.

Depositphotos 2402511 l

Depositphotos 2402511 l

В-третьих, измерения проводятся с 90-х годов прошлого века. И остаются неизменными по уровню сложности.

Если «градусник» не меняется, нынешних школьников можно сравнить с их сверстниками, учившимися десять или двадцать лет назад. Это куда более надежный измеритель, чем собственные ощущения, приправленные воспоминаниями: «А вот раньше…». Статья, собственно, именно об этом. В конце 2016 года были опубликованы результаты последних измерений TIMSS и PISA. Эти таблицы с цифрами многое говорят об уровне подготовки и развитии интеллекта современных российских детей.

Повод для национальной гордости

Из заданий исследования TIMSS для 4-х классов:

1. Какая дробь не равна остальным дробям: 1/2, 4/8, 2/4, 2/8?
2. В соревнованиях по футболу команда получает: 3 очка за победу, 1 очко за ничью, 0 очков при проигрыше. У команды Зедландии 11 очков. Какое наименьшее количество игр могла сыграть команда Зедландии?
3. В месяц Гриша подрастает на два сантиметра. Почему Грише для того, чтобы расти, важно есть пищу, содержащую кальций?
4. Приведи два примера деятельности человека, которая может привести к вымиранию животных.

Имейте в виду: измерялись только знания по классическим предметам вроде математики или «Окружающего мира». Но ведь нынешние школьники приобрели массу других компетенций, которых не было у их сверстников. Например, современный четвероклассник может легко настроить Android, а если постарается, сумеет запрограммировать робота. Получается, что по сумме знаний и умений прогресс еще больше.

И уж совсем невероятными наши результаты кажутся, если учитывать национальный доход ведущих государств. Он влияет на многое, в том числе на финансирование образования. Конечно, нет прямой зависимости: один доллар = одна мозговая извилина. Но в масштабах планеты связь, безусловно, есть. Так вот, по уровню знаний школьников мы опережаем государства, ВВП которых на душу населения втрое больше нашего. А если брать тех, у кого среднедушевой доход близок к российскому (например, Турцию или Чили), то разрыв просто колоссальный.

В общем, если кому-то хочется найти повод для национальной гордости, то это чувство можно испытывать не только по отношению к предкам времен Куликовской битвы, но и в отношении нынешних, десятилетних мальчиков и девочек. Если верить статистике, они это заслужили.

Кто помогал школьникам

Безусловно, традиции сыграли свою роль. Но если бы этот фактор был единственным, невозможно было бы объяснить, почему в 2003 и 2007 годах результаты заметно (примерно на 20 баллов) снизились по сравнению с девяностыми, а потом стали расти и поднялись выше, чем было сразу после развала Советского Союза.

Depositphotos 6148460 m

Depositphotos 6148460 m

Но может, дело не только в школе? Наверняка на результаты повлияло и то, что родители стали уделять больше внимания образованию детей, больше с ними заниматься, водить на образовательные мероприятия, покупать научно-популярную литературу. Мода на ум сделала свое дело.

Из отчёта по результатам TIMSS для 4-х классов:

Продолжаем искать причины. В 1984 году новозеландский ученый Джеймс Флинн установил, что в течение полувека коэффициент интеллекта постоянно повышался. Тесты IQ постоянно корректируются так, чтобы среднее значение равнялось 100 баллам. Если учесть это изменение, получается, что IQ растет со скоростью 2-3 балла в десятилетие. Почему? До конца не ясно. То ли из-за насыщения информационной среды, то ли из-за улучшения питания, то ли из-за более интеллектуальных игрушек. Дискуссия продолжается.

Правда, пока ученые дискутируют, появился новый тренд: в самых развитых странах вроде Норвегии рост IQ почти прекратился. Но если считать, что Россия не самая развитая страна, все получается вполне логично, тем более что эффект Флинна коррелирует со скоростью улучшения показателей наших школьников.

Знания не для жизни

В предыдущих главах я расписывал успехи, которых достигли российские школьники. Но если все и везде хорошо, получается очень скучно. И нереалистично. Так вот, если в TIMSS для младших классов мы можем праздновать триумф, то в тесте PISA наши результаты куда скромнее. Это исследование проводится среди 15-летних подростков и проверяет не усвоение школьной программы, а то, как полученные знания применяются для решения реальных жизненных задач.

1. В классе 25 девочек. Их средний рост равен 130 см. Объясните, как подсчитать средний рост девочек.
2. Для зрителей на концерте рок-музыки было отведено прямоугольное поле размером 100 на 50 м. Все билеты были проданы, и поле было полностью заполнено стоящими фанатами. Какое из следующих чисел является наилучшей оценкой общего числа людей, посетивших этот концерт? а) 2000. b) 5000. c) 20 000. d) 50 000. e) 100 000.

Здесь у нас все хуже. Например, в заданиях PISA на проверку естественно-научной грамотности мы набрали 487 баллов. Это уже совсем не лидерство, а середина рейтинга из 70 стран, где наверху все те же Сингапур и Япония, а внизу Алжир и Доминиканская Республика. Мы отстаем и от США, и от Польши, и от Франции. Примерно такие же показатели в заданиях на математическую грамотность и умение понимать тексты. Обидно.

В чем дело? В первую очередь в том, что хваленая советская школа была ориентирована на решение пусть сложных, но все-таки относительно стандартных задач. А PISA требует выйти за рамки привычных схем. Наши подростки хорошо берут интегралы и помнят сложные органические вещества, но путаются, когда надо подсчитать сумму скидки в магазине или разобраться с этикеткой на йогурте.

Depositphotos 23396682 m

Depositphotos 23396682 m

О том, что наше образование дает не слишком прочные знания, свидетельствует знаменитый опрос ВЦИОМ. Он показал, что в России32 % взрослых респондентов считают, что Солнце вращается вокруг Земли, 18% полагают, что электроны больше атомов, а 29% уверены, что первые люди жили тогда же, когда и динозавры. Даже азы знаний, которые давались в школе, выветрились из головы.

Что делать? Среди рекомендаций, которые дают эксперты по итогам PISA, есть, например, такая: «Необходимы изменения в организации учебного процесса при изучении естественно-научных предметов в школе. Он должен способствовать формированию таких умений, как объяснение явлений, выдвижение и проверка гипотез, прогнозирование событий («что будет, если…?”), постановка вопросов и планирование основных этапов исследования, анализ данных, представленных в разной форме, обоснование и обсуждение результатов экспериментов». Грубо говоря, речь идет о том, чтобы сделать школьные уроки более научными.

Depositphotos 11340658 m

Depositphotos 11340658 m

У нас с 1-го по 4-й класс изучается единый предмет «Окружающий мир». Дальше он заканчивается, и появляются независимые друг от друга биология и география, причем в небольших дозах. Лишь через несколько лет, когда основы природоведения уже основательно забыты, в программе возникает физика, а потом химия.

Собственно, в этом и состоит главная цель исследований типа TIMSS и PISA: важно не столько выяснить, в какой стране школы круче, сколько разобраться в проблемах каждой из стран и попытаться их решить.

Что покажут школьники в 2019 году

Закончить текст хочется на оптимистической ноте. Когда презентовали результаты TIMSS и PISA, кто-то сказал, что, дескать, российские школьники достигли своего максимума и вряд ли их результаты в дальнейшем улучшатся. Галина Ковалева думает по-другому:

— Есть же эффект когорты. Те четвероклассники, которые сейчас показали высокие результаты, через четыре года будут решать задачи лучше, чем нынешние восьмиклассники. То есть во время следующих замеров (в 2019 году) в рейтинге TIMSS для восьмых классов у нас есть все шансы подняться еще выше, хотя мы и так почти в лидерах.

Что касается PISA, то и здесь стоит ждать улучшений. Да, наши результаты сугубо средние. Но они намного лучше тех, что были раньше. Например, по умению понимать и использовать тексты (читательская грамотность) мы с 2006 года улучшили показатели на 55 баллов, это очень много. Наша кривая неуклонно идет вверх, и нет причин для смены тренда, ведь российская школа движется как раз в сторону «образования для жизни».

Кажется, оптимистическая нота удалась. Собственно, в этом и была главная задача текста: убедить в том, в настоящем и будущем поводов для гордости ничуть не меньше, чем в далеком прошлом.

Источник

Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector