Как во городе было во казани разбор

Как будет

Медведева вернула прыжок, а Косторная катала программу, из-за которой уходила к Плющенко. Шоу Тутберидзе в Казани

Как стартовало турне знаменитого тренера.

После окончания главных соревнований сезона многие фигуристы выступают в различных российских и зарубежных шоу. Этери Тутберидзе и ее команда второй раз организовывают гала-выступления своих спортсменов. Если в 2019 году повезло только Краснодару, то в 2021 году получилось целое турне. Шоу «Чемпионы на льду» увидят Москва, Санкт-Петербург, Казань, Пермь, Краснодар, Сочи и даже Ташкент. Состав участников планируют немного менять от города к городу. Премьера тура состоялась 2-го апреля в Казани, ее приняла «Татнефть-Арена». Все разрешенные 70% зала были полностью заполнены.

Александр Мысякин, Sport24

Открытие шоу было идентично краснодарскому двухлетней давности, Даниил Глейхенгауз представлял по очереди своих учеников по очереди, как бы демонстрируя миру собственные творения. Фигуристы на мгновение оживали, изображая начало своих программ и снова замирали.

Камилу Валиеву публика встречала особенно тепло. Казань для нее — родной город. Оба номера были исполнены ей великолепно — знаменитая «Девочка на шаре» в первом отделении была без элементов ультра-си, но уже во втором номере под «Exogenesis» Muse Валиева без труда сделала четверной тулуп.

Александр Мысякин, Sport24

Кроме уже полюбившихся публике программ, в Казани состоялось и несколько премьер. Алены Косторной уходила от Тутберидзе во многом из-за того, что ей не нравились хореографические решения Глейхенгауза. Теперь чемпионка Европы вернулась в «Хрустальный». И катает ту самую постановку из разных версий «Lovely».

Вместо семи прыжковых элементов Косторная зашла лишь на три — два тройных флипа и тройной сальхов, но с ними справилась.

Александр Мысякин, Sport24

Секс-символ мужского фигурного катания Макар Игнатов презентовал новый зажигательный показательный номер под «Come together» и завел публику на все 100%.

Во втором отделении Медведева решила пощекотать зрителям нервы, показав олимпийскую программу под саундтрек из фильма «Анна Каренина», с которой она выиграла две серебряные медали на Олимпийских играх — 2018. После проблем со здоровьем фигуристка восстановила второй тройной прыжок — риттбергер, и уже выступала не только с привычным сальховом.

Александр Мысякин, Sport24

У Алины Загитовой оба выступления оказались несколько смазанными из-за ошибок на прыжках. Во время проката «Эсмеральды» Алина дважды упала, а в «Клеопатре» допустила бабочку на акселе и падение на тройном лутце. Но чувственность и красота катания олимпийской чемпионки, как всегда, была на высоченном уровне.

Александр Мысякин, Sport24

Не обошлось и без сюрпризов от болельщиков. Уже традиционно фан-клубы привозят с собой баннеры в поддержку фигуристок, многие зрители принесли с собой букеты цветов и мягкие игрушки, чтобы порадовать любимых спортсменов. Жене Медведевой, например, кинули несколько светящихся мягких звезд, которые были отчетливо видны в темноте.

На финальном выходе каждый участник шоу продемонстрировал свои лучшие элементы. Виктория Синицина и Никита Кацалапов продемонстрировали эффектную поддержку, Макар Игнатов и Морис Квителашвили зашли на четверные тулуп и сальхов, а Камила Валиева и Софья Акатьева параллельно сделали каскад из четверного и тройного тулупов.

Александр Мысякин, Sport24

В самом конце девушки из группы Тутберидзе вместе с Морисом Квителашвили неожиданно станцевали под известную песню «Asereje», продолжив флешмоб, начатый во время чемпионата мира. Тогда девочки записали танец, посвятив его выступающим на ЧМ спортсменам, с пожеланием удачи. Возможно, это станет доброй традицией «Хрустального» и продолжится уже в следующем году.

Источник

Первое шоу Тутберидзе в новом году: что говорили после него Евгения Медведева, Анна Щербакова и Диана Дэвис

Sport24 все записал.

Гастрольный тур Этери Тутберидзе «Чемпионы на льду» начался. Старт в Казани. На льду не только ученики Этери Георгиевны, но и приглашенные звезды русской фигурки — Виктория Синицина/Никита Кацалапов, Евгения Тарасова/Владимир Морозов, Макар Игнатов. Было круто. И скоро ловите кадры нашей фотогалереи. А сразу после выступления участники шоу пообщались с корреспондентом Sport24 Анастасией Логиновой.

Анна Щербакова

— Удалось отойти от праздника, который был в Швеции?
— Мы очень быстро приступили обратно к тренировкам. Постепенно какое-то осознание приходит, но пока нет. Думаю, мне потребуется еще много времени.

— Ты попадаешь только на это шоу и шоу в Москве, потому что улетаешь на командный турнир (командный чемпионат мира в Японии. — Прим. Sport24 )?
— Да. Я точно своего расписания не знаю, какие-то шоу мне придется пропустить. Но после командного турнира я поеду на оставшиеся шоу.

— Для тебя шоу — это возможность сбавить обороты?
— Так как у меня еще будут соревнования, я немного в другой ситуации, чем другие ребята. Для других это конец сезона, а для меня — подготовка к командному турниру. Поэтому тренировка здесь проходила активно, на выступление я настраивалась так, что это именно подготовка к соревнованиям. Но мне, честно говоря, невероятно легко каталось здесь. Возможно, потому что я почувствовала эмоции от публики: тут был полный зал.

— Этого не хватало?
— Очень не хватало. У меня было столько сил, я прямо летела в прокате, даже удивилась. Возможно, на «мире» этого не хватало.

— Поклонники успели что-то подарить?
— Да, задарили цветами еще в аэропорту, пришли на шоу сейчас. Везде поддерживают меня, ходят с плакатами. Невероятная поддержка.

— Успели погулять по Казани?
— Мы прилетели утром. Первое, что сделали, приехали на каток. И с того момента ни разу отсюда не вышли. А завтра утром уже вылетаем. График очень плотный, а мне при этом всем еще нужно готовиться к соревнованиям, не могу воспринимать это как отдых.

— А японские шоу в этом году будут? Или пока ничего не известно?
— Очень хочется верить, что будут. Но из-за карантина все непонятно. Даже командный чемпионат мира, насколько я знаю, будет с очень жесткими правилами. Жестче, чем в Швеции. Если они будут, то я с радостью приму участие. Но есть вероятность, что такой возможности не будет.

Источник

Взятие Казани — история о том, как бомбы решают все

2 октября 1552 года войска Ивана Грозного взяли Казань, а Казанское ханство прекратило свое существование. Так закончилось многолетнее противостояние двух держав за обладание ресурсами Волги и политическое влияние на территориях бывшей Золотой Орды. И, разумеется, за этим стоит драматичная, даже остросюжетная, история, в которой нашлось место минам, гению инженерной мысли и тактическим ухищрениям.

Подготовка к осаде

Казанское ханство ко времени последнего похода Ивана Грозного переживало нелегкие времена. В стране был экономический и, что еще хуже, политический кризис, вылившийся в постоянные смены династий ханов. Причем деятельное участие в политических интригах Казани принимали как русские цари, так и османские султаны — через своих ставленников, крымских ханов.

К 1552 году Казань уже была однажды взята предшественником Грозного, Иваном III, но после снова обрела независимость и стала противником для русских. Сам Иван Грозный совершил две неудачных попытки взятия города. Видимо, из-за этого следующий поход был подготовлен со всей возможной тщательностью.

В 1551 году совсем недалеко от Казани, на другом берегу Волги, была построена крепость Свияжск, ставшая опорным пунктом для будущей осады. При этом была проведена настоящая инженерная операция под руководством мастера Ивана Выродкова.

Начало похода. Засада на крымского хана

Поход начался летом 1552 года. При этом, зная, что крымский хан Девлет Гирей обязательно воспользуется отсутствием русских сил в столице для опустошительного набега, Грозный пошел на хитрость. Раструбив всем о походе, царь повел войска очень медленно, совершенно черепашьим шагом. Узнав от разведчиков, что крымчаки клюнули и пошли в набег, осадив Тулу, Иван IV отправил на подмогу городу полк правой руки под руководством князя Воротынского. Тот разбил степняков в битве на реке Шиворонь, полностью отбив у Девлет Гирея желание помогать Казани.

Избавившись от опасного противника в тылу, царская армия пошла уже в настоящий поход и соединилась у Свияжска 13 августа. Придя на место, солдаты получили всего три дня на отдых — спешка была очевидна. 16 августа началась переправа через Волгу, и произошла первая битва с татарами — авангард русского войска разбил казанцев, и после чего войско переправилось без особых проблем.

Численность противостоящих войск и начало осады

К указанному количеству войск стоит относиться с сомнением

Во многих книгах и статьях даже довольно авторитетные историки заявляют о численности русских войск в размере 150 тысяч, а татарских — 60 тысяч воинов. Однако современные ученые говорят о том, что эти цифры чудовищно преувеличены, и всей экономической мощи царства Ивана Грозного не хватило бы, чтобы выставить такие силы.

Да и Казань в те времена была хоть и отлично укрепленной, но не гигантской крепостью, и шестидесяти тысяч человек не могло быть в ней даже в виде населения, не говоря уж про гарнизон. Сейчас ученые называют численность русского войска с примкнувшими к нему касимовскими татарами, чувашами, горными марийцами и мордвой примерно в 15 тысяч ратников. Казанских же татар и их союзников в городе было примерно в два раза меньше — семь-восемь тысяч.

Примечательно, что в этом походе отлично показали себя стрельцы — пешая и по меркам того времени передовая элита русского войска. Под стены Казани привели четыре полка из существовавших шести, что составляло 2 тысячи воинов. Естественно, в осаде участвовала и артиллерия — около 150 орудий разного калибра.

Татарам помогал князь Епанча, который находился в Арском остроге, и своими набегами постоянно мешал осаде. 23 августа город был полностью окружен сначала войсками, а затем и укреплениями, созданием которых также руководил Иван Выродков.

Читайте также:  Как будет спасибо на армянском русскими буквами

По данным, известным из сочинений князя Андрея Курбского, татары применяли магию и ворожбу — в нужное время на башню выходили люди в странных одеждах и начинали плясать, размахивать бубнами и делая в сторону русского войска неприличные жесты. В тот же час погода портилась и налетали дожди и вихри. Правда, непонятно, как такое позволили мусульмане, которых в Казани было подавляющее большинство. Преодолели эту напасть проверенным средством — выписали из Москвы крест с чудодейственным деревом, провели крестный ход — и все, магия побеждена!

Князя Епанчу удалось заманить в засаду, выделив для этого лучшие войска. Притворным бегством выманив войска татар, русские ударили с двух сторон, разбили противника, и уже 6 сентября взяли Арский острог. По окружающим землям прошлись огнем и мечом, отбив у местного населения всякую охоту помогать осажденным.

Мины, гигантская осадная башня и казаки в перьях

С самого начала осады стало понятно, что царь решил провести ее по всем правилам военной науки того времени. Город был окружен деревянными укреплениями с артиллерией, что мешало осажденным делать вылазки, а перед главными воротами всего за сутки выстроили гигантскую 13 метровую осадную башню, которая возвышалась над стенами. Так что оттуда можно было обстреливать город.

При этом он все время считал шаги, чем и помог русским, измерив расстояние до стены, а потом еще и пел в другие дни, чтобы не было слышно, как инженеры роют подкоп. Забавно, что у чувашей есть точно такая же легенда, но там героем, певшим и считавшим шаги, является представитель их народа.

Тут же произошел еще один любопытный случай, связанный с пришедшими на помощь Ивану Грозному донскими казаками под предводительством Сусара Федорова. Дело в том, что донцы подошли ночью, и, встав лагерем, разожгли костры, начав готовить пищу.

Этими кострами в ночи они умудрились напугать и татар на стенах, и русских в поле — ведь непонятно было, к кому подошло это многочисленное подкрепление. Посланные русские разведчики вернулись с полными ужаса глазами, так как в свете костров увидели ужасные фигуры, покрытые перьями. На утро оказалось, что казаки набив на реке птицы, повыдергивали из нее перья и покрыли свою одежду. Просто ради украшения и лихости.

Взятие Арских ворот и последний ультиматум

30 сентября немецкий инженер сделал еще один подкоп и подорвал Арские ворота. Тут, надо сказать, сработала еще одна хитрость Ивана Грозного и его воевод. Обычно, сразу после подрыва, осаждающие идут на штурм, и татары вполне ожидаемо сделали превентивную вылазку. Однако русские на штурм не спешили, и, прикрываясь дымом, встретили нападающих плотным огнем.

Войска Грозного обратили казанцев в бегство и уже на их плечах ворвались в город, заняв Арские ворота. Здесь царь тоже не стал спешить закрепить успех и, несмотря на просьбы воевод, запретил им захватывать город наскоком. Вместо этого он приказал войскам укрепиться в этом опорном пункте. Жители города так и не смогли его отбить.

1 октября Грозный в последний раз потребовал сдать город, обещая всем сдавшимся прощение и жизнь, но ему отказали. Казанский хан Едигер-Мухаммад и здешний имам Кул Шариф заявили, что не боятся смерти и лично готовы биться до конца.

Последний подкоп и взятие Казани

На узких городских улочках начались затяжные бои, и некоторые царские воины занялись грабежом. Впрочем, после того, как по приказу царя предали казни самых ретивых, мародерство прекратилось. Тем не менее, погибло множество мирных жителей, а хан Едигер-Мухамад попал в плен. Кул Шариф же со своими учениками бился до последнего и погиб на крыше мечети с саблей в руках, заслужив посмертную славу и уважение своих врагов.

Источник

Песня Варлаама «Как во городе было во Казани».

Как во городе было, во Казани:
Грозный-царь пировал там, веселился.
Он татарей бил нещадно,
Чтоб им было неповадно
Вдоль по Руси гулять

Царь походом подходил да под Казань-городок.
Он подкопы подкопал да под Казанку, под реку.
Как татаре то по городу похаживают,
На царя Ивана то поглядывают,
Зли, татарове!

Грозный-царь от закручинился,
Он повесил головушку на правое плечо.
Уж как стал царь пушкарей созывать,
Пушкарей всё, зажигальщиков.
Зажигальщиков.

Накатилася свечка воску ярова.
Подходил молодой пушкарь от к бочечке.
А и с порохом-то бочка закружилася,
Ой, по подкопам покатилася,
Да и хлопнула!

Завопили, загалдели зли татарове,
Благим матом заливалися.
Полегло татаровей тьма-тьмущая,
Полегло их сорок тысячей,
Да три тысячи!

Так-то во городе было, во Казани. Эх!

– Каким вы представляете себе Варлаама поющего такую песню?

— Как характер исполнения и характер музыкального языка выдают характер и даже внешний вид этого человека? (буйная, громкая музыка…)

Следующий музыкальный образ будет звучать без слов. Это произведение «Гном» из фортепианного цикла М.П. Мусоргского «Картинки с выставки» — музыкальный портрет маленького сказочного существа, выполненный с необыкновенной художественной силой. Написан он под впечатлением картины В. Гартмана — близкого друга композитора.

М.Мусоргский «Гном» https://yandex.ru/video/preview/?filmId=112894854174175044&text=%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D0%BC+%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9+%D1%81%D0%BB%D1%83%D1%88%D0%B0%D1%82%D1%8C&path=wizard&parent-reqid=1586696777462984-838898310833065608500166-production-app-host-sas-web-yp-143&redircnt=1586696783.1

А если бы вы были художниками, то прослушав эту музыку, какими бы красками изобразили этого гнома?

Правильно, движется он действительно угловато, скачками. Забавный гномик превращён композитором в глубоко страдающего человека. Слышно было, как он стонет, жалуясь на судьбу. Он вытащен из своей родной сказочной стихии и отдан на забаву людям. Гном пытается протестовать, бороться, но раздаётся отчаянный вопль.

А. Вивальди страстно любил природу и выразил эту любовь в музыке. Им создано замечательное музыкальное произведение » Времена года». Казалось бы, Италия так далеко от нас, и климат там другой, и природа несколько иная, но если внимательно вслушаться в музыку, созданную композитором, то мы без труда узнаём в ней нашу северную природу.

1.Музыкальный материал послушать:

М. Мусоргский. Песня Варлаама. Из оперы «Борис Годунов».

Источник

Знакомый вид для тех, кто каждый день ходит в университет. Это улица Галактионова (раньше она называлась Малой Галактионовской, а ее настоящее название Большая Лядская). Свое нынешнее название она получила в результате компромисса.

34-летний Алексей Петрович Галактионов в 1920-е всего несколько месяцев управлял Татарстаном в качестве ответственного секретаря Татарского обкома компартии. В июне 1922 года он разбился в авиакатастрофе под Чистополем (случайной или намеренной — загадка). После его смерти сразу две улицы в Казани — Большая и Малая Лядские — были переименованы в честь погибшего партийного начальника.

В 1949 году улицу в центре Казани переименовали в честь писателя Горького.

Разница между фотографиями больше 20 лет.

Улица Некрасова носит имя великого русского писателя меньше ста лет, ее так назвали только в 1927 году. Долгое время она носила смешное название — Собачий переулок. И тогда и сейчас переулок начинался от Рыбнорядской площади (которая теперь площадь Тукая). Известный рынок и его задворки привлекали не только людей, но и животных — возможно, в этом причина названия. От старины, впрочем, мало что осталось, две-три постройки времен Собачьего переулка.

Сегодня это одна из немногих улиц с хорошей современной застройкой. Только век назад переулок был местом для небогатых, сейчас же здесь селятся люди вполне состоятельные.

Если хорошо приглядеться, слева на дальнем плане двух снимков можно увидеть краснокирпичный дом мещанки Ирины Прокопьевны Борисовой. Его отреставрировали совсем недавно.

Верхняя фотография сделана в 1967 году Ниязом Халитом. Нижняя — на том же месте сегодня, то есть более полувека спустя.

Красивый двухэтажный дом 1896 года постройки стоял на углу Академической и Первой Солдатской улиц (сейчас Вишневского и Шмидта). Здесь жил известный русский философ, богослов и психолог Виктор Иванович Несмелов. Он и работал неподалеку — преподавал в Духовной академии. После революции академия была закрыта, Несмелов безуспешно пытался устроиться на кафедру психологии Казанского университета. Советскую власть он не принял. Даже разорвал отношения с сыном Валентином, который пошел служить в ЧК.

Двухэтажный дом Носова — Александровой 1896 года постройки, где жил Несмелов, был снесен в 2004 году при расширении улицы Вишневского. На его месте теперь многоэтажный жилой комплекс.

Улица Декабристов вплоть до 1990-х годов сохраняла старинную деревянную застройку бывших Кизической и Козьей слобод. Включая деревья прошлых веков. Последние слободские домики почему-то сохранялись дольше всего в районе автобусных и трамвайных остановок.

В этом месте остановка называлась «Дом обуви» — самый большой магазин на улице до появления «Тандема» в 2005 году. Сейчас здесь автобусная остановка «Тандем».

Старый снимок, вероятно, сделан на рубеже 1980-х и 1990-х. На втором плане жилой панельный дом, его возвели в 1988 году. Сейчас здесь на первом этаже много модных кафе и магазинов.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей около 30 лет.

Слева бывшая женская гимназия Лидии Петровны Шумковой. После 1917 года гимназию закрыли, а в 1930-е годы в здании уже работал медфармполитехникум. В 1934 году его надстроили двумя этажами. В то время в Казани недолгое время действовал запрет на строительство новых зданий. Вместо этого надстраивали старые. Занимался этим трест «Казнадстрой».

Следующая за гимназией одноэтажная постройка — дом Степанова. Он был построен в 1880-х и снесен 120 лет спустя. В советские времена тут был известный детский сад.

Слева виден кусочек дома Колодкиной. В прошлом году его отреставрировали.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 90 лет.

Дом Владимира Сергеевича Токарева на улице Большой Красной — одна из самых красивых старинных построек Казани. Токарев был присяжным поверенным (так в старой Россiи называли адвокатов). Судя по всему, был богатым и увлекающимся человеком. Краевед Рустем Ахунов говорит, что Токарев председательствовал в обществе любителей охоты Мариинского посада Чебоксарского уезда Казанской губернии. Наверное, поэтому фасад дома богато украшен лепниной — куропатками и огромной совой над главным входом. Местные иногда называли дом Птичьим.

От дома остался по сути один фасад. Вся начинка его новая. К сожалению, несколько лет назад свинтили и продали старинный кованый козырек над подъездом.

Читайте также:  Как варить рыбу чтобы не было неприятного запаха

Разница между фотографиями больше полувека.

На Грузинской улице полным ходом идет реставрация художественной школы Карла Мюфке. Впервые за много-много лет восстановлена шатровая кровля. Правый шатер разобрали в советские годы, тогда же надстроили третий этаж. Надстройку уже разобрали — реставрация должна вернуть школе исторический облик.

Этнический немец Мюфке построил школу в очень популярном в то время неорусском стиле. Верхняя фотография сделана после окончания работ. В декабре 1903 года в только что построенном здании был небольшой пожар. Его последствия устранили в 1904-м.

Еще не начали возводить Казанское коммерческое училище (там сейчас аграрный университет). Его закончат только в 1908 году. На месте главного здания КНИТУ-КХТИ палисадник — стройка по проекту Гурьева-Гуревича начнется только через 25 лет.

Интересно, что трамвайные пути на Грузинской проложены по нынешней пешеходной зоне.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 115 лет.

Столовая имени 10-летия образования АТССР (Автономной Татарской Советской Социалистической Республики) на улице Гладилова. Верхняя фотография сделана в 1937 году. Столовая была ведомственной — в ней обедали рабочие бывшей промышленной империи Алафузовых. В 1918 году это огромное предприятие было национализировано и преобразовано в автономную государственную льнопрядильно-ткацкую фабрику имени Ленина и кожевенный завод №1 имени Ленина.

Столовая возведена в 1930 году, и в ее архитектуре можно угадать элементы конструктивизма. Еще 10 лет назад здесь был офис какой-то телекомпании. Первоначальный облик здания испорчен современной облицовкой.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Дом Ростовой — одна из немногих сохранившихся на Первой горе деревянных построек. Он был возведен в 1880-е годы, то есть 140 лет назад. Осенью 1887 года в нем недолго жил молодой Владимир Ленин, из-за чего дом уже в 1920-е считался достопримечательностью города.

На верхней фотографии, сделанной в 1930 году, на фасаде дома видна белая памятная табличка о Ленине. Сейчас фасад украшает массивная мраморная мемориальная доска.

На месте трамвайного депо №3 теперь стоит гипермаркет «Лента». Это улица Копылова.
Депо открыто в первой половине 1930-х, почти одновременно с началом строительства авиакомбината, и некоторое время находилось в его управлении, потому что обслуживало только авиазавод. Трамвайный маршрут был безномерным и, по сути, работал как служебный транспорт, который собирал рабочих по многочисленным поселкам Казмашстроя и отвозил их на стройку. Причем трамвайная линия шла вовсе не по нынешней улице Копылова, а первые годы проходила по Челюскина и сворачивала на нынешнюю улицу Айдарова, а дальше на завод.

В 1940-м в депо с Усть-Катавского завода поступили вагоны серии Х и прицепные серии М. Тот, что на первом плане, — прицепной (под номером 054).

В 1944-м было построено деревянное здание для депо, в 1947-м — каменное с отоплением, а с появлением в 1948 году троллейбусов в Казани депо стало трамвайно-троллейбусным. В 2011-м оно было закрыто.

Бывшая Театральная площадь (ныне площадь Свободы) в период между сносом старого театра и обретением современного облика в 1950-е годы переживала два промежуточных периода. Первый — площадь была плацем: сотни квадратных метров голой брусчатки без намека на растительность. Так было до войны и немного после нее. Завершение строительства нового театра потребовало благоустройства площади. Наступил второй период. В центре появился сквер с большой Доской почета трудящихся (она хорошо видна на верхней фотографии). Закончили благоустройство установкой скульптуры Ленина.

На верхней фотографии видна стройка здания Татарского обкома КПСС. Его, кстати, не завершили, и до начала 2000-х годов чиновники, управлявшие Татарстаном, работали в недостроенном корпусе. Новое здание кабмина немного повторяет прежний незаконченный проект.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 60 лет.

В 1927 году на улице Академической (сейчас она носит имя великого хирурга Вишневского) начали строительство детской инфекционной больницы. Страна отмечала 10-летие октябрьского переворота, и в честь годовщины по всему Советскому Союзу с большим размахом шло строительство рабочих клубов и больниц.

Проект больницы разработал архитектор Михаил Степанович Григорьев. Один из незаслуженно забытых ныне казанских мастеров и преподавателей архитектуры. Больница вышла под влиянием правившего тогда конструктивизма. В 2004 году ее снесли при расширении улицы Вишневского.

Обе фотографии сделаны почти с одного места и с разницей больше 20 лет.

Давно задаюсь вопросом, почему главный вход в парки советской Казани всегда празднично оформлен, а в современной Казани в те же парки вход как таковой отсутствует — есть проход. Сравните парк Горького или сад машиностроительного завода на улице Клары Цеткин (больше известный как Сад рыбака).

Машиностроительный завод — это бывший чугунолитейный и механический завод Александра Никифоровича Свешникова. В годы советской власти национализирован и превращен в завод подъемно-транспортного оборудования «Серп и Молот». Во время войны здесь производили корпуса для мин и чуть было не запустили производство центрифуг для обогащения урана. После войны это был единственный завод в СССР, выпускавший канатные дороги. В 2000-е был закрыт и разорен.

Сад рыбака представляет не самое радостное зрелище. Надеемся, что когда-то его восстановят, а может, и рыбака вернут на постамент. Когда-то на месте сада были Адмиралтейская площадь и базар.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Это 1920-е годы, может быть, сам 1920-й. Улица Комлева (при царях называлась Комиссариатской, сейчас носит имя Муштари). Вдали едва виден бывший дом командующего Казанским военным округом — ныне музей Изо.

Эти ребята из Казанского полка особого назначения. Части особого назначения (ЧОН) были партийной гвардией коммунистов в первые годы их власти. До 1921 года они не имели отношения к армии и действовали при местных партийных органах как вспомогательные военизированные отряды для борьбы с противниками режима, охраны правительственных объектов и так далее.

Возможно, это ноябрь. Значит, разница между фотографиями ровно 100 лет.

Когда-то он находился почти на границе Казани — на углу Арского поля. Сейчас здесь угол улиц Большой Красной и Толстого. Молодой Лев Николаевич вместе с братьями Дмитрием и Сергеем жили здесь в 1845–1846 годах.

Дом тогда был только построен, выглядел по-другому — был двухэтажным с антресолями и принадлежал Платону Ивановичу Киселевскому. Братья Толстые жили как раз на антресолях. Они переехали к Киселевскому из дома Горталова и снимали комнаты меньше года, до окончания экзаменов. Потом переехали в дом Петонди.

После Киселевского домом владел Осокин, при нем он был значительно перестроен, антресоли стали полноценным третьим этажом.

Угол Арского поля — теперь сквер Толстого, а до этого был плацем. Лев Николаевич описал этот плац в рассказе «После бала». В жуткой сцене экзекуции, где солдаты под командованием полковника, в чью дочь влюблен главный герой, забивают палками-шпицрутенами татарина за побег.

В советское время тут располагался Татарский институт усовершенствования учителей.

Этот дом помнят как кинотеатр «Татарстан». Хотя немалую часть своей жизни он проработал со старым, дореволюционным еще названием «Электра».

Если присмотреться к старинной фотографии, на фризе видна надпись ТЕАТРЪ ЭЛЕКТРА. Впрочем, название «Электра» какое-то нечеткое — неудивительно. Первое название кинотеатра — «Аполло». Когда его переименовали в «Электру», новое имя пришлось вешать на старое место. Буква А на фронтоне — напоминание о первом названии.

Кинотеатр в доме Ульяны Матвеевны Красниковой на Большой Проломной был открыт в 1910-е годы. Название «Электра» продержалось до 1950 года, после чего в течение 58 лет кинотеатр просуществовал под названием «Татарстан». В 1931 году здесь впервые в Казани был показан звуковой фильм.

Теперь здесь кафе или ресторан с не очень приятным для Казани названием.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 105 лет.

Неузнаваемо изменилось теперь место бывшего Артиллерийского городка, ставшего в советские годы большим артиллерийским училищем.

Трудно сказать, что обе фотографии сделаны с одной точки, — погрешность составляет несколько метров, но какая, в сущности, разница — камера в любом случае упрется в один и тот же блестящий фасад.

Остатки Артиллерийского городка — старинные краснокирпичные офицерские дома и солдатские казармы — вошли в историю города как Арские казармы. Хотя, конечно, так не назывались, кроме как перед сносом в 2017–2019 годах.

Военный городок с типовыми постройками на Сибирском тракте недалеко от села Клыковка появился незадолго до начала Великой войны 1914 года. Дюжина жилых, казарменных и хозяйственных зданий, выполненных в едином стиле. Располагались здесь артиллерийские части, а после Великой Отечественной разместилось военное училище — сначала авиационное, затем артиллерийское. Сегодня от этой большой военной истории остались лишь три буквы в названии ЖК — «Арт-сити».

Споры об этом домике до сих пор случаются в краеведческой среде, хотя прошло много лет, как он был снесен.

Улица Горького, или Большая Лецкая улица, как она называлась до 1922 года. Лецкой она стала по указанию императора Павла Первого в честь генерал-майора Алексея Петровича Лецкого, бывшего коменданта казанской крепости. У него были хорошие отношения с императором Павлом — царь останавливался в его доме, когда приехал в Казань в мае 1798 года. Дом Лецкого тогда стоял на окраине Арского поля, и выбор квартиры для императора объяснялся близостью к месту маневров. Павел устраивал смотр Оренбургской военной инспекции.

На деревянном доме висела мемориальная доска в память о том, что в нем останавливался император Павел. Но, как доказал наш главный краевед Лев Моисеевич Жаржевский, дом Лецкого находился напротив. На его месте в 1940 году архитектор Всеволод Андреевич Дубровин построил Дом учителя.

От Лецкого остался прекрасный Лецкой сад.

Улица Ершова с разницей около 70 лет. Самое интересное на верхнем снимке с левого края: деревянные дома — остатки поселка Клыковская Стройка (или Клыковская слобода, или Клыковка). Поселок стал частью города в 1920-х — почти 100 лет назад. В 1960-е годы бывшую Клыковку застроили хрущевками.

Обратите внимание на ширину дороги тогда и сейчас и на телеги.

Дом с бельведером на дальнем плане — это рабочее общежитие для строительного треста №40. Его возвели в 1954 году на углу Ершова и Красного студента (сейчас улица Абжалилова).

Читайте также:  Как будет восемьсот в родительном падеже

Архитектором называют замечательного Рашида Мусаевича Муртазина. Но на самом деле проект разрабатывал Михаил Сергеевич Калинин. Говорят, что Муртазин завершал его на правах начальника проектной мастерской.

В 2002 году одна из секций дома, что со стороны улицы Абжалилова, обрушилась, погиб один человек. Здание привели в порядок, но сейчас оно практически необитаемо. Выявленный объект культурного наследия.

Обе фотографии сделаны почти с одной точки.

Современная улица Чернышевского когда-то делилась на две улицы: от Гостиного двора до перекрестка с улицей Владимирской называлась Гостинодворской, от Владимирской и до вокзала — Поперечно-Владимирской. На первом плане дом в стиле раннего модерна — когда-то он был доходным домом, в первые годы соввласти там располагалось общежитие.

Торцы зданий тогда часто использовали для рекламы. На верхнем снимке различима надпись: чугунно. механическiй. Скорее всего, это реклама чугунолитейного механического завода. Сразу вспоминается чугунолитейный, машиностроительный, кузнечно-котельный и механический завод Свешникова в Адмиралтейской слободе (из него потом вырос советский завод «Серп и молот»).

В советские времена дом был общежитием. В настоящий момент от него остался один фасад. Он выглядит опрятно, но внутри здание пустое.

Двухэтажный дом на втором плане двух снимков принадлежал Ивану Максимовичу Сенникову.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей чуть меньше 100 лет.

К началу 1930-х годов по всей стране появились специальные строительные тресты, так называемые «надстрои».

Как пишет Сергей Павлович Саначин, 12 ноября 1932 года вышло совместное постановление Совнаркома Татреспублики и Татарского обкома компартии о надстройках зданий. Оно обязывало с 1933 года все строительство в республике вести только путем надстройки не менее двух этажей эксплуатируемых кирпичных зданий и таким образом сравнительно дешево, но значительно увеличить эксплуатируемую площадь.

Надстроенные дома сохранились во множестве до сих пор. Самый известный пример — Гостиный двор (в первые годы советской власти его называли Домом госучреждений). Двор увеличили на два этажа в 1933 году. В таком виде он простоял более 50 лет, до конца 1980-х, пока не случился большой пожар — он уничтожил два надстроенных этажа. В начале 1990-х Гостиному двору вернули исторический облик.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Верхняя фотография сделана еще до того, как в 1911 году на углу Малой Казанской улицы и Кошачьего переулка построили известный чайный домик Варвары Александровны Дружининой по проекту архитектора Олешкевича. Дом хорошо виден на нижнем снимке, на втором плане.

В первые советские годы Малую Казанскую переименовали в честь психиатра Бехтерева, а Кошачий переулок сначала стал улицей Горького, а после 1949 года — улицей Зои Космодемьянской.

К сожалению, улица и переулок полностью лишились своей красивой деревянной застройки. Лишь дом Дружининой удалось спасти, да еще в глубине Кошачьего уцелел старинный двухэтажный деревянный дом.

Дом Аристовой на первом плане верхней фотографии благополучно дожил до нашего времени и сгинул под ковшом экскаватора. Его место занял ЖК сомнительной наружности — его отгрохали в 2005 году.

От старого пейзажа остался только рельеф дороги.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей больше 115 лет.

Во дворе школы-лицея №116 на улице Жуковского ничего не напоминает о прошлой жизни. Разве только старый каменный сарай остался на месте (в центре двух снимков).

Когда-то эта земля с тремя домами, надворными постройками и небольшим садом принадлежала семейству великого врача и профессора медицины Эмилиана Валентиевича Адамюка.

На старинной фотографии в санях с извозчиком сидит Петр Эмилианович Адамюк — сын профессора.

С левого края на втором плане виден дом — он сохранялся до наших дней, а жильцы до последнего берегли дореволюционный палисадник с остатками фонтана. К сожалению, дом и палисадник были уничтожены в начале 2000-х годов, как и почти вся старинная деревянная застройка улицы Жуковского, как почти вся старая Казань.

Теперь от Адамюков остались краснокирпичный сарай с тяжелой кованой дверью и наполовину сгоревший деревянный одноэтажный дом.

Угол Малой Красной и Бассейной. Это одни из немногих казанских улиц, которым удалось сохранить старые, царские ещё названия.

Бассейная называлась так из-за большого искусственного пруда — бассейна для противопожарных нужд. На его месте сейчас стоят корпуса Госсовета и Кабмина Татарстана.

К сожалению, от обеих улиц остались только названия. Уцелели только два старинных дома на Малой Красной. На Бассейной — ни одного. Все остальное снесли в 1990-е и 2000-е.

Оба снимка сделаны с одной точки с разницей около 40 лет.

Деревянный дом Екатерины Михайловны Куклиной на Новокомиссариатской улице (сейчас это улица Муштари) сохранялся в хорошем состоянии до 2005 года.

Дом был известен тем, что во флигеле (он по центру верхнего снимка) в декабре 1887 года жила семья Ульяновых. Здесь 17-летний Владимир Ильич Ульянов был в первый раз арестован. Здесь же на вопрос жандарма «Что бунтуете, молодой человек, — ведь стена!» прозвучал знаменитый ответ: «Стена, да гнилая, ткни — и развалится».

Скорее всего, это легенда, но она стала частью всемирной истории, и место этой легенды было здесь, в центре Казани.

Много лет во флигеле работала публичная библиотека. В 2000-е там сохранялся потрясающий дух XIX века. К 2007 году библиотеку выгнали, а дом сожгли. Его можно было спасти, но участок земли требовался под застройку колхозного жилого комплекса. Строили откровенные бандиты (фамилии называть не буду, все их прекрасно знают). В итоге прекрасная часть Казани ушла.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Трудно делать сравнение, когда все настолько изменилось. Это Сибирский тракт (ныне улица Николая Ершова). Слева на обеих фотографиях тянется ограда Арского кладбища. Если сильно увеличить черно-белый снимок, то у ограды можно разглядеть деревянную часовню — она стояла там до 1950-х годов, пока не была разобрана.

На дальнем плане просматриваются казармы Артиллерийского городка. Да и кажется, что воинский пеший расчет (он виден позади лошади) направляется в сторону казарм.

Справа — деревянные дома селения Клыковка. Артиллерийский городок был построен на земле, выкупленной военным ведомством у клыковских крестьян. По этому снимку можно судить, насколько большой была эта деревня.

Нельзя сказать, что обе фотографии сделаны с одной точки, но определенно с одного места, погрешность — несколько метров.

Разница между снимками около 110 лет.

2 декабря 1903 года в только что построенном здании новой художественной школы случился пожар.

Строительство на Грузинской улице началось в мае 1901 года и к ноябрю 1903-го работы практически были завершены. Огонь чуть поменял планы: сгорела кровля, были повреждены большой купол и шатры.

Архитектор — заведующий художественной школой — наш великий Карл Людвигович Мюфке. Пожар заставил его чуть пересмотреть проект: он, например, заменил купол на стеклянный и, кажется, поменял форму шатров.

На верхней фотографии школа сразу после пожара. На нижней фотографии спустя 117 лет идет реставрация тех же шатров и галереи.

Казанская художественная школа была первым в старой Россiи средним специальным учебным заведением, открытым при кураторстве Императорской Академии художеств.

Первоначально школа ютилась в здании гимназии Софии Вагнер на Большой Лядской (ныне Горького), сейчас там школа № 3.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Этот небольшой домик на углу Грузинской и Жуковской улиц (ныне Карла Маркса и Жуковского) построен в XVIII веке, предположительно архитектором Василием Ивановичем Кафтыревым.

Если изучать вывески, что в разные годы висели на фасаде, то здесь были кузница и манеж для ковки лошадей, потом казенное питейное заведение, проще говоря — рюмочная.

Верхняя фотография была сделана в 1890-х, когда в бывшей рюмочной размещалось училище глухо-немыхъ (так на вывеске).

Первую в Казани школу для глухих детей открыл в 1886 году купец по 2-й гильдии Иван Яковлевич Павловский. Оба его ребенка родились глухими, а учить в городе их было негде. В первый год здесь занимались всего восемь детей.

В 1887 году по инициативе Павловского было учреждено Казанское общество призрѣнія и образованія глухонѣмыхъ дѣтей. В 1905 году училище переехало в новое здание на Большой Лядской.

В 1990-е и 2000-е здесь была штаб-квартира Татарского общественного центра.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 130 лет.

Здание Казанской земской управы, празднично украшенное в дни празднования 300-летия Дома Романовых в феврале 1913 года. Улица Поперечно-Грузинская (сейчас Жуковского).

Управу возвели в 1887 году по проекту Льва Казимировича Хрщоновича. Тут работал писарем молодой Федор Иванович Шаляпин.

На обеих фотографиях этого не видно, но на фронтоне здания под самой крышей до сих пор можно рассмотреть старинные гербы двух городов — Казани и Царевококшайска (нынешней Йошкар-Олы). Здесь располагалось правление земств Казанского и Царевококшайского уездов.

После 1917 года земства разогнали, а в свободное здание вселился губернский отдел народного образования. В 1920 году, то есть ровно 100 лет назад, здесь сел Народный комиссариат просвещения АТССР. В 1920–1921 годах начальником управления снабжения Наркомпроса был Исхак Ахмеров, будущий руководитель советской резидентуры в США.

Сейчас здесь Казанское музыкальное училище.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 107 лет.

Жилой трехэтажный дом на улице Первого Мая, 22 в Кировском районе был построен в 1932 году.

На его фасаде до сих пор можно увидеть много старинных кирпичей с тычковыми клеймами заводов. Например, клеймо УБ — это Ульян Прохорович Батурин, тот самый, в честь которого названа улица под Кремлем. В 1840-х Батурин держал кирпичный завод. Из его кирпичей в том числе в 1850-х был возведен храм Николая Чудотворца в Пороховой слободе. Поставили храм по указанию Артиллерийского ведомства для рабочих Казенного порохового завода.

На церковном погосте был похоронен начальник завода генерал-лейтенант Всеволод Всеволодович Лукницкий, погибший при страшном пожаре в 1917 году. После утверждения советской власти церковь закрыли, и в ней в 1926 году появилась рабочая столовая №3 товарищества «Татнарпит».

Церковь разобрали в начале 1930-х, из ее кирпичей построили жилой дом. Кладбище уничтожили.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий