Как была взята казань иваном грозным

Содержание

Взятие Казани войсками Ивана Грозного

2 октября 1552 года войска Ивана Грозного взяли Казань. До этого юный царь дважды пытался захватить город. Иван Грозный — один самых эпохальных правителей России. О его роли в истории сказано и написано столько, что хватило бы на десяток прочих царей нашего государства.

Грозный воспринимал взятие Казани как особую миссию, как возможность доказать самому себе своё право на царство. И доказал.

Два раза уже юный Иван Грозный ходил под Казань, но не мог взять её. Походы были неудачны; но во второй поход была построена верстах в сорока от нее крепость Свияжск, откуда русский сторожевой отряд всегда мог наблюдать за казанцами. Окрестные племена – черемисы, чуваши стали переходить в русское подданство.

Правил в Казани тогда Шиг-Алей. Врагов у него хватало и вражда усиливалась — составился даже заговор против него… Он вовремя проведал об этом, зазвал к себе на пир заговорщиков и велел их здесь перебить. 70 человек было убито, но некоторым удалось спастись. Кровавая расправа Шиг-Алея без всякого суда и разбора еще пуще разожгла ненависть к нему; оставаться ему в Казани становилось опасно. Чтобы как-нибудь сбыть с рук ненавистного хана, казанцы, сторонники Москвы, изъявили готовность совсем подчиниться Ивану Грозному и просили его вывести от них Шиг-Алея и прислать своего наместника.

Наместником послан был к ним князь Семен Микулинский; но противники Москвы успели взволновать в Казани народ, распуская слухи, будто русские хотят перебить их всех: казанцы не впустили Микулинского в город, а призвали к себе одного из ногайских ханов – Едигера.

Обратите внимание на два момента в нашем повествовании:

Тогда Иван Грозный решился взять Казань. Начались большие военные сборы

В середине июня в Свияжск с большим войском выехал сам царь. Перед отправляющимися в поход войсками с напутственным словом выступил митрополит Макарий. Не помешало продвижению русских и вторжение с юга войск турецкого султана и крымского хана. Хотя часть сил пришлось перебросить туда, тем не менее продвижение не остановилось.

5 августа войска переправились через Суру и вступили в пределы Казанского ханства.

13 августа войска были уже в Свияжске. Царь остановился на лугу под городом. В его шатре состоялся военный совет. На нем было решено идти на Казань во что бы то ни стало. Казанцам от царя и Шах-Али на имя хана Едигера и Кул-Шерифа были посланы грамоты, где было написано, что они “если хотят без крови бить челом государю, то он их простит”. Ответ не заставил себя ждать.

20 августа Иван получил ответ от Едигера. “В нем заключалось ругательство на христианство, на Иоанна, на Шиг-Алея и вызов на брань”. Готовилось к обороне и казанское правительство. “План защиты, придуманный татарами, отличается смелостью и пониманием военного дела. Поместив в городе до 30 тысяч отборного войска, татары послали огромный отряд кавалерии под начальством лихого наездника Япанчи в Арский лес, откуда летучие отряды должны были держать нашу разбросанную армию в постоянной тревоге, неожиданно нападая на тыл, на фланги, на обозы”. Так писал М.Пинегин в 1890 г. (книга “Казань в ее прошлом и настоящем. СПб,1890 – ред.).

Действительно, в 15 верстах от столицы для систематического налета на врага была создана укрепленная засека, которая должна была стать базой для отряда князя Япанчи, мурзы Шунака и арского князя Аюба. “Казанцы, – писал М.Худяков, – были полны непреклонной решимости отстаивать свою независимость до конца. Все предложения сдать город врагам были отвергнуты, и правительство без колебаний шло к смерти или победе”. Эта решимость была известна русским. Поэтому и они подготовились к длительной осаде, предполагая даже возможность зимовки под Казанью /…/

Возможно, что даже не это было главным, ибо храбрости, отваги и умения воевать у казанцев было достаточно. Самое главное в том, что при осаде города были применены современные технические изобретения, и прежде всего подкопы и мины с использованием пороха. Руководителем минных подкопов был поставлен английский инженер Бутлер, которому после войны царь в знак благодарности выделил под Казанью обширные земли. Казань же оказалась не в полной мере готовой к штурму с применением невиданных до сих пор методов и приемов.

23 августа город был полностью окружен. И он был обложен сплошным кольцом окопов. Против летучего отряда Япанчи под руководством князя Горбатого-Шуйского было направлено 30 тысяч конных и 15 тысяч пеших казаков. Этот отряд рассеял сравнительно небольшие силы казанцев, опустошил арские земли, перебил всех мужчин, а женщин и детей привел в русский лагерь. Царь приказал всех пленных привязать к кольям перед укреплениями, чтобы они умоляли казанцев сдаться. Тогда же к стенам подошли приближенные царя и предложили им покориться.

“Казанцы, тихо выслушав их слова, ответили тучей стрел в своих пленных соплеменников, говоря, что им лучше погибнуть от своих, чем от поганых христиан” (М.Пинегин) /…/ Восточное направление было определено как наиболее удобная для штурма позиция. Отсюда же под руководством Бутлера были сделаны два подкопа. Один из них, по подсказке мурзы Камая, был подведен под тайник от каменной бани Тагира, откуда казанцы брали воду /…/

Новый подкоп и штурм были осуществлены 2 октября. На этот раз он оказался успешным. Штурмующие смогли ворваться в город. Начался неравный бой. На первых порах положение казанцев в какой-то мере облегчалось нежеланием русских идти в бой, многие из которых или оставались лежать, прикинувшись мертвыми, или сразу же приступили к грабежам. Татары же, по словам автора “Казанской истории”, сражались мужественно, и в ряде случаев враг вынужден был бежать с поля битвы с возгласами “секут! секут!”. Русское командование приказало убивать мародеров и испугавшихся заставляло воевать под угрозой смерти. Конечно, это не могло не возыметь действия. Русские оправились и усилили натиск.

Бои происходили у всех ворот и внутри крепости. У главной мечети отчаянно бились шакирды во главе с их духовным лидером. Кул-Шериф погиб в неравной схватке. Были уничтожены все до одного и его соратники.

Последний бой произошел у ханского дворца, во время которого был взят в плен хан Едигер.

«Татары начали отступать после того, как был убит главный мулла, — пишет Пинегин. — Хан Едигер заперся в своём дворце и отбивался около часа. Русские выломили ворота. Глазам их представилось: с одной стороны хан со знатными татарами, с другой – несколько тысяч лучших красавиц, одетых в драгоценные одежды. Такой оригинальной армией татары, вероятно, собирались соблазнить атакующих, но последние бросились на мужчин. Татарские войска не выдержали натиска и направились к Казанке, в надежде бежать. Но там их поджидал князь Курбский. В результате казанцы выдали русским войскам хана Едигера и перебросились через стену, чтобы уйти за Казанку. Посланные в обход князья Микулинский, Шереметьев и Глинский настигли их».

Историки утверждают, что бились татарские воины до последнего, и никто не умер, сдавшись. В результате этой кровавой военной кампании Казанское ханство вошло в состав Российского государства.

Источник

Взятие Казани Иваном Грозным: дата и исторические факты

О государе Иване Грозном и его роли в истории России написано столько правды и небылиц, что этого с лихвой бы хватило на дюжину правителей государства. Взятие Казани сам царь воспринимал, как особую миссию, возможность доказать всем, и прежде всего самому себе, свое право быть сильным и грозным царем. Дальнейшее развитие государства Российского без завоевания воинственного ханства было невозможным.

Причины взятия Казани

Время правления Ивана Грозного смело можно назвать самым важным в истории России. Именно в этот период закончилось время Золотой Орды, и были окончательно разгромлены ее осколки – Казанское и Астраханские ханства, которые доставляли государству Российскому массу неприятностей.

На сегодня точно не установлено время образования Казанского царства, но принято считать, что оно появилось после разгрома Тамерланом Золотой Орды в 1438 году. Несмотря на то, что ханством управлял представитель рода чингизидов, немаловажную роль играла местная знать, часть которой симпатизировала России.

Здесь столкнулись интересы Российского государства и Османской империи. В зависимости от расстановки политических сил, перевес склонялся то в сторону России (1487-1521 гг), то в сторону Турции (1524-1549 гг.).

Политика Казанского ханства, как вассала Османской империи, была враждебной Российскому государству. Русским купцам был перекрыт торговый путь по Волге, беспрерывные набеги на русские территории и угон в рабство жителей, разорение поселений. Все это привело к тому, что Россия вынуждена была начать завоевание Казани.

Русским государством неоднократно предпринимались попытки мирным путем договориться с правящей верхушкой. Но ее правитель Сахиб Гирей, представитель Крымского ханства, являющегося турецким вассалом, повел политику враждебную Русскому государству. Во время его правления в 1534-1552 годах казанцы совершали разорительные набеги на российские земли.

Первый поход русских войск на Казань

Всего царь Иван Грозный совершил три похода с целью взятия Казани. Первые два закончились неудачно. Поход 1547-1548 гг. был, по сути, попыткой юного царя, только вступившего на престол, покорить ханство. Единственный путь на Казань был через Волгу, поэтому преодолеть водный рубеж можно было только по льду или на ладьях. Зима в этот год выдалась очень теплой. Льда на Волге не было.

Поэтому при великой распутице основному войску удалось дойти только до Нижнего Новгорода. Правда, войско воеводы Бельского дошло до столицы ханства, стояло семь дней, но, не дождавшись подхода основного войска, вынуждено было уйти.

Второй поход

Через два года была повторена попытка взятия Казани русскими войсками. На этот раз им удалось подойти к городу, но опять вмешалась непогода. Наступила небывалая оттепель, непрерывно шли проливные дожди и дул ветер такой силы, что невозможно было обстреливать стены города пушками.

Дожди сделали непроходимыми подступы к Казани, что делало ее неприступной. Постояв некоторое время недалеко от нее, русское войско уходит.

Читайте также:  Как будет по немецки все понятно

Необходимость дальнейшего укрепления России

В связи с непредсказуемостью положения в Поволжье, Россия укрепляла свои границы. Еще в 1524 году была построена крепость Васильсурск. В царствование Василия III провели укрепление Темникова.

После двух попыток взятия Казани стало ясно, что базы русских в Нижнем Новгороде, Арзамасе были значительно удалены, и применять их для расположения русских войск было неудобно и дорого. Нужна была крепость, находящаяся в непосредственной близости от столицы ханства.

Подготовка к походу 1552 года

Первые две попытки взятия Казани Иваном Грозным не прошли даром. Для третьего похода в 1552 году был предпринят ряд подготовительных мероприятий:

Все это дало преимущества и уверенность русской стороне в год взятия Казани.

Перемирие с казанцами

В правящих кругах ханства началась междоусобица. Этому способствовало взятие Горной стороны русскими. Казанская знать, свергнув хана, запросила у русских мира. В Москву было отправлено посольство с дарами и предложением мирно договориться о возвращении всех удерживаемых русских пленников, взятых при набегах татар на российские земли, выдать в русский плен всех родственников крымского хана, в том числе малолетнего царевича.

Царь сделал поправки в соглашение. Он не собирался возвращать Горную сторону, считая, что покорил ее до челобитной черемисов, и потребовал принять в качестве правителя Шаха-Али, предложенного русскими.

В августе 1551 года курултай принял условия русской стороны. Было выдано более 60 тысяч пленников. Назначен новый хан Шах-Али. Он не пользовался доверием высшей знати Татарского ханства и несколько раз его изгоняли. Но он возвращался и пытался репрессиями упрочить свое положение.

В осень 1551 года в Москву вновь прибыло посольство от казанской знати. Они предлагали отдать им Горную сторону или установить над ней общее правление. Но Иван Грозный потребовал выдать других пленников, которых продолжали удерживать казанцы, и отказался отдавать земли черемисов. Татарские послы продолжали настаивать на своем, в результате чего были взяты в плен.

Город Казань

Население Казани составляло 30 тысяч человек. Город представлял собой мощную по тем временам крепость, которая была ограждена с двух сторон водными преградами – реками Волгой и Казанкой. С других сторон он был окружен глубоким рвом, а также болотистыми полями, заросшими непроходимыми зарослями кустарников. Казань была обнесена высокими стенами, что делало город практически неприступным.

Третий поход на Казань

Было решено идти на штурм Казани не зимой, как в предыдущие походы, а летом, чтобы не зависеть от прихотей погоды. Войсками командует сам государь. Сбор их происходил в разных местах. Из центра России шли полки в Коломну и Каширу. Рязань и Муром стали местом сбора из отдаленных мест.

Войско Ивана Грозного 16.06.1552 г. двинулось в путь. Оно состояло не только из русских, здесь были отряды татарского хана Шигалея, мордвы и черкесов, кроме этого здесь были отряды поляков, литовцев, немцев. Его численность составляла 150 тысяч человек, но возможно эта цифра сильно преувеличена.

Чтобы переправиться через Волгу, были использованы военные суда, специально построенные для этой цели. Навстречу войску вышла 10-тысячная армия татар, которая была разбита передовыми отрядами русских, после чего переправа через Волгу стала свободной.

Осада города

23.08.1552 г. Казань была окружена плотным кольцом, прорваться сквозь которое не удалось ни одному отряду. Осада крепости далась тяжело. Непогода и на этот раз старалась препятствовать русским войскам. Разразилась страшная буря с дождем, который уничтожил большую часть продовольствия. Но Иван Грозный приказал взять провиант из Свияжской крепости.

Татары предпринимали вылазки за пределы крепостных стен, чтобы остановить продвижение русских, но все было бесполезно. Подоспела им на выручку и помощь отрядов ногайцев во главе с князем Япанчей. Они ударили в тыл передового полка русских, но были отбиты.

Ногайцы продолжали нападать на русское войско. Было решено устроить засаду, попав в которую они были разбиты. Это дало возможность покончить с ударами в тыл войска. Было пленено большое количество ногайских татар.

Взятие Казани в 1552 г.

Город был окружен плотным кольцом. Иван Грозный, подойдя к городу, предложил осажденным сдаться. Но они ответили отказом. Тогда он приказал казнить пленных на глазах казанских жителей. На помощь русскому воинству пришли отряды донских казаков.

Значение

В каком году Иван Грозный взял Казань, сегодня знает не так много людей. Но падение города имело большое значение для России. На следующий год о подданстве России объявили башкиры и ногайцы. Через четыре года пало Астраханское ханство. Среднее Поволжье перешло к Российскому государству.

Волжский путь стал свободным, что сделало возможным вести торговлю с Востоком и Кавказом. Набегов и разорений русских поселений стало значительно меньше. Были построены города-крепости Саратов, Самара, Царицын, Уфа. У России появилась возможность продвижения на Урал и Сибирь.

Источник

Взятие Казани — история о том, как бомбы решают все

2 октября 1552 года войска Ивана Грозного взяли Казань, а Казанское ханство прекратило свое существование. Так закончилось многолетнее противостояние двух держав за обладание ресурсами Волги и политическое влияние на территориях бывшей Золотой Орды. И, разумеется, за этим стоит драматичная, даже остросюжетная, история, в которой нашлось место минам, гению инженерной мысли и тактическим ухищрениям.

Подготовка к осаде

Казанское ханство ко времени последнего похода Ивана Грозного переживало нелегкие времена. В стране был экономический и, что еще хуже, политический кризис, вылившийся в постоянные смены династий ханов. Причем деятельное участие в политических интригах Казани принимали как русские цари, так и османские султаны — через своих ставленников, крымских ханов.

К 1552 году Казань уже была однажды взята предшественником Грозного, Иваном III, но после снова обрела независимость и стала противником для русских. Сам Иван Грозный совершил две неудачных попытки взятия города. Видимо, из-за этого следующий поход был подготовлен со всей возможной тщательностью.

В 1551 году совсем недалеко от Казани, на другом берегу Волги, была построена крепость Свияжск, ставшая опорным пунктом для будущей осады. При этом была проведена настоящая инженерная операция под руководством мастера Ивана Выродкова.

Начало похода. Засада на крымского хана

Поход начался летом 1552 года. При этом, зная, что крымский хан Девлет Гирей обязательно воспользуется отсутствием русских сил в столице для опустошительного набега, Грозный пошел на хитрость. Раструбив всем о походе, царь повел войска очень медленно, совершенно черепашьим шагом. Узнав от разведчиков, что крымчаки клюнули и пошли в набег, осадив Тулу, Иван IV отправил на подмогу городу полк правой руки под руководством князя Воротынского. Тот разбил степняков в битве на реке Шиворонь, полностью отбив у Девлет Гирея желание помогать Казани.

Избавившись от опасного противника в тылу, царская армия пошла уже в настоящий поход и соединилась у Свияжска 13 августа. Придя на место, солдаты получили всего три дня на отдых — спешка была очевидна. 16 августа началась переправа через Волгу, и произошла первая битва с татарами — авангард русского войска разбил казанцев, и после чего войско переправилось без особых проблем.

Численность противостоящих войск и начало осады

К указанному количеству войск стоит относиться с сомнением

Во многих книгах и статьях даже довольно авторитетные историки заявляют о численности русских войск в размере 150 тысяч, а татарских — 60 тысяч воинов. Однако современные ученые говорят о том, что эти цифры чудовищно преувеличены, и всей экономической мощи царства Ивана Грозного не хватило бы, чтобы выставить такие силы.

Да и Казань в те времена была хоть и отлично укрепленной, но не гигантской крепостью, и шестидесяти тысяч человек не могло быть в ней даже в виде населения, не говоря уж про гарнизон. Сейчас ученые называют численность русского войска с примкнувшими к нему касимовскими татарами, чувашами, горными марийцами и мордвой примерно в 15 тысяч ратников. Казанских же татар и их союзников в городе было примерно в два раза меньше — семь-восемь тысяч.

Примечательно, что в этом походе отлично показали себя стрельцы — пешая и по меркам того времени передовая элита русского войска. Под стены Казани привели четыре полка из существовавших шести, что составляло 2 тысячи воинов. Естественно, в осаде участвовала и артиллерия — около 150 орудий разного калибра.

Татарам помогал князь Епанча, который находился в Арском остроге, и своими набегами постоянно мешал осаде. 23 августа город был полностью окружен сначала войсками, а затем и укреплениями, созданием которых также руководил Иван Выродков.

По данным, известным из сочинений князя Андрея Курбского, татары применяли магию и ворожбу — в нужное время на башню выходили люди в странных одеждах и начинали плясать, размахивать бубнами и делая в сторону русского войска неприличные жесты. В тот же час погода портилась и налетали дожди и вихри. Правда, непонятно, как такое позволили мусульмане, которых в Казани было подавляющее большинство. Преодолели эту напасть проверенным средством — выписали из Москвы крест с чудодейственным деревом, провели крестный ход — и все, магия побеждена!

Князя Епанчу удалось заманить в засаду, выделив для этого лучшие войска. Притворным бегством выманив войска татар, русские ударили с двух сторон, разбили противника, и уже 6 сентября взяли Арский острог. По окружающим землям прошлись огнем и мечом, отбив у местного населения всякую охоту помогать осажденным.

Мины, гигантская осадная башня и казаки в перьях

С самого начала осады стало понятно, что царь решил провести ее по всем правилам военной науки того времени. Город был окружен деревянными укреплениями с артиллерией, что мешало осажденным делать вылазки, а перед главными воротами всего за сутки выстроили гигантскую 13 метровую осадную башню, которая возвышалась над стенами. Так что оттуда можно было обстреливать город.

При этом он все время считал шаги, чем и помог русским, измерив расстояние до стены, а потом еще и пел в другие дни, чтобы не было слышно, как инженеры роют подкоп. Забавно, что у чувашей есть точно такая же легенда, но там героем, певшим и считавшим шаги, является представитель их народа.

Тут же произошел еще один любопытный случай, связанный с пришедшими на помощь Ивану Грозному донскими казаками под предводительством Сусара Федорова. Дело в том, что донцы подошли ночью, и, встав лагерем, разожгли костры, начав готовить пищу.

Этими кострами в ночи они умудрились напугать и татар на стенах, и русских в поле — ведь непонятно было, к кому подошло это многочисленное подкрепление. Посланные русские разведчики вернулись с полными ужаса глазами, так как в свете костров увидели ужасные фигуры, покрытые перьями. На утро оказалось, что казаки набив на реке птицы, повыдергивали из нее перья и покрыли свою одежду. Просто ради украшения и лихости.

Взятие Арских ворот и последний ультиматум

30 сентября немецкий инженер сделал еще один подкоп и подорвал Арские ворота. Тут, надо сказать, сработала еще одна хитрость Ивана Грозного и его воевод. Обычно, сразу после подрыва, осаждающие идут на штурм, и татары вполне ожидаемо сделали превентивную вылазку. Однако русские на штурм не спешили, и, прикрываясь дымом, встретили нападающих плотным огнем.

Читайте также:  Жакет как по французски будет

Войска Грозного обратили казанцев в бегство и уже на их плечах ворвались в город, заняв Арские ворота. Здесь царь тоже не стал спешить закрепить успех и, несмотря на просьбы воевод, запретил им захватывать город наскоком. Вместо этого он приказал войскам укрепиться в этом опорном пункте. Жители города так и не смогли его отбить.

1 октября Грозный в последний раз потребовал сдать город, обещая всем сдавшимся прощение и жизнь, но ему отказали. Казанский хан Едигер-Мухаммад и здешний имам Кул Шариф заявили, что не боятся смерти и лично готовы биться до конца.

Последний подкоп и взятие Казани

На узких городских улочках начались затяжные бои, и некоторые царские воины занялись грабежом. Впрочем, после того, как по приказу царя предали казни самых ретивых, мародерство прекратилось. Тем не менее, погибло множество мирных жителей, а хан Едигер-Мухамад попал в плен. Кул Шариф же со своими учениками бился до последнего и погиб на крыше мечети с саблей в руках, заслужив посмертную славу и уважение своих врагов.

Источник

Падение Казани: сколько было татар в войске Ивана Грозного?

Колумнист «Реального времени» комментирует миф о преобладании тюркских воинов в армии, завоевавшей столицу Казанского ханства

Колонки наших колумнистов о взятии Казани войском Ивана Грозного и памятнике русскому царю вызвали споры вокруг трагических событий 1552 года. В частности, читатели «Реального времени» в своих комментариях высказали мысль, что это событие было войной одних татар против других. Редакция нашей газеты обратилась к историку Булату Рахимзянову с просьбой прокомментировать этот исторический миф. В своей авторской колонке, написанной специально для нашего издания, исследователь разъясняет, какие и сколько татар участвовало в осаде города, и завоевывали ли они Казань?

Как это было?

Казанский поход июня — октября 1552 года Ивана Грозного положил конец существованию Казанского ханства как самостоятельного государства. После этого оно вошло в состав Московского государства. Осада 1552 года была пятой по счету после целого ряда осад (большей частью неудачных), предпринятых русскими войсками в 1487, 1524, 1530 и 1550 годах.

В мае 1551 года предпринимается большой поход против Казани. При московском отряде находились бывшие знатные жители Казани, покинувшие ее по политическим соображениям (они были сторонниками тесного союза с Москвой) — князь Костров, князь Чапкын Отучев, Бурнаш и другие, а также бывший казанский, а на тот момент касимовский хан Шах-Али б. Шейх-Аулияр, претендент на ханский престол (Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). — СПб., 1904. — Т. 13 (1 пол.). — С. 163). 24 мая при устье Свияги, на территории Казанского ханства, была заложена крепость Свияжск. При закладке Свияжска присутствовал и Шах-Али (Разрядная книга 1475—1598 гг. — М., 1966. — С. 131).

В дальнейшем Шах-Али участвует в завоевании Казани, находясь в войсках великого князя (подробнее см.: М.Г. Худяков, Очерк по истории Казанского ханства — М., 1991. — С. 143—173; С.Х. Алишев, Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV—XVI вв. — Казань, 1995. — С. 112—142; Д.М. Исхаков, И.Л. Измайлов, Введение в историю Казанского ханства. Очерки. — Казань, 2005. — С. 91—105). С ним находились его касимовские татары.

Мавзолей Шах-Али в Касимове. Фото agentika.com

16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы к Коломне. Русские войска двигались к Казани несколькими отрядами. Сам царь во главе крупного войска выступил из Коломны к Владимиру. Из Владимира войско прибыло в Муром, где с ним соединились союзные татарские отряды под руководством хана Шах-Али, выступившего из Касимова. Русскими войсками командовали сам царь Иван Васильевич и его воеводы князья Ю.И. Шемякин, В.С. Серебряный, С.В. Шереметев, А.М. Курбский, А.Б. Горбатый-Шуйский, М.И. Воротынский, дьяк И.Г. Выродков и др. Состояли они из отрядов поместной конницы, пехоты, стрелецких полков (около пяти тысяч), артиллерии, а также татарской конницы Шах-Али.

Состав войска Шах-Али

Численность татарской конницы, пришедшей с Шах-Али, по неподтвержденным в иных источниках данным автора «Казанской истории», составляла около 30 тысяч человек. Безусловно, это крайне завышенные и нереальные цифры. Реально, видимо, можно говорить о 3000 человек максимум. Причем важно отметить, что это были не мишаре, как иногда неверно толкуют эти данные интересующиеся историей люди. Это были касимовские татары и, вероятно, выходцы из других татарских ханств, обосновавшиеся в Касимове и временно или постоянно подчинявшиеся Шах-Али и московскому великому князю и царю Ивану IV. Касимовские татары представляли высший слой населения Касимовского ханства, они были из тех, кто собирал налоги в свою пользу и занимался войной как профессией. Мишаре же, представлявшие население Касимовского ханства вторым слоем ниже, платили налоги касимовцам и сами не участвовали в военных действиях, занимаясь мирным трудом — земледелием, скотоводством, собиранием и т. д. (подробнее о различиях между касимовскими татарами и мишарами см.: Д.М. Исхаков, От средневековых татар к татарам нового времени. — Казань, 1998. — С. 212—227; Б.Р. Рахимзянов, Касимовское ханство (1445—1552 гг.). Очерки истории. – Казань, 2009. – С. 86—87).

Кто и сколько?

Рассмотрим финальные моменты взятия Казани в ракурсе интересующего нас вопроса. 2 октября 1552 года всем ратным людям объявили, чтобы они готовились идти на общий штурм. В первой линии было назначено идти казакам и полкам боярских дворовых людей. В таких полках насчитывалось по пять тысяч конных людей да при них по тысяче стрельцов с пищалями и по 800 казаков с луками и рогатинами; пешим надлежало катить перед собой щиты на катках или на колесах. Во второй линии должны были идти воеводы (русские) с главными силами, наступая каждый против указанных им ворот; в третьей линии находились царская дружина и запасные воеводы для поддержки второй линии.

В осаде было задействовано огромное количество войск и орудий. Русские войска, по недостоверной летописной информации насчитывавшие 150 тысяч человек, имели численный перевес над осажденными (33 тысячи человек; данные тех же летописей), кроме того, русские имели многочисленную артиллерию. Действия пушкарей и инженеров имели огромное значение для завоевания Казани. Видимо, общая численность русского войска составляла в реальности около 50—60 тыс. человек (Д.М. Исхаков, И.Л. Измайлов, Введение в историю Казанского ханства. Очерки. — Казань, 2005. — С. 97). Из них только три тыс. были татарами Шах-Али (5-6 %).

Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами, татарскими отрядами хана Шах-Али, мордовскими и черкесскими воинами. Дворянская конница составляла главную силу царского войска. По данным летописей, в осаде участвовало 10 тысяч мордовских воинов (информация слабо верифицируема).

Неоднозначность роли Шах-Али и его конницы во взятии Казани

Во время осады Казани Шах-Али с его татарами находился на одном из ответственных фронтов, вместе с Большим и Передовым полками; располагался он со стороны Арского поля. Характерно, что на приступ касимовские татары не были поведены и были отправлены в тыл для охраны обоза и штаба и на случай преследования вылазки из Казани по Арской и Чувашской дорогам. Хан участвовал во всех военных советах во время осады.

Однако роль Шах-Али была неоднозначной; его не стоит причислять к «предателям татарского народа», как иногда делают «горячие головы» национального движения. В целом, вообще, думаю, стоит воздерживаться от таких резких эпитетов, тем более по отношению к периодам, когда самого слова «предатель» не существовало вовсе. При общем ликовании москвичей после взятия Казани Ивану Василевичу (будущему Грозному) принес свои поздравления и Шах-Али, но в довольно сдержанных выражениях — он кратко сказал: «Буди, государь, здрав, победив супостаты, и на своей вотчине на Казани навеки!». На это Иван милостиво ответил, что самому хану известно, сколько раз посылались войска против Казани, известно также ожесточение казанцев, и вот теперь, по словам московского правителя, Бог сотворил свой праведный суд — москвичам показал свое милосердие, а казанцам «отмстил за кровь христианскую» (ПСРЛ. — СПб.,1906. — Т. 13 (2 пол.). Дополнения к Никоновской летописи. Так называемая Царственная книга. — С. 311).

Фиринат Халиков. «Осада Казани». Репродукция с сайта art16.ru

У историка Искандера Измайлова есть хорошая статья о касимовском хане Шах-Али. В ней описывается народная былинная песня. Позволю себе привести выдержку из этой статьи:

«В сознании современных людей — это антигерой татарской истории, касимовский и казанский хан, марионетка в руках русских государей, передавший Казань во власть Ивана Грозного и за это не заслуживающий оправдания. Но в народной песне он предстает мятущейся личностью, человеком, пытавшимся спасти своих подданных — «деток», но не сумевшим переломить обстоятельства.

Называл я (вас) всех (русских. — Б. Р.) друзьями,
Оказалось — вы не друзья мне:
Я жил, считал (вас) друзьями,
Оказалось — вы все враги мне.

Может быть, народ своим тонким историческим чутьем понял весь трагизм его положения «своего среди чужих и чужого среди своих», уловил (или хотел уловить) в его словах нотки раскаяния и искреннего переживания за судьбу своего народа?» (И.Л. Измайлов, «… Казань-город на костях стоит». Исторические песни русских и татар о взятии Казани // Родина. — 2005. — № 8. — С.110—114). Я думаю, что в этом видении есть доля правды — все игроки тогдашней политики понимали, кто есть кто в этих отношениях.

Как на все это смотреть нам?

Итак, можно суммировать, что при взятии Казани количество татар, состоявших в войске Ивана Грозного, было незначительно. Вряд ли они «делали погоду» в процессе самого взятия. Вообще, вряд ли стоит в данном случае противопоставлять народы друг другу. Корректнее говорить о противоборстве двух государств — Московской Руси и Казанского ханства; в составе и того, и другого были разные народы (касимовские татары и мишаре в составе Москвы и мордва, марийцы, чуваши, удмурты и башкиры в Казанском ханстве). И уж совсем исторически неверно рассуждать о том, что «были татары победившие и татары проигравшие» (касимовцы и казанцы). С касимовскими татарами у автора данных строк, казанского татарина, давние и очень хорошие отношения. Мы все ощущаем себя частью единого народа.

Вообще же, в истории Казанского ханства много неоднозначных личностей и «темных пятен». Например, последний казанский хан Ядыгар-Мухаммад. Однако о нем можно поговорить в следующий раз, если будет такое желание.

Справка

Булат Раимович Рахимзянов — историк, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, кандидат исторических наук.

Окончил исторический факультет (1998) и аспирантуру (2001) Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

Читайте также:  Как бить чтобы было очень больно

Автор около 60 научных публикаций, в том числе двух монографий.

Проводил научное исследование в Гарвардском университете (США) в 2006—2007 академическом году.

Участник многих научных и образовательных мероприятий, в их числе — международные научные конференции, школы, докторские семинары. Выступал с докладами в Гарвардском университете, Санкт-Петербургском государственном университете, Высшей школе социальных наук (EHESS, Париж), университете Иоганна Гуттенберга в Майнце, Высшей школе экономики (Москва).

Его вторая монография «Москва и татарский мир: сотрудничество и противостояние в эпоху перемен, XV—XVI вв.» недавно вышла в санкт-петербургском издательстве «Евразия».

Область научных интересов: средневековая история России (в особенности восточная политика Московского государства), имперская история России (в особенности национальные и религиозные аспекты), этническая история российских татар, татарская идентичность, история и память.

Поделитесь в соцсетях
Хотите быть в курсе новостей?

Новости партнеров

комментарии

Есть такая легенда-предание о гениальном казанском химике А.М.Бутлерове, теорию которого до сих пор изучают (и будут изучать вечно) все химики всех университетов мира.

Во взятии неприступной по тогдашним меркам Казани в августе-октябре 1552 г. участвовал мурза Камай, потомок которого Г.Х.Камай стал первым доктором химических наук, ректором КГУ и автором именной реакции.

И еще один факт, который старательно обходят стороной, «официальные» историки.

После постройки в 1551 г. под руководством чингизида Шах-Али Ивангорода (ныне Свияжск), предки современных чуваш и марийцев, принесли присягу на верность молодому православному царю Ивану 1У, которую принимал мусульманин, мудрый чингизид Шах-Али.
После этого, принявшие присягу совершили поход на Казань и «пожгли посады».

Чью многочисленные сторону народы Поволжья, Приуралья и Сибири хорошо известно.

И если уж речь пошла о «науке» (ссылки на источники и литературу, обращение к «научным авторитетам»), то не мешало бы привести и методику подсчета национальности и вероисповедания противоборствующих сторон.
Это было бы корректно с точки зрения «науки».

Особую отрасль казанской торговли составляла торговля рабами. Предметом работорговли служили главным образом пленные, в особенности женщины, которые находили сбыт в гаремы всех стран, расположенных вокруг Каспийского моря…
Составитель «Казанского летописца» говорит, что казанцы «приводяще к себе русь пленную… яко скот толпами привязанных держаху и на торгу продаваху иноязычным купцам», «продаваша мирский полон в дальние срачины, им и выйти не могуще». В 1521 г., по сообщению Герберштейна «Саип Гирей, царь казанский, продал татарам всех пленников, которых увел из России, на астраханском рынке». Русское правительство постоянно боролось с торговлей военнопленными на невольничьих рынках и в 1551 г. добилось формальной отмены христианского рабства и освобождения пленных рабов.
М. Худяков. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991. С. 223

Казанцы же приводяще к себе в Казань плененую русь и прелщаху, и принуждаху ихъ, мужескъ полъ и женескъ, в бусорманскую веру ихъ прияти. Неразумнии же мнози, увы мне, прелщахуся и приимаху срацынскую веру ихъ, а инии же страха ради и мукъ и проданиа боящеся. Увы! Горе таковых: не разумею прелести и помрачениа – горее варваръ и злее черемисы на християны бываху. Не хотящих же веры их прияти убиваху, а иных, яко столпъ, перевязаных держаху и на торгу продаваху иноземцем купцем, тацем же поганым человекомъ, во иныя страны далниа и во грады поганыя неверных людей, идеже слух нашъ не знает, – на чюжую далнюю землю, да тамо вси погибнутъ, не могуще оттуду никаможе избыти. Не смеяху бо казанцы многия руси в Казани, мужска полу и необусорманеных, держати, ни во всей области Казанстей, развее женъ и девиц, и младых отрочат, и да не наполнится руси и умножится в Казани, яко израилтян во Египте, и укрепятся, и понасилуют самеми ими. И того ради продаваху их иноязычником, емлюще на них откупъ велик, и тем богатяхуся.
Казанская история. Библиотека литературы древней Руси. Т. 10. СПб., 2004. С. 318

Русский судовой поход на Казань в 1469 г.: И того же дни отплывше от Новагорода 60 верстъ, начевали, а на утрее обедали на Рознежи, а начевали на Чебоксаре, а от Чебоксари шли весь день, да и ночь ту всю шли, и приидоша под Казань на раннеи зоре маиа 21, в неделю 50-ю, и вышед ис суд поидоша на посад, а Татаром Казаньскым еще всемъ спящим, и повелеша трубити, а Татаръ начаша сечи и грабити и в полон имати. А что полонъ был туто на посаде христианскои, Московскои и Рязаньскои, Литовъскои, Вяцкои и Устюжскои и Пермьскои и иных прочих градов, тех всех ополониша, а посады их все со все стороны зажгоша.
Московский летописный свод конца XV века. ПСРЛ. Т. 25. С. 282

Дерзкий набег сопровождался не только избиением и разграблением татар, но освобождением христианского полона. По своему выгодному географическому положению Казань была важным пересыльным пунктом, откуда захваченный на Руси полон отправлялся далее – на восточные работорговые рынки.
Ю.Г. Алексеев. Походы русских войск при Иване III. СПб., 2007. С. 75

Помимо крепостных крестьян из татар и инородцев, помещики применяли для обработки земли военнопленных – рабов, которые с этой целью сажались на землю и прикреплялись к поместьям. Далеко не все пленники продавались казанцами на азиатские рынки, и применение дарового труда пленных должно было производиться помещиками в самых широких размерах. При освобождении русских-рабов в 1551 г. было возвращено на родину, по официальным сведениям, 60 тысяч человек, и нет никакого сомнения, что большая часть этого количества не могла постоянно находиться в Казани, а проживала по деревням, где рабы обслуживали своим трудом хозяйства помещиков. Тем не менее, после освобождения рабов-военнопленных, в Казанском ханстве осталось немало русских «полонянников», которые настолько прочно осели на землю и занялись хлебопашеством, что они не возвратились в Россию, а предпочли остаться на прежних местах, и здесь их застигло русское завоевание. При составлении писцовых книг в 1565-67 годах «писаны земли полонянничные в татарских и в чувашских селах и деревнях, которые полонянники живут с татары и с чувашею вместе» (Список с писцовой и межевой книги г. Свияжска и уезда Н.В. Борисова и Д.А. Кикина. Казань, 1909 г., с. 66). Запись по Свияжскому уезду – на горной стороне Волги – была произведена следующим образом: «В Свияжском же уезде в татарских и чувашских селах и в деревнях живут полонянники с новокрещены и с татары и с чувашею вместе, а пашни свои полонянники пашут не в разделе с татарскими и чувашскими пашнями смесь по полосам. А государевы службы полонянники не служат, а дают своих пашен с земли и с бортных урожаев оброк в Казани и в Свияжском городе в государеву казну диаком по воеводским грамотам и по книгам. И в тех в татарских и в чувашских селах и в деревнях не во многих полонянники во дворех по имянам и полонянничные пашни и сена писаны по сказке, выспрашивая полонянников и новокрещенов и татар и чуваш. А не мерили, и от татарских и от чувашских земель полонянничных пашен отмежевать было нельзя, потому что полонянники пахали пашню с татарскими и чувашскими смесь по полосам, да и потому что многие татарове и чуваша в те поры были на государеве службе, а без них полонянникам одним верити нельзя для ссоры. И в поместья князем и детем боярским те полонянничные пашни все не разделены, а велено полонянникам с тех их пашен и с бортных ухожьев давати оброки в Свияжском городе во государеву казну диаком по оброчным грамотам и по книгам до государева указу» (Список с писцовой и межевой книги г. Свияжска и уезда, с. 106). Через 10-15 лет после падения Казанского ханства русские пленники оказались на горной стороне Волги в следующих селениях, не принадлежавших помещикам: в с. Каратаеве, в д. Салтыках, д. Клерях, д. Бахлычееве и в сельце Барышеве. Кроме того, немало бывших военнопленных оказалось на помещичьих землях… Из русской писцовой книги мы видели, что полонянники «государевы службы не служат», и что они пахали пашню, тогда как «многие татарове и чуваша в те поры были на государевой службе». Нет сомнения, что в этих чертах сохранились следы положения, существовавшего в Казанском ханстве до завоевания – военнопленные не привлекались к военной службе казанским правительством.
Проживая долгое время в плену, рабы и вольноотпущенники забывали свою родину и привыкнувши к местному краю не имели желания возвратиться «домой», где все для них уже стало чужим, и где они потеряли имущество. Бывали случаи, что долгие годы неволи истребляли у пленников не только память о родине, но заставляли даже забыть и отцов: по русской писцовой книге 1565-67 г. в д. Нурдулатове жили русские полонянники, «а отцов своих имен, которого рода, сказали не помнят» (Список с писцовой и межевой книги г. Свияжска и уезда, с. 104). Многие пленники переходили из христианства в мусульманство: среди них встречаются имена Сабанчейко, Девлятьдейко, Янчура, Теребердей и т.п. (там же, с. 107). Сам автор «Казанского Летописца», усердный противник татар и мусульманства, во время 20-летнего пребывания в плену принимал мусульманство. После завоевания Казанского ханства русское духовенство вспомнило об отпавших и позаботилось об их возвращении в христианство. В 1593 г. казанский митрополит Гермоген писал: «многие-де русские полонянники и неполонянники живут у татар и у черемисы и у чуваши, и пьют с ними и едят с одного и женятся у них… и те-де все люди также крестьянское веры отпали и превратились у татар в татарскую веру» (Акты Археогр. Эксп., т. I, № 358, с. 438).
М. Худяков. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991. С. 214-216

Победа русских войск над Казанью в августе 1551 г.: А полону христианьского вышло з Горной стороны изъ града ис Казани и съ Казаньской стороны 60.000, написано во Свияжьскомъ городе, которымъ кормъ государевъ давали; а вверхъ Волгою проводили многий полонъ въ Русские грады, Вяцкой и Перемьской по своимъ местомъ, Муромской и Мещерской, Галицкой и Костромской, все по своимъ местомъ: кому куды ближе, туды пошли. Збысться древняа благодать: якоже древле Создатель Израилтескый родъ Моисеомъ изъ Египта изведе, такоже и ныне Христосъ царемъ нашимъ православнымъ изведе изъ работы Казаньскые множество душь христианьскихъ. Но еще проситъ у Бога и всемъ свободы, многое бо множество грехъ ради нашихъ и въ несовершенные лета возраста государя нашего великого царя Ивана и при прежнихъ государехъ поплениша Казанцы земли христианской за умножение грехъ нашихъ и нестроение; и ныне свободися родъ христианьской Божиимъ милосердиемъ и государемъ нашимъ царемъ православнымъ и его благоразумиемъ.
Царственная книга. ПСРЛ. Т. 13. С. 470

Источник

Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий