Как были открыты уральские горы книга

Как будет

Архипова Н.П., Ястребов Е.В
КАК БЫЛИ ОТКРЫТЫ УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ

ГЛАВА 3

Уральские горы — миф или реальность?

«В этом краю есть различные горы очень большой высоты».

В конце XV — начале XVI в. в Западной Европе большой популярностью пользовались географические труды Клавдия Птолемея. В книгах того времени появились античные названия природных объектов. Среди них — Рифейские и Гиперборейские горы. Их изображали и на кар­тах. На Западе никто не сомневался в существовании этих гор. Считалось, что они известны с незапамятных времен. Это убеждение оставалось незыблемым, пока Московское государство (Московия, как его обычно именовали в Западной Европе) было слабо связано с Западом.

ПОКУШЕНИЕ НА АВТОРИТЕТ ПТОЛЕМЕЯ

В начале XVI в. в Западную Европу просочились новые сведения о рельефе Московии. Согласно им, страна представляла собой равнину и крупнейшие реки ее вовсе не стекали с гор. Эта географическая новость была подхвачена некоторыми учеными, и они стали категорически отвергать существование всех гор Восточной Европы, упоминавшихся античными авторами. Первым выступил с подобным заявлением польский ученый Матвей из города Мехова, известный в литературе под именем Матвея Меховского. В 1517 г. он издал в Кракове книгу под названием «Трактат о двух Сарматиях». Меховский писал:

«Утверждали также, что в тех северных областях находятся известнейшие в мире горы Рифейские и Гиперборейские, а из них вытекают не менее славные реки, описанные и воспетые космографами и поэтами: Танаис, Борисфен Большой и Малый и величайшая из рек Волга.

Все это далеко от истины, и не лишним будет, основываясь на опыте (всеобщем учителе), опровергнуть и отвергнуть это, как невежественное и непроверенное сообщение. Что там нет гор, называемых Гиперборейскими, Рифейскими и Аланскими, это мы точнее точного знаем и видим, как и то, что вышесказанные реки возникли и имеют истоки на равнине» (Меховский М. Трактат о двух Сарматиях.—М.; Л., 1936.—С. 46).

Вторая цитата из трактата Меховского не менее любопытна: «Гор Рифейских и Гиперборейских в природе нет ни в Скифии, ни в Московии, ни где бы то ни было, и хотя почти все космографы утверждают, что из этих гор вытекают Танаис, Эдель, или Волга, Двина и другие крупные реки, написанное ими — выдумки и невежественное баснословие. Танаис, Волга и наиболее крупные реки текут из Московии, из страны равнинной, болотистой и лесистой, вовсе не имеющей гор. Здесь. лежит глубочайшая пропасть заблуждения — по вине прославленных писателей, помещающих сюда Рифейские и Гиперборейские горы. И пусть тот, кто не верит, увидит сам и убедится на опыте, что дело обстоит так, как я сказал» (Там же.— С. 84).

Категорическое заявление Меховского явилось столь неожиданным, что было воспринято как выдающаяся географическая новость, хотя и весьма сомнительная. Шутка ли — одним взмахом пера опровергнуть то, что более чем тысячелетие считалось чуть ли не аксиомой! Ведь о горах писал сам Птолемей, чьи труды считались наиболее авторитетными.

Чтобы выступить против давно утвердившихся представлений, Меховскому нужны были факты. Откуда он мог почерпнуть такие сведения о рельефе Восточной Европы? Сам автор в нашей стране никогда не был и, следовательно, личными наблюдениями не располагал. Оказывается, такие данные он получил от русских пленных (в то время между Россией и Польшей шла война из-за спорных земель). Однако Меховский не учел, что Русь к тому времени была настолько обширным государством, что далеко не все жители знали о характере рельефа отдаленной северо-восточной части страны. Он не учел, очевидно, и того, что названия Рифейские и Гиперборейские горы вообще не были известны на Руси. Поэтому, спрашивая о них, он и получил отрицательный ответ.

Утверждение Меховского, что Гиперборейских гор в природе не существует, ввело в заблуждение многих людей на многие десятилетия. Но он был прав, заявляя, что крупнейшие реки Восточной Европы (Дон, Волга и другие) берут начало не в горах, а на равнине.

Источник

Архипова Н.П., Ястребов Е.В
КАК БЫЛИ ОТКРЫТЫ УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ

Очерки по истории открытия и изучения природы Урала

Архипова Н.П., Ястребов Е.В.

Как были открыты Уральские горы. – Свердловск: Сред.-Урал.кн.изд-во, 1990. – 224 с.: ил.+вкл 32 л.

Издание третье, переработанное

Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1990

ISBN 5-7529-0308-4 ББК 26.891 А 87

Книга рассчитана на широкий круг читателей, как специалистов — географов, геологов, ботаников,— так и учащихся и краеведов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Что было известно об Урале до XVIII века

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Изучение природы Урала с начала XVIII до начала XX века

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Изучение природы Урала в советское время

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Время необратимо. Но ничто не исчезает бесследно. Уходящие оставляют грядущим историю».

Человек всегда был пытлив и всегда стремился проникнуть в места, еще не ведомые ему. Открытие новых земель сопровожда­лось их хозяйствен­ным освоением, что в свою очередь требо­вало более глубоких сведений об этих районах, их научного изучения. Урал сыграл особую роль в экономиче­ском развитии нашей Родины. Его северная часть, начиная с XI века, была тем местом, откуда новгородцы черпа­ли «мягкую рухлядь», то есть меха, которыми они торговали с западноев­ропейскими странами. Природные бо­гатства средней части Урала обеспечи­вали Россию с петровских времен ру­дами металлов и другими минеральны­ми ресурсами. Южная часть Уральских гор со второй половины XVIII столетия давала нашему государству, кроме различных руд, большое количество продукции сельского хозяйства — зерна и скота.

Эта книга расскажет об открытии и географическом изучении Урала, важного в хозяйственном отношении района нашей страны. Знание истории изучения Урала позволит лучше понять историю всей нашей страны. Перед вами третье, значительно дополненное и переработанное издание (первое издание было в 1971 г. в Перми, второе — в 1982 г. в Челябинске). В книге Урал рассматривается в физико-географических границах: от берегов Северного Ледовитого океана до Мугоджар. Там, где это необходимо, материал излагается и о прилегающих частях Предуралья и Зауралья.

Книга состоит из трех частей. В первой рассказывается о том, как сведения об Урале по крупицам накапливались с древних времен до конца XVII в., во второй части говорится об изучении природы в XVIII — начале XX в., в третьей — об изучении Урала в советский период. Каждая часть состоит из нескольких очерков, посвященных определенным этапам открытия и исследования, крупным экспедициям или отдельным ученым, внесшим весомый вклад в изучение природы Урала. За сотни лет открытия и изучения Уральских гор бесчисленное множество путешественников, ученых, а то и просто местных любителей природы принимали участие в постепенном и кропотливом пополнении знаний о нашем крае. При тщательном отборе материала оказалось возможным изложить в книге только основную канву истории открытия и изучения Урала. Объем книги не позволил рассказать о многих экспедициях, поэтому некоторые из них только упомянуты. Читателям, которые заинтересуются этими вопросами, можно посоветовать познакомиться с литературой, ссылки на которую имеются в книге. Исторический обзор событий прошлого позволяет глубже и объективнее оценить состояние современной природы и современного хозяйства, а также проблемы рационального природопользования в наши дни. Стоит напомнить и о патриотическом значении темы.

Читайте также:  Как будет по англ колбаса

Великая миссия исторической преемственности — основная идея этой книги. Разделение труда между авторами таково: часть первая, главы 10, 11, 12, 15, 20, 22, а также Предисловие и Заключение написаны кандидатом географических наук Е.В. Ястребовым, главы 9, 13, 14, 16, 17, 18, 19, 21 второй части и часть третья — кандидатом географических наук Н.П. Архиповой. Приложения составлены совместно.

Авторы выражают благодарность доктору геолого-минералогических наук Г. Н. Папулову, краеведу мастеру спорта по туризму В.Г. Карелину, Е.П. Дорофееву за ценные советы при подготовке книги к изданию.

Источник

Архипова Н.П., Ястребов Е.В
КАК БЫЛИ ОТКРЫТЫ УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ

УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ ПО РУССКИМ ЧЕРТЕЖАМ XVII в.

В 1627 г. в Москве была составлена карта Русского государства, именовавшаяся «Большой чертеж», а к чертежу приложено довольно пространное текстовое описание под названием «Книга Большому чертежу». Сам чертеж не сохранился, а книга известна по многим спискам, публиковавшимся в литературе. В этом источнике есть немало сведений об Уральских горах и уральских реках. В «Книге» ничего не говорится о едином крупном хребте, отделяющем бассейны Печоры и Камы от бассейна Оби, но неоднократно сообщается, что те или иные реки стекают с гор. При этом северная, наиболее протяженная часть гор называется «горы Камень», южная — «Аралтова гора» и еще южнее есть «гора Урук».

Вот некоторые выдержки из «Книги Большому чертежу»:

«А в реку в Каму пала река Вишера, а Вишера вытекла из Камени, из гор, от Печоры реки 20 верст. В Каму же пала река Чюсовая, а в Чюсовую в горах пала речка Серебреная.

А от речки Серебреные потекла из горы река Талга (Тагил.— Е. Я.) в реку Туру» (Книга Большому чертежу/Под ред. К. Н. Сербиной—М.; Л., 1950 —С. 138).

«А река Тура течет из горы, из Камени против Усолья Камского. В реку Туру пала река Талга, вытекла из горы от Усолья Камского за 200 верст.

С ночные стороны река Ловза с севера река Лозьва.— Е. Я.), в другая река Сосва, вытекли из гор; а как стеклись те реки вместе, и той реке прозвище Тавда.

А Ловза река вытекла из горы против верховья Вишеры реки за 20 верст и пала Сосву реку.

А в Ловзу из гор пала Удыль (Ивдель.— Е. Я.) река» (Книга Большому чертежу.— С. 173).

Самым северным участком, на который составитель «Книги» распространил термин «горы» и «Камень», является исток реки Усы. Наиболее южный участок Урала, относящийся к горам, находится в истоках рек Туры и Тагила. Говоря о реках Пышме и Чусовой, верховья которых находятся на низкогорном Среднем Урале, автор уже не относит их к горам Камню.

Выявив северный и южный участки гор Камень, можно установить,какую же часть Уральского хребта вы­деляли под таким названием на Руси в начале XVII в. Это наглядно представлено на прилагаемой карте. Общая длина Камня составляет около 1300 километров.

В «Книге Большому чертежу» имеются некоторые сведения и о горах Южного Урала: «Река Яик вытекла поровень с Оралтовою горою против верховья Табола реки. Река Юрюк Самар. пала в Яик против Аралтовы горы с правые стороны» (Там же —С. 92).

«А выше Изле реки конец Оралтовы горы, пала в Яик река Вор (Орь.— Е. Я.) из горы Урака» (Там же —С. 93).

Основные географические объекты Урала, упоминаемые в «Книге Большому чертежу». Размещение объектов и их конфигурация даны на современной картографической основе. Названия сохранены в транскрипции «Книги» (составил Е. В. Ястребов).

«А устье реки Белыя Воложки (Белая.— Е. Я.) вверх и по реке по Уфе, по обеим сторонам и до Оральтовы горы и дале все живут башкирцы» (Книга Большому чертежу.— С. 139).

Из приведенных цитат видно, что автор «Книги» ни разу не называет южную часть хребта Камнем, но зато упоминает гору Аралтову, Оралтову, или Оральтову. Об этой горе сведений в «Книге Большому чертежу» меньше, чем о Камне, но они позволяют судить о ее размерах и местонахождении. Крайними пунктами Аралтовой горы являются на севере истоки рек Яика и Белой, на юге — устье реки Ори.

Территориально эта гора совпадает с хребтом, который называется сейчас Уралтау.

Мугоджарские горы являются южным продолжением восточного склона Уральского хребта. В «Книге Большому чертежу» они называются горой Урака или Урук: «А от Синяго (Аральского.— Е. Я.) моря 300 верст Урук гора; вдоль Урук горы 90 верст. Из горы потекли 3 реки: река Вор течет в реку в Яик, в ночь (на север.— Е. Я.); река Иргыз течет в озеро Акбашлы, на восток. Река Гем (Эмба.— Е. Я.) течет на полдни (на юг.— Е. Я.) к Хвалимскому (Каспийскому.— Е. Я.) морю и пала, не дошед до моря, в озеро»

Среди самых высоких вершин Мугоджар выделяется гора Айрюк, достигающая высоты 635 метров. Она-то и именуется в «Книге» горой Урук. Вместе с тем из слов «вдоль Урук горы 90 верст» совершенно очевидно, что автор под этим названием имел в виду не только одну вершину, а Мугоджары в целом.

Из других русских источников следует отметить «Чертеж Сибири», составленный в Тобольске в 1667 г. Он ориентирован на юг (юг вверху, север внизу). Такая ориентировка была типична для русских карт XVII в. В западной части карты (справа) нанесены Уральские горы и расположенные за ними бассейны рек Печоры и Камы. Уральский хребет показан очень отчетливо и резко выделяется среди других объектов. Южная половина его меридиональна, на севере хребет поворачивает к востоку и подходит к устью Оби.

Часть чертежа Сибири 1667 г.

Ориентирован на юг (юг вверху).

На этом чертеже впрвые появляется название реки Исеть

Как известно, наиболее северная часть Уральских гор действительно отклоняется к северо-востоку и приближается к низовьям Оби.

На чертеже неплохо изображена речная сеть восточного склона Урала. Около двадцати рек стекают с хребта на восток, но большинство из них не подписано. Речная сеть западного склона показана примитивно и неточно.

В башкирских землях восточного склона Южного Урала и Зауралья автор отметил озера, которых здесь, как известно, много. Он привел и название хребта: Поверхотурской Камень. Надпись сильно растянута к востоку от Урала — в бассейне реки Оби.

Источник

Архипова Н.П., Ястребов Е.В
КАК БЫЛИ ОТКРЫТЫ УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ

ГЛАВА 11

Академические экспедиции

«Главным свойством описания путешествия почитается достоверность, и я старался по возможности наблюдать оную как в моих собственных примечаниях, так и в собранных известиях, не отступая нигде от истины».

Летом 1768 г. из Петербурга в разные районы России выехало несколько научных отрядов во главе с молодыми учеными. Пути их лежали на Волгу, Кавказ, Урал, в Сибирь и другие части нашего обширного государства. Началась работа экспедиций, известных под названием Академических. Такое название за ними утвердилось потому, что их организовала Академия наук. Главная цель экспедиций заключалась в выявлении, описании и изучении естественных ресурсов России, необходимых для ее дальнейшего хозяйственного развития и процветания.

Читайте также:  Как будет на английском пропускать

Академические экспедиции состояли из пяти отрядов: двух астраханских и трех оренбургских. Астраханские отряды вели полевые исследования вдали от Урала, на юге Европейской России и на Кавказе, поэтому их работы в настоящей книге не рассматриваются. Зато оренбургские отряды большое вни­мание уделили изучению Урала. Во главе их стояли замечательные естествоиспытатели П. С. Паллас, И. И. Лепехин, И. П. Фальк.

Как известно, главные природные ресурсы Урала кроются в его недрах. Поэтому в отчетах Академических экспедиций основное внимание уделено полезным ископаемым Урала и их хозяйственному использованию.

ИЗУЧЕНИЕ УРАЛА П. С. ПАЛЛАСОМ

Петр Симон Паллас — один из крупнейших ученых XVIII в. — родился в Берлине в 1741 г. Он получил прекрасное образование и в 1767 г. был приглашен в Петербургскую Академию наук. Сорок три года Паллас жил в России и работал на благо русской науки. Это дает основание считать его русским ученым. Незадолго до смерти Паллас поехал в Берлин, где и скончался в 1811 г.

В 1768 г., когда Паллас был назначен руководителем Академических экспедиций и одновременно руководителем одного из оренбургских отрядов, ему было двадцать семь лет. Несмотря на молодость, он имел уже опыт полевых исследований и зарекомендовал себя как крупный ученый в области естествознания.

Закончив исследования в Поволжье, Паллас 1 июля 1769 г. прибыл в Оренбург. Отсюда он совершил поездку в Илецкую Защиту (Соль-Илецк), где посетил и описал месторождение каменной соли. Затем он продолжил путь на восток до Орской крепости и, ознакомившись с месторождением орской яшмы, возвратился через Губерлинские горы в Оренбург.

После исследований на Прикаспийской низменности (Паллас проехал через Яицкий городок до Гурьева) ученый 2 октября прибыл в Уфу, где и остановился на зимовку. В тот год осень наступила рано и была холодной и дождливой. Семь с половиной месяцев Паллас пробыл в Уфе и только 16 мая 1770 г. отправился в дальнейшее путешествие по Уралу. Путь пролегал вдоль долины реки Уфы, затем через Южно-Уральские горы на их восточный склон и далее на север. Сразу же началась напряженная работа по сбору и описанию встречавшегося в пути материала. Путешественника интересовало буквально все: рельеф местности, геологическое строение, растительный покров, быт местного населения и т. п.

Пожалуй, наиболее важные наблюдения, сделанные Палласом на первом этапе этого пути, касались геологического строения Урала. Изучая размещение горных пород и минеральных богатств, Паллас пришел к выводу о различии геологического строения западного и восточного склонов Уральского хребта и отметил, что для каждого из них характерны определенные типы полезных ископаемых. Паллас писал об этом так: «На восточной стороне Уральских гор, сколько прежде оную далее к северу ни осматривали, никаких порядочных один на другом лежащих слоев не приметили, но везде только простые одинакие из всяких каменьев наваленные ряды; напротив того, на западной гор стороне все сии слои идут отлого; и притом очень далеко по ровным местам распростираются, так что в долинах и по отрогам их везде видеть можно; так равным образом на западной стороне сыскиваемые руды, редко хорошие металлы в себе содержащие, находятся между слоями; напротив того, на восточной гор богатой рудами стороне, составляющей подол Урала, примечану горных пород с запада на восют руду в гнездах и продолжающихся жилах, а глинистые горы исполнены смывками и почти повсюду с лучшими смешаны металлами» (Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. — Ч. 2.—Кн. 1.—СПб, 1786.—С. 100).

Ученый пересек горы на широте р. Миасса и обратил внимание на сметок:

«Порядок каменных пород, кои я в проезде моем от запада чрез горы видел, следующий: во-первых, крепкой известковик без окаменелостей, за оным следовали различные сланцы и опока с весьма довольными железными рудами, кои кажется в глубине зародились; потом твердый кварц и полевые шпаты; поверх сих на восток лежат роговой сланец, яшма и разные мягкие сланцы и глины, кои обыкновенно бывают рудами богаты» (Там же.—С. 100—101).

В настоящее время геологическое строение Урала хорошо изучено. Ученые выявили здесь наглядно выраженную закономерность в смене пород с запада на восток. Однако именно Паллас еще 200 с лишним лет назад первый сформулировал эту закономерность, причем на основании одних лишь маршрутных исследований! Он же первым подметил существующую зависимость разных типов полезных ископаемых от характера горных пород, слагающих западный и восточный склоны хребта. Эти высказывания Палласа сыграли большую роль при изучении геологического строения Урала в более позднее время.

Много внимания Паллас уделил изучению озерного края восточного склона Южного и Среднего Урала. Он побывал почти на всех крупнейших озерах и составил краткие описания некоторых из них. У него имеются сведения об озерах Чебаркуль, Увильды, Иртяш, Аргази и других. Паллас подметил, что многие из них проточны и соединены друг с другом короткими реками. Собственные наблюдения ученый дополнил сведениями, полученными от местного населения. Автор отмечает размеры озер, наличие островов, характер дна, рыбные ресурсы и т. п.

Будучи крупнейшим специалистом-ботаником, Паллас подробно описал и растительный покров озерного края Урала, особенно травянистую растительность. В полевых дневниках ученого почти ежедневно упоминаются те или иные растения, попадавшиеся отряду в пути. Несколько реже встречаются сведения о лесах — это объясняется, очевидно, тем, что лесная растительность Урала менее разнообразна, чем травянистая.

Путешественник обратил внимание на обилие кормовых трав на Южном Урале, которые, как он считал, могут иметь важное хозяйственное значение. Особенно сочными они бывают в начале лета, то есть как раз в то время года, когда Паллас проезжал через эти территории. «Сия степь,— писал он,— здоровыми и сытными кормовыми травами так богата, что если бы во внутренних Российского государства странах сыскались охотники заводить искусственные луга, то бы ненадобно доставать семян иностранных, а выписывать только из Исетской провинции семян позднего степного сева» (Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства.— С. 95— 96).

Автор отметил также лекарственное значение некоторых уральских трав.

Завершив основные исследования на восточном склоне Южного Урала, ученый выехал в Екатеринбург. Дорога шла по живописной всхолмленной местности среди озер и перелесков, через деревни, рудники и заводы. Путешественник осмотрел Сысертский, Полевской и другие заводы, а также рудники при них. Его внимание привлекло Горнощитское месторождение мрамора, считавшееся в то время наиболее богатым на Урале. Паллас оценил местный мрамор как «лучший из всех досель в Сибири найденных».

В Екатеринбург ученый прибыл вечером 23 июня 1770 г. и уже через день отправился осматривать расположенный в 15 верстах от города знаменитый Березовский золотой рудник и золотопромывальный завод. Он подробно описал процесс добычи золотосодержащей горной породы и извлечения из нее драгоценного металла. Путешественник сделал важное заключение о наличии в Уральских горах жильных месторождений золота и о возможных россыпях его в речных долинах.

Читайте также:  Как будут происходить прямые выплаты больничного из фсс

Дальнейший путь Палласа лежал в Невьянск и Нижний Тагил, в вотчину заводовладельцев Демидовых. Демидовские железоделательные заводы в XVIII в. представляли собой наиболее крупные промышленные предприятия Урала, а по выплавке чугуна и железа занимали одно из первых мест в мире. Паллас подробно описал железорудное месторождение на горе Высокой (в то время эта гора называлась Магнитной). Основная часть руды переплавлялась тут же, остальную вывозили в Невьянск и даже в Ревду. Несмотря на то что разработка Высокогорского месторождения, расположенного неподалеку от вершины горы, шла полным ходом, лес на ее склонах сохранялся в неприкосновенности. А молодые кедры, произраставшие у подножия горы, даже были огорожены частоколом.

3 июля Паллас был уже на горе Благодать, которая, как и гора Высокая, содержит богатые залежи магнитного железняка. «После полудни,— писал он,— осматривал я гору Благодать, снабдевающую рудою Кушвинский, Баранчинский и Верхний Туринский заводы. От завода лежит она версты за три к востоку, и сквозь молодой сосновый бор прорублена к ней прямая дорога; вся гора усеяна соснами. Всход на оную крут и труден. На половине ее есть уже копани, но в оных нет железной руды, а показывается она с сей стороны саженях в пятидесяти от верху, занимает весь верх горы и простирается далеко по южной и восточной стороне. За излишеством оной наверху не испытано еще, сколь она глубока и толста. Прямая горы высота будет сажень до шестидесяти, а обширность руды вверху смеряли вдоль двести, в ширину более полутораста сажень. Железняк крепок и черен, не столь тяжел и мало струист, как тагильской, но плавчее и не требует великого обжигания» (Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства.— С. 264).

Не менее интересные наблюдения были сделаны Палласом на Северном Урале. Прибыв в Петропавловский завод (район современного Североуральска), он обратил внимание на береговые обнажения горных пород в долине реки Колонги. Составленное им описание небольшого участка берега характеризует ученого как проницательного исследователя, от взгляда которого не ускользали важные детали геологического строения местности.

Объехав несколько рудников и заводов, собрав необходимые сведения о природе и природных ресурсах восточного склона Северного Урала, Паллас вновь отправился в южные районы горной страны. Но обратный путь путешественника не повторял уже пройденный маршрут, а пролегал через другие местности, расположенные главным образом восточнее. Ученый проследовал через Верхотурье, Сухой Лог, Каменский завод и 13 августа прибыл в Челябинск, где его поджидал обоз для продолжения путешествия.

Не задерживаясь в Челябинске, Паллас проехал по Южному Зауралью: через Троицкую крепость (сейчас г. Троицк) в самую южную часть современной Челябинской области. Там он собрал материал преимущественно о растительном покрове.

Поездка заняла более двух недель. Ученый предполагал быть там и в сентябре, однако болезнь глаз помешала ему осуществить свои замыслы. Он остался в Челябинске и провел здесь зиму. В декабре он съездил в Тобольск в связи с дальнейшими экспедиционными работами.

Осенью 1770 года Паллас провел полевые исследования в окрестностях Челябинска. Его поразило обилие водоплавающей дичи на озерах. Перелетные птицы покидали свои летние северные гнездовья и откочевывали к югу. Некоторые из них задерживались на водоемах вокруг Челябинска. Паллас так описал это зрелище, которое, к сожалению, отошло в область преданий: «Сюда стадами слетались и на многочисленных здешния степи озерах приятное для себя пребывалище и довольной корм сыскивали; и так везде видны были кучи диких гусей, уток и всяких водяных птиц, в коих ни в какую осень Исетская провинция недостатку не имеет» (Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства.— С. 421).

Закончив исследования на Урале, Паллас отправился в Западную и Восточную Сибирь. На обратном пути, в 1772 г., он снова пересек Урал, но не останавливался для детальных исследований.

Кроме самого Палласа самостоятельные полевые исследования в его отряде вели Николай Петрович Рычков, сын Петра Ивановича Рычкова, и Василий Федорович Зуев. Первый из них начал странствия по Уралу еще в детстве, сопровождая отца в служебных поездках по Оренбургскому краю. Наиболее интересную и важную в научном отношении поездку Н. П. Рычков совершил летом 1770 г. Он спустился по Каме от верховьев до Перми, затем направился в Кунгур, Екатеринбург и Челябинск.

Ценные наблюдения были сделаны им в северной части Соликамского уезда, на территории современной Пермской области. Оказавшись в глухом углу Северного Предуралья, Рычков обратил внимание на таежные леса — темные, дремучие, не тронутые еще человеком. Видовым составом они сильно отличались от лесов более южных районов. Рычков писал: «Кто хочет узнать пространство здешних лесов, тот пусть пойдет в северную часть Соликамского уезда, пройдет все то расстояние, кое к северу ведет к реке Печоре, к востоку к Скифскому океану, и скажет тогда, что он там видел. Без сомнения, скажет, что не видал ничего более, как ужасных, темных и необъятного пространства лесов, которых не только потомки наши, но все будущие века обнять не могут. Вот каково пространство северных лесов!» (Рычков Н. П. Журнал, или Дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства.— Ч. 2.—СПб, 1772.—С. 93).

В бассейне реки Колвы Рычков узнал от местных жителей о пещере, находившейся неподалеку от величественной береговой скалы, известной под названием Камня Дивьего. Он взял проводников и отправился в пещеру. Оказалось, что она не только большая, но и самая красивая среди всех известных к тому времени на Урале. «Сколько известно нам пещер, то ни в одной из них не видно, чтоб натура столь щедро источила в них редкости творения своего»,— писал Рычков об этом замечательном подземном лабиринте. В последние десятилетия Дивья пещера неоднократно посещалась спелеологами, открывавшими все новые и новые лабиринты. Многие ее гроты украшены настолько причудливыми и оригинальными натечными образованиями, что могут соперничать в этом отношении со всеми другими пещерами Урала.

Василий Федорович Зуев был самым молодым участником Академических экспедиций (Крутогоров Ю. А. Повесть об отроке Зуеве.— Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1985). В 1768 г. ему исполнилось всего четырнадцать лет. Тем не менее он успешно выполнял ответственные задания Палласа. Мужественному юноше выпала обязанность совершить поездку в низовья реки Оби и наиболее северную часть Уральского хребта. Поездка состоялась в 1771 г. Путешественник блестяще справился со столь трудной задачей и привез Палласу ценнейший материал об этой почти совершенно неизвестной в природном отношении территории России. Записки Зуева (более ста страниц) были частично переработаны Палласом и включены в один из томов его сочинений. В записках говорится о суровой, но по-своему привлекательной и неповторимой природе полярно-уральской тундры, об оленьих пастбищах и жизни оленеводов, о животном мире далекого северного края. Зуев был первым русским исследователем, проникшим не только в самые северные районы Урала, но и на Пай-Хой.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий