Как вы думаете почему чистые пруды были для нагибина

Как будет

Как вы думаете почему чистые пруды были для нагибина

ЧИСТЫЕ ПРУДЫ

Чистые пруды. Для иных это просто улица, бульвар, пруд, а для меня — средоточие самого прекрасного, чем было исполнено мое детство, самого радостного и самого печального, ибо печаль детства тоже прекрасна.
Чистые пруды были для нас школой природы. Как волновала желтизна первого одуванчика на зеленом окоеме пруда! Нежности и бережности учили нас их пуховые, непрочные шарики, верности — двухцветное сродство иван-да-марьи. Мы ловили тут рыбу, и бывало, на крючке извивалась не просто черная пиявка, а настоящая серебряная плотичка. И это было чудом — поймать рыбу в центре города. А плаванье на старой, рассохшейся плоскодонке, а смелые броски со свай в холодную майскую воду, а теплота весенней земли под босой ногой, а потаенная жизнь всяких жуков-плавунцов, стрекоз, рачков, открывавшаяся на воде, — это было несметным богатством для городских мальчишек: многие и летом оставались в Москве.
Не менее щедра была и наша Чистопрудная осень. Бульвар тонул в опавшей листве, желтой, красной, мраморной, листве берез, осин, кленов, лип. Мы набирали огромные охапки палой листвы и несли домой прекрасные, печальные букеты, и сами пропитывались их горьким запахом.
Чистые пруды были для нас и школой мужества. Мальчишки, жившие на бульваре, отказывали нам, обитателям ближних переулков, в высоком звании «Чистопрудных». Они долго не признавали нашего права на пруд со всеми его радостями. Лишь им дано право ловить рыбу, кататься на лодке, лазать зимой по ледяным валунам и строить снежные крепости. Смельчаки, рисковавшие приобщиться к запретным берегам, беспощадно карались. Чистопрудные пытались создать вокруг своих владений мертвую зону. Мы не только не могли приблизиться к пруду, но и просто пересечь бульвар на пути в школу было сопряжено с немалым риском. Разбитый нос, фиолетовый синяк под глазом, сорванная с головы шапка — обычная расплата за дерзость. И все же никто из нас не изменил привычному маршруту, никто не смирился с жестким произволом чистопрудных захватчиков. Это требовало характера и воли: ведь достаточно было сделать маленький крюк, чтобы избежать опасности. Но даже самые слабые из нас не делали уступки страху.
Мы выступили против чистопрудных единым фронтом. Ребята Телеграфного, Мыльникова, поддержанные дружественными соседями с Потаповского, Сверчкова, Златоустинского переулков, наголову разбили Чистопрудных в решительной битве возле кинотеатра «Колизей». Отныне пруд и аллеи бульвара стали достоянием всех мальчишек округи, а от былой вражды не осталось со временем и следа. Смотрели твои окна на бульвар или в тишину прилегающих переулков, ты равно считался чистопрудным со всеми высокими правами, какое давало это звание. (382 слова) (По Ю. М. Нагибину)

Источник

Изложения

Чистые пруды. Для иных это просто улица, бульвар, пруд, а для меня — средоточие самого прекрасного, чем было исполнено мое детство, самого радостного и самого печального, ибо печаль детства тоже прекрасна.
Чистые пруды были для нас школой природы. Как волновала желтизна первого одуванчика на зеленом окоеме пруда! Нежности и бережности учили нас их пуховые, непрочные шарики, верности — двухцветное сродство иван-да-марьи. Мы ловили тут рыбу, и бывало, на крючке извивалась не просто черная пиявка, а настоящая серебряная плотичка. И это было чудом — поймать рыбу в центре города. А плаванье на старой, рассохшейся плоскодонке, а смелые броски со свай в холодную майскую воду, а теплота весенней земли под босой ногой, а потаенная жизнь всяких жуков-плавунцов, стрекоз, рачков, открывавшаяся на воде, — это было несметным богатством для городских мальчишек: многие и летом оставались в Москве.
Не менее щедра была и наша Чистопрудная осень. Бульвар тонул в опавшей листве, желтой, красной, мраморной, листве берез, осин, кленов, лип. Мы набирали огромные охапки палой листвы и несли домой прекрасные, печальные букеты, и сами пропитывались их горьким запахом.
Чистые пруды были для нас и школой мужества. Мальчишки, жившие на бульваре, отказывали нам, обитателям ближних переулков, в высоком звании «Чистопрудных». Они долго не признавали нашего права на пруд со всеми его радостями. Лишь им дано право ловить рыбу, кататься на лодке, лазать зимой по ледяным валунам и строить снежные крепости. Смельчаки, рисковавшие приобщиться к запретным берегам, беспощадно карались. Чистопрудные пытались создать вокруг своих владений мертвую зону. Мы не только не могли приблизиться к пруду, но и просто пересечь бульвар на пути в школу было сопряжено с немалым риском. Разбитый нос, фиолетовый синяк под глазом, сорванная с головы шапка — обычная расплата за дерзость. И все же никто из нас не изменил привычному маршруту, никто не смирился с жестким произволом чистопрудных захватчиков. Это требовало характера и воли: ведь достаточно было сделать маленький крюк, чтобы избежать опасности. Но даже самые слабые из нас не делали уступки страху.
Мы выступили против чистопрудных единым фронтом. Ребята Телеграфного, Мыльникова, поддержанные дружественными соседями с Потаповского, Сверчкова, Златоустинского переулков, наголову разбили Чистопрудных в решительной битве возле кинотеатра «Колизей». Отныне пруд и аллеи бульвара стали достоянием всех мальчишек округи, а от былой вражды не осталось со временем и следа. Смотрели твои окна на бульвар или в тишину прилегающих переулков, ты равно считался чистопрудным со всеми высокими правами, какое давало это звание. (382 слова) (По Ю. М. Нагибину)

Читайте также:  Как будет на таджикском родной

Перескажите текст подробно.
Ответьте на вопрос: «Как вы думаете, почему Чистые пруды были для Ю. Нагибина «средоточием самого прекрасного, чем было исполнено» его детство?»
Перескажите текст сжато.
Расскажите об улице вашего детства.

Источник

Изложения

Чистые пруды. Для иных это просто улица, бульвар, пруд, а для меня — средоточие самого прекрасного, чем было исполнено мое детство, самого радостного и самого печального, ибо печаль детства тоже прекрасна.
Чистые пруды были для нас школой природы. Как волновала желтизна первого одуванчика на зеленом окоеме пруда! Нежности и бережности учили нас их пуховые, непрочные шарики, верности — двухцветное сродство иван-да-марьи. Мы ловили тут рыбу, и бывало, на крючке извивалась не просто черная пиявка, а настоящая серебряная плотичка. И это было чудом — поймать рыбу в центре города. А плаванье на старой, рассохшейся плоскодонке, а смелые броски со свай в холодную майскую воду, а теплота весенней земли под босой ногой, а потаенная жизнь всяких жуков-плавунцов, стрекоз, рачков, открывавшаяся на воде, — это было несметным богатством для городских мальчишек: многие и летом оставались в Москве.
Не менее щедра была и наша Чистопрудная осень. Бульвар тонул в опавшей листве, желтой, красной, мраморной, листве берез, осин, кленов, лип. Мы набирали огромные охапки палой листвы и несли домой прекрасные, печальные букеты, и сами пропитывались их горьким запахом.
Чистые пруды были для нас и школой мужества. Мальчишки, жившие на бульваре, отказывали нам, обитателям ближних переулков, в высоком звании «Чистопрудных». Они долго не признавали нашего права на пруд со всеми его радостями. Лишь им дано право ловить рыбу, кататься на лодке, лазать зимой по ледяным валунам и строить снежные крепости. Смельчаки, рисковавшие приобщиться к запретным берегам, беспощадно карались. Чистопрудные пытались создать вокруг своих владений мертвую зону. Мы не только не могли приблизиться к пруду, но и просто пересечь бульвар на пути в школу было сопряжено с немалым риском. Разбитый нос, фиолетовый синяк под глазом, сорванная с головы шапка — обычная расплата за дерзость. И все же никто из нас не изменил привычному маршруту, никто не смирился с жестким произволом чистопрудных захватчиков. Это требовало характера и воли: ведь достаточно было сделать маленький крюк, чтобы избежать опасности. Но даже самые слабые из нас не делали уступки страху.
Мы выступили против чистопрудных единым фронтом. Ребята Телеграфного, Мыльникова, поддержанные дружественными соседями с Потаповского, Сверчкова, Златоустинского переулков, наголову разбили Чистопрудных в решительной битве возле кинотеатра «Колизей». Отныне пруд и аллеи бульвара стали достоянием всех мальчишек округи, а от былой вражды не осталось со временем и следа. Смотрели твои окна на бульвар или в тишину прилегающих переулков, ты равно считался чистопрудным со всеми высокими правами, какое давало это звание. (382 слова) (По Ю. М. Нагибину)

Перескажите текст подробно.
Ответьте на вопрос: «Как вы думаете, почему Чистые пруды были для Ю. Нагибина «средоточием самого прекрасного, чем было исполнено» его детство?»
Перескажите текст сжато.
Расскажите об улице вашего детства.

Читайте также:  Как будет по английски послушный

Источник

Изложения

Чистые пруды. Для иных это просто улица, бульвар, пруд, а для меня — средоточие самого прекрасного, чем было исполнено мое детство, самого радостного и самого печального, ибо печаль детства тоже прекрасна.
Чистые пруды были для нас школой природы. Как волновала желтизна первого одуванчика на зеленом окоеме пруда! Нежности и бережности учили нас их пуховые, непрочные шарики, верности — двухцветное сродство иван-да-марьи. Мы ловили тут рыбу, и бывало, на крючке извивалась не просто черная пиявка, а настоящая серебряная плотичка. И это было чудом — поймать рыбу в центре города. А плаванье на старой, рассохшейся плоскодонке, а смелые броски со свай в холодную майскую воду, а теплота весенней земли под босой ногой, а потаенная жизнь всяких жуков-плавунцов, стрекоз, рачков, открывавшаяся на воде, — это было несметным богатством для городских мальчишек: многие и летом оставались в Москве.
Не менее щедра была и наша Чистопрудная осень. Бульвар тонул в опавшей листве, желтой, красной, мраморной, листве берез, осин, кленов, лип. Мы набирали огромные охапки палой листвы и несли домой прекрасные, печальные букеты, и сами пропитывались их горьким запахом.
Чистые пруды были для нас и школой мужества. Мальчишки, жившие на бульваре, отказывали нам, обитателям ближних переулков, в высоком звании «Чистопрудных». Они долго не признавали нашего права на пруд со всеми его радостями. Лишь им дано право ловить рыбу, кататься на лодке, лазать зимой по ледяным валунам и строить снежные крепости. Смельчаки, рисковавшие приобщиться к запретным берегам, беспощадно карались. Чистопрудные пытались создать вокруг своих владений мертвую зону. Мы не только не могли приблизиться к пруду, но и просто пересечь бульвар на пути в школу было сопряжено с немалым риском. Разбитый нос, фиолетовый синяк под глазом, сорванная с головы шапка — обычная расплата за дерзость. И все же никто из нас не изменил привычному маршруту, никто не смирился с жестким произволом чистопрудных захватчиков. Это требовало характера и воли: ведь достаточно было сделать маленький крюк, чтобы избежать опасности. Но даже самые слабые из нас не делали уступки страху.
Мы выступили против чистопрудных единым фронтом. Ребята Телеграфного, Мыльникова, поддержанные дружественными соседями с Потаповского, Сверчкова, Златоустинского переулков, наголову разбили Чистопрудных в решительной битве возле кинотеатра «Колизей». Отныне пруд и аллеи бульвара стали достоянием всех мальчишек округи, а от былой вражды не осталось со временем и следа. Смотрели твои окна на бульвар или в тишину прилегающих переулков, ты равно считался чистопрудным со всеми высокими правами, какое давало это звание. (382 слова) (По Ю. М. Нагибину)

Перескажите текст подробно.
Ответьте на вопрос: «Как вы думаете, почему Чистые пруды были для Ю. Нагибина «средоточием самого прекрасного, чем было исполнено» его детство?»
Перескажите текст сжато.
Расскажите об улице вашего детства.

Источник

Новое в блогах

Сообщество «СОЛНЕЧНЫЙ ВЕТЕР»

Чистые пруды Юрия Нагибина

Чистые пруды Юрия Нагибина
http://www.vm.ru/news/2015/04/02/chistie-prudi-yuriya-nagibina-282789.html

3 апреля исполнилось 95 лет со дня рождения писателя Юрия Нагибина. Он был мастером психологической прозы, тонким стилистом, по его сценариям снято много прекрасных фильмов. «Вечерка» вспоминает известного писателя.

Рассказывая о своем детстве, Нагибин дал ему три определения: «трудное, бедное и прекрасное». Все прекрасное было связано со старинной улочкой Москвы, где родился и вырос будущий классик русской литературы, — Армянским переулком. Мама, редкая красавица дворянских кровей Ксения Алексеевна, по словам Нагибина, была «одержима честолюбивым желанием — обучить сына иностранным языкам». Она умудрялась нанимать ему преподавателей — «носителей языка»: немку, англичанку, француженку. Пожалуй, только этими домашними уроками детство Нагибина отличалось от детства его ровесников. Среди его одноклассников, как писал Нагибин, ни у кого не было отцов: всех образованных мужчин, коренных москвичей, уничтожили до войны как «опасную интеллигенцию».

Юрий играл в футбол, сбегал с уроков в кинотеатр с поэтическим названием «Волшебные грезы», зимой катался на коньках на Чистых прудах, лепил снежных баб (ох, любил это занятие будущий сердцеед), летом на Чистых же ловил рыбу (страсть к рыбалке он пронес до конца жизни) и был таким другом, с которым можно идти в разведку. Только все друзья его юности погибли на Второй мировой.

Корреспондент «Труда»

Из райвоенкомата на Чистых прудах Юрий Нагибин ушел на войну, успев поступить на сценарный факультет ВГИКа, что позволило ему стать военкором газеты «Труд».

Читайте также:  Есть монитор как сделать телевизор

Войну он вспоминать не любил. Не выносил запаха «начищенных солдатских сапог» и на войне приобрел серьезную фобию — боязнь замкнутых пространств.

Юрий Маркович часто повторял фразу: «Мужчина должен уметь проигрывать, ибо сила человека проверяется поражением». Правда, представить его — красивого, холеного, с благородными манерами, безупречно одетого любимца женщин — было невозможно.

Он вызывал зависть, ревность, восхищение, желание… А еще его называли строптивым, заносчивым и бессердечным… Но основная часть этого «набора» была следствием так называемого спартанского воспитания. Во всех автобиографических книгах Нагибина встречается этот термин.

И только в одной — в «Чистых прудах» — писатель рассказал, что такое воспитание «исключало всякие проявления сентиментальности, меня никогда не целовали, не гладили и вообще не трогали без нужды — это было строжайше запрещено. При встречах и расставаниях у нас в семье обходились рукопожатием, все чувства полагалось держать на запоре».

Зато как тонко, подробно, со знанием психологии и человеческой природы описывал он чувства в своих произведениях! Пожалуй, в русской литературе XX века так умел только Иван Бунин. Хотя сам Нагибин боготворил одного лишь Пушкина, а еще способствовал возвращению из небытия Николая Лескова и Андрея Платонова.

Зубная боль в сердце


1960 год. Юрий Маркович Нагибин с женой Беллой Ахатовной Ахмадулиной

Пятой женой Нагибина была поэтесса Белла Ахмадулина. Они расстались в 1968 году, по инициативе писателя. Он называл жену-поэтессу тунеядкой, боролся с ее богемным образом жизни и в своих «Дневниках» нелестно о ней отозвался, за что был осужден друзьями Беллы — в том числе и своим предшественником, бывшим мужем поэтессы Евгением Евтушенко. Белла Ахатовна очень переживала разрыв с Нагибиным, о чем знала вся творческая Москва.

Шестой и последней женой Нагибина стала ленинградка Алла, она и носит титул вдовы писателя. После его смерти Алла уехала в США, но несколько лет назад вернулась в Россию.

Он любил Москву бескорыстно

В своей поздней публицистике Нагибин поделился наблюдением: «Москва на редкость скупа на памятные доски». Эта скупость коснулась и самого Нагибина. Впрочем, писатель так искренне, так бескорыстно любил столицу, что простил ей эту малость.


Автор: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»

3 апреля — 95 лет со дня рождения писателя Юрия Нагибина.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Николай Бурляев, актер, режиссер:

— Во время работы над фильмами «Детство Бемби», «Юность Бемби» мне посчастливилось общаться с Юрием Нагибиным. Помню его загородный дом, его гостеприимство, его охотничьих собак. Он был человеком эмоциональным, но немногословным. Ощущалось, что в нем происходит большая духовная работа. В нем не было суеты.

Евгений Евтушенко, поэт:

— Я был свидетелем того, какими влюбленными глазами смотрел Нагибин на Беллу (Ахмадулину. — «ВМ»), как был очарован ею, как безумно ревновал ее, а в «Дневниках» предстает совсем другая картина. Причем Нагибин сам на себя наговаривает (. ), он не был таким уж злым и циничным человеком, каким пытается себя изобразить. (. ) Могу предположить, что Белла (. ) задела самолюбие Нагибина, ведь она была более знаменитой.

ДОСЬЕ

Юрий Маркович Нагибин — русский писатель-прозаик, журналист и сценарист. Носил отчество отчима — адвоката Марка Левенталя, который усыновил его сразу после рождения. Родной отец — Кирилл Нагибин — был расстрелян в 1920-м, в год рождения сына. В 1938-м Юрий поступил в Первый Московский медицинский институт, затем перевелся во ВГИК, который не окончил из-за войны. В 1940-м опубликовал первый рассказ и был принят в Союз писателей.

ЛЮБИМЫЕ ФИЛЬМЫ, СНЯТЫЕ ПО ПРОИЗВЕДЕНИЯМ ПИСАТЕЛЯ

■ Чистые пруды (1962)

Фильм снят Алексеем Сахаровым. Это история четырех друзей, живущих у Чистых прудов. Они обещают встретиться через двадцать лет, но начинается война.

■ Бабье царство (1967)

По повести писателя в 1967 году был снят одноименный фильм, главная героиня которого — деревенская женщина, прошедшая через ужас фашистской оккупации, потерявшая сына, мужа, дом.

■ Красная палатка (1969)

Советско-итальянский фильм. Драматическая история об интернациональной арктической экспедиции на дирижабле «Италия» и о постигшей ее катастрофе.

■ Поздняя встреча (1979)

Фильм снят по повести Нагибина «Срочно требуются седые человеческие волосы». История любви мужчины и женщины, которой не дано было состояться.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий