Как был устроен противогаз зелинского

Противогаз Зелинского-Кумманта

Противогаз Зелинского-Кумманта — первый противогаз, обладающий способностью поглощать широкую гамму отравляющих веществ, разработанный профессором Н.Д. Зелинским и технологом завода «Треугольник» Э.Л. Куммантом в 1915 году.

Николай Дмитриевич Зелинский

Вскоре, 31 мая 1915 года, газобалонной атаке в районе Болимова, что близ Варшавы, подверглись русские войска. На участке фронта в 12 километров немцы выпустили 264 тонны хлора. Пострадали 8.832 человека, 1.101 из них – погибли.

Он видел, что поиски средств защиты от ОВ идут по неправильному пути. Изобретатели пытались найти химические поглотители, связывающие то или иное отдельно взятое отравляющее вещество. Они упускали из виду, что в случае применения другого ОВ такой поглотитель окажется совершенно бесполезным. Необходимо было найти вещество, которое очищало бы воздух от любого ОВ независимо от его химического состава. Такой универсальный поглотитель и был найден Николаем Дмитриевичем Зелинским, им оказался древесный уголь. Николай Дмитриевич потратил немало усилий на разработку способов активирования угля — повышения его способности поглощать своей поверхностью различные вещества (повышение пористости). Один грамм активированного угля с чрезвычайно развитой капиллярностью имел поглощающую поверхность в 15 квадратных метров. После многочисленных экспериментов Николай Дмитриевич предложил использовать активированный берёзовый или липовый уголь. Так в России был создан знаменитый универсальный противогаз Зелинского с маской Кумманта.

Под давлением Генштаба, членов Государственной Думы и Государственного совета был-таки принят на вооружение противогаз Зелинского. Его проверка в боевых условиях доказала высокую надежность. Имя русского профессора обрело всемирную известность. Образцы его противогаза были направлены в союзнические армии. В конечном итоге те принципы, которые внедрил в фильтрующем противогазе Николай Дмитриевич, стали общепринятыми.
Хотя работы над противогазом закончились еще в середине 1915 года, на вооружение русской армии он поступил лишь в феврале 1916 года.
После начала использования подразделениями русской армии, участвовавшими в Первой мировой войне, данной модели противогаза, людские потери от газов противника резко снизились. Всего за годы Первой мировой войны в действующую армию было направлено более 11 миллионов противогазов, что спасло жизнь миллионам русских солдат.

Наставленiе для
пользованiя противогазомъ

Увы, насыщение армии этим средством шло не так быстро, как хотелось-бы. Да высокий процент безграмотных солдат приводил часто к их неоправданной гибели – часто они попросту не понимали пояснений начальства по пользованию противогазом, сами же прочитать инструкцию не могли. Новобранцы нередко снимали противогазы в окопе, видя, как наверху их товарищи ходят без них, не зная при этом, что во впадинах рельефа тяжелый газ застаивался долгое время после окончания атаки.Несмотря на то, что русский противогаз был первым противогазом с новым типом фильтра, принятые в других странах противогазы оказывались зачастую лучше и удобнее в применении. Безусловно, заслугу Зелинского стоит видеть не столько в изобретении самого противогаза, сколько в открытии процесса активации угля.

Примером недостатка противогаза Зелинского-Кумманата можно назвать то, что перед употреблением его приходилось продувать от угольной пыли, скопившейся от тряски и перетирания гранул угля. Это замедляло процесс одевания противогаза и могло стоить жизни его хозяину. Тяжелая коробка с углем, висящая в положении «по-боевому» ограничивала поворот головы.

Маска противогаза изготовлялась оранжевого цвета. Имелись две основные разновидности такого противогаза, отличающиеся формой и емкостью коробок: петроградский тип с прямоугольным поперечным сечением (см. рисунок; вес угля 160 г), который изготовлялся Военно-промышленным комитетом; и московский, с овальным сечением коробки (см. рисунок; вес угля 250 г. и 200 г), производства Всероссийского Земского союза. Клапанов не было, вдыхаемый и выдыхаемый воздух проходил через коробку. Имелись две разновидности масок: c «носиком» и без него. Т.н. «носик» предназначался для того, чтобы не снимая маску протереть запотевшие стёкла (см. рисунок). Противогаз имел много недостатков, но он хорошо защищал от смеси из 0,2% хлора с 0,1% фосгена в среднем в течение 2-3 ч. и таким образом, вполне удовлетворял требованиям, которые предъявлялись к респираторам в 1915-1916 гг., когда немцы применяли почти исключительно газобаллонные, а не артиллерийские атаки. Сопротивление дыханию – не более 4 мм водного столба.

О том, каким образом у Н. Д. Зелинского возникла мысль об угле как средстве защиты от газов

Н.Д. Зелинский:

«В начале лета 1915 г. в Санитарно-техническом отделе Русского технического общества несколько раз рассматривался вопрос о газовых атаках неприятеля и мерах борьбы с ними. В официальных сообщениях с фронта подробно описывалась обстановка газовых атак, случаи поражения от них и немногочисленные случаи спасения солдат, находившихся на передовых позициях. Сообщалось, что те оставались в живых, кто прибегал к таким простым средствам, как дыхание через тряпку, смоченную водой или уриной, или дыхание через рыхлую землю, плотно касаясь ее ртом и носом, или, наконец, спасались те, кто хорошо покрывал голову шинелью и спокойно лежал во время газовой атаки. Эти простые приемы, спасшие от удушения, показывали, что в то время, по крайней мере концентрация газов в воздухе была хотя и смертельно ядовитой, но все же незначительной, раз можно было спасти себя такими простыми средствами.
Это последнее обстоятельство произвело на нас большое впечатление, и обсуждая затем вопрос о возможных мерах борьбы с газовыми атаками, мы решили испробовать и применять также простое средство, действие которого было бы вполне аналогично действию материи солдатской шинели или гумусу почвы. Как в том, так и в другом случае ядовитые вещества не химически связывались, а поглощались, или адсорбировались шерстью и почвой. Такое средство мы думали найти в древесном угле, коэффициент адсорбции которого по отношению к постоянным газам, как это известно, много больший, чем для почвы».

Читайте также:  Как будет сила наоборот

Воспоминания личного ассистента Н.Д. Зелинского С.С. Степанова

Личный ассистент Н. Д. Зелинского С. С. Степанов активно участвовал в работах по совершенствованию и испытанию угольного противогаза в годы Первой мировой войны. В своих воспоминаниях он описывает эпизоды, посвященные последним испытаниям противогаза в 1913 г.

. Кто только не был тогда изобретателем [противогаза]! Все были. Ленивый разве не был изобретателем, а то кто очки нес на испытание, кто зажим для носа, кто дудку для дыхания с клапаном. А все – ничего подобного противогазу Зелинского.

. Когда принц Ольденбургский был по делу о противогазах вызван в Ставку, то и Николай Дмитриевич был приглашен туда поехать и взял меня с собой для испытания наших противогазов.
Мы ехали с поездом принца Ольденбургского до Минска.
В Минске ждали оборудования вагона под камеру с удушливыми газами.

На следующий день по прибытии, осмотрев маску и респиратор, я перепробовал дыхательные и выдыхательные его способности, приучаясь быстро одевать и снимать на случай спроса или показа. В общем, я готовился к великому делу, зная, что и в ставке придется с этим же прибором выступать, и в камере находиться.
Наступало время входа в камеру. Пришел ко мне Николай Дмитриевич, я взял наш противогаз, и мы подошли к назначенному вагону. Здесь уже все были в сборе.

Начальники во главе с Ольденбургским с любопытством следили за ходом процедуры. Дали знак идти в камеру. Не торопясь, аккуратно надел я маску и быстро вошел в вагон. За мною вошли в масках студенты и преподаватели Горного института.
Много ли, мало ли прошло времени, но «горняки» постепенно и поодиночке выходили из вагона. Оставшийся последний «горняк» со мною недолго пробыл, что-то повертел пальцем возле носа и тоже ушел, я продолжал находиться в одиночестве. Потом слышу стук в двери:
— Выходи!
Я молчал, думал, что будет дальше?
— Да выходи же.
Я продолжал молчать.
Смотрю, входит ко мне в вагон кто-то в маске, берет меня за рукав пальто и тащит к дверям:
— Да ну же. выходи!
Вижу, дело до драки доходит, я повиновался.
Моего выхода ожидали серьезные лица присутствующих. Каждый осматривал меня с ног до головы, а когда я снял маску, то убедился в полученном ими впечатлении.

. На следующий день после испытания противогаза в ставке Николай Дмитриевич получил официальное извещение: приказом военного министра вся армия должна быть в кратчайший срок снабжена противогазами «Зелинский-Кумант».

(«Ученые записки Московского университета», 1934, вып. 3)

Источник

История русского противогаза

Благодаря работе Российской государственной библиотеки по оцифровке старых книг мы можем узнать из первоисточников о рождении, развитии и трансформации привычных вещей. Электронная библиотека РГБ раскрывает историю армейского противогаза, в создании которого ключевую роль играл российский и советский химик Николай Дмитриевич Зелинский.

Слева: «Жертвуйте! Жертвуйте! 9 ноября 1916 г. на противогазы, медикаменты для лошадей и санитарных собак в армии» (плакат). 1916 — ссылка
Справа: «Плохой противогаз» (плакат). 1925 — ссылка

«До Первой мировой войны в России противогазы имели лишь незначительное распространение, ограниченное немногими химическими производствами, горной промышленностью, пожарными и медицинскими учреждениями», — пишет советский химик и историк науки Николай Александрович Фигуровский в «Очерке развития русского противогаза во время Империалистической войны », изданном в 1942 году.

Известно, что до войны в России применялись противопылевые и кислородные маски для работы в сложных условиях, как, к примеру, кислородный прибор с жидким воздухом горного инженера Левицкого. Впрочем, в мире устройства, защищающие органы дыхания, были известны с середины 19 века. Фигуровский приводит в своём «Очерке» фотографии немецких противогазов годов. Однако запросам военного времени такие приспособления не отвечали.

«Очерк» Фигуровского начинается с заявления: до войны эффективных противогазов в России не было. «Царская Россия вступила в войну неподготовленной. Промышленность России сильно отставала от других капиталистических стран», — цитирует Фигуровский «Краткий курс истории ВКП(б)». Особенно слабой была химическая промышленность. К началу войны Россия располагала противопылевыми масками, в которых защиту обеспечивала марля, пропитанная содой, губка или вата. Однако в сражениях стали применять всё более ядовитые химические вещества, от которых такие маски уже не спасали.

Первый русский эффективный противогаз был создан в 1915 году Николаем Дмитриевичем Зелинским. Фигуровский пишет:

В обстановке, при которой была дорога каждая минута, ему пришлось потратить для доказательства вполне очевидного факта — защитных свойств [активированного] угля — около года. Многочисленные испытания предложенных им приборов, организованные различными учреждениями в 1915 и 1916 гг., неизменно давали хорошие результаты. Однако противогаз не пускали в армию, и только тогда, когда изобретение было реализовано в Англии и Германии, угольный противогаз начали изготовлять крупными партиями для снабжения фронтовых частей.

Вместо противогаза Зелинского, который фильтровал воздух с помощью активированного угля, российская армия закупила другую разработку — противогаз Горного института, у которого в фильтре была смесь гашёной извести с едким натром и обычный печной уголь. Противогаз Горного института показал очень плохие результаты испытаний — много хуже, чем противогаз Зелинского, но в боях его использовали, ценой многих человеческих жизней. Фигуровский описывает его:

«Носовой зажим в первых образцах являлся настоящим средством инквизиции. После короткого пребывания в противогазе на носу оставались багровые следы от рифленых металлических щек зажима, на которые действовала сильная стальная пружина. Загубник изготовлялся из черной резины (чуть ли не из калошной) и его было неприятно брать в рот. […] В особенности же мучительным было пользование противогазом Горного института вышеотмеченного слишком большого сопротивления дыханию. Едкая пыль, попадающая в дыхательные пути и глаза, усиливала общее неприятное впечатление пребывания в противогазе. Воздух, поступающий из коробки, успевал в ней значительно нагреваться (благодаря разогреванию поглотительной массы), так что уже одно это вызывало тяжелое ощущение духоты».

Читайте также:  Как будет выглядеть уфа

Некоторые противогазы даже лопались по шву прямо во время газовых атак. И только в последующих партиях известь и печной уголь заменили активированным углём — разработкой Зелинского, а потом массово закупили противогазы, придуманные им.

Зелинскому мало того, что не заплатили за разработку, но и отстранили от дальнейших испытаний — отмечает Фигуровский. Патент на противогаз получил технолог завода «Треугольник» по фамилии Куммант.

Противогаз Зелинского-Кумманта первых образцов

Позже противогаз был усовершенствован, и Вторую мировую войну советская армия встретила с более эффективными средствами защиты. «Состоящий на вооружении Красной Армии противогаз имеет мало сходства со своим предшественником — угольным противогазом Зелинского 1916 г. Новый противогаз удобен, надёжен и рассчитан на большое время работы. Но не надо забывать, что этот противогаз — произведение советских ученых и техников — является, если так можно выразиться, „внуком“ противогаза Зелинского», — заключает Фигуровский.

Противогазы для нужд армии разрабатывались не только для солдат, но и для животных, в частности, лошадей. Конский сухой противогаз фильтрующий — сокращённо — был на вооружении Красной Армии во время Второй мировой войны. Его «предками» были обычные торбы с соломой: так лошадей защищали от химических атак в начале Первой мировой войны. Позже фильтрами в конских противогазах стали куски ткани, пропитанные специальными растворами, а к Второй мировой войне для лошадей разработали противогазы с угольным фильтром.

Инструкция к конскому противогазу с угольным фильтром, изданная в 1941 году, подробно рассказывает о том, как устроен такой противогаз, как его надеть на лошадь и как хранить, когда необходимости в нём нет.

Приучать к противогазу по инструкции следует уже «втянутую в работу» лошадь. Начинать нужно с 30 минут покоя, шага и рыси в противогазе, а на восьмой день тренировки лошадь должна была пройти в противогазе 25 км за 3 с лишним часа.

Важно, что, начиная с четвёртого дня тренировок, боец, который занимается с лошадью, сам должен быть в противогазе.

Источник

Академик Зелинский. Отец русского противогаза с угольным фильтром

Котов Петр Иванович. 1947 Холст, масло. Портрет академика Зелинского, источник: http://www.tg-m.ru

Николай Дмитриевич Зелинский родился в 1861 году в Тирасполе, в дворянской семье. Родители, сначала отец, а вскоре и мать, умерли от быстротечной чахотки. Оставшийся на попечении бабушки Николай окончил уездное училище в родном городе, потом знаменитую Ришельевскую гимназию в Одессе. В 1880 году Зелинский поступил в Новороссийский университет, в 1888-м выдержал магистерский экзамен, защитил магистерскую и докторскую (в 1891 году) диссертации. После Н. Д. Зелинский был командирован в качестве стипендиата факультета в Германию.

Для стажировки были выбраны лаборатории Йоханнеса Вислиценуса в Лейпциге и Виктора Мейера в Геттингене, где уделялось большое внимание вопросам теоретической органической химии и явлениям изомерии и стереохимии. Незадолго до приезда Зелинского Мейер открыл тиофен и предложил Николаю Дмитриевичу осуществить синтез тетрагидротиофена. Однако оказалось, что промежуточный продукт (дихлордиэтилсульфид) является веществом, очень сильнодействующим на кожу, Н. Д. Зелинский получил довольно сильное поражение и несколько месяцев вынужден был пролежать в больнице.

«Идя по пути такого синтеза мною приготовлен был промежуточный продукт – дихлордиэтилсульфид, – оказавшийся сильным ядом, от которого я жестоко пострадал, получив ожоги рук и тела», — писал в воспоминаниях Зелинский.

Открытием Зелинского воспользовались немцы во время первой мировой войны, применив дихлордиэтилсульфид в качестве кожно-нарывного отравляющего вещества, получившего название иприта.

С 1893 года и до самой кончины в 1953 году Николай Дмитриевич Зелинский был профессором Московского университета.

Крекинг нефти, активированный уголь и противогаз

Научная деятельность Николая Зелинского была широка и многообразна, но одним из главных её направлений был поиск окисных катализаторов при крекинге нефти. В частности, Зелинский предложил способ улучшить реакцию каталитического уплотнения ацетилена в бензол с использованием в качестве катализатора активированного угля.

Примерно в это время, в 1915 году, Зелинский провёл работы по адсорбции и созданию угольного противогаза, который был принят на вооружение во время Первой мировой войны русской и союзническими армиями и спас многие жизни.


На маске противогаза привлекает внимание характерный рожок: существует армейский миф, который гласит, что он необходим для того, «чтобы фуражка не сползала». На самом деле – его предназначение, продевая палец внутрь маски, протирать стекла изнутри.

Надо признать, что Зелинский не был первым, кто обнаружил способность древесного угля поглощать из воздуха пары хлора, сероводорода и аммиака. Это в 1854 году сделал шотландский химик Джон Стенгауз, разработавший респиратор, представляющий собой маску, покрывающую лицо человека от переносицы до подбородка. Порошок древесного угля помещался в пространство между двумя полушариями, образуемыми проволочной медной сеткой. Угольные фильтры Стенгауза были лишь одной из альтернатив и до работ Зелинского не пользовались широким распространением.

Первым же, кто предложил применить взятый из камина берёзовый уголь, активированный путём прокаливания, для очистки химических растворов, питьевой воды, для удаления из водки сивушных масел и для предохранения мяса от гниения, был Товий Егорович, он же Иоганн Тобиас Ловиц. Ловиц, родившийся в Геттингене и приехавший в детстве в Россию, пользовался особым расположением Михаила Ломоносова, заведовал Главной аптекой в Петербурге, в конце жизни был избран академиком Российской академии наук.

Противогазы второй половины XIX века совершенствовались от модели к модели, пока в 1879 году американец Хатсон Хард не предложил противогаз в форме сделанной из вулканизированного каучука маски.

Фильтрующая чашеобразная маска Харда (1879)

Однако ни Хард, ни германский химик и изобретатель Бернгард Лаб не использовали в качестве фильтра активированный уголь или же использовали его только как вспомогательное средство. О сорбирующих свойствах древесного угля вспомнил в 1909 году американец Самюэль Данилевич. Фильтрующая коробка его противогаза, как и противогаза британца Джеймса Скотта, была наполнена древесным углём. Правда, кроме угля, изобретатели использовали и другие фильтры.

Приоритет Зелинского в том, что Николай Дмитриевич применил не просто древесный уголь, а уголь активированный (его производство впервые было налажено в Германии), то есть подготовленным особым способом, с повышенной адсорбционной способностью: общая поверхность пор одного кубического сантиметра активированного угля может иметь площадь до 1500 кв. метров.

Читайте также:  Как будет выглядеть новая шевроле нива фото

Гранулы активированного угля и их вид при увеличении в 300 раз.

Кроме того, Зелинский привлёк к работе инженера-технолога завода «Треугольник» Эдмонда Кумманта.

В боевых условиях даже проникновение небольшого количества отравляющего вещества, из-за неплотного прилегания маски противогаза к коже лица, становилось фатальным. Эдмонд Куммант решил задачу «прилегания маски», и его имя вполне заслуженно вошло в историю как имя полноправного соавтора противогаза. Признанием оригинальности маски Кумманта стало и то, что в 1918 году британское патентное ведомство выдало ему патент № 19587 на маску противогаза.

Противогаз Зелинского – Кумманта

Противогаз Зелинского – Кумманта испытали под руководством ученика профессора Зелинского Николая Шилова. Шилов проводил испытания в боевых условиях, причём внёс несколько важных предложений (например, послойную конструкцию угольного фильтра), позволивших усовершенствовать первоначальную конструкцию. Под руководством Шилова были организованы передвижные лаборатории по проверке противогазов и специальные курсы по обучению личного состава. При этом Шилов проводил и, так сказать, работы в противоположном направлении – он создал оригинальный прибор для распыления химических отравляющих веществ.

Наставление по использованию противогаза

За 1916-1917 годы для армии России выпустили свыше 11 миллионов противогазов Зелинского, хотя вся русская армия насчитывала лишь 6,5 миллионов человек. Русские войска были полностью обеспечены противогазами Зелинского-Кумманта. Результативность газобаллонных атак немцев снизилась настолько, что на русском фронте их прекратили уже в январе 1917г.

Противогаз Зелинского намного опережал как французские, так и британские противогазы.

Так, французский противогаз Жюля Тиссо предполагал расположение респираторной коробки весом более четырёх килограммов на спине, в качестве поглотителей Тиссо использовал едкий натр, смешанный с металлическими опилками, древесную вату, пропитанную касторовым маслом, мылом и глицерином.

Противогаз системы Тиссо

Большинство современных западных исследователей индивидуальных средств химической защиты считают, что современный противогаз своим предшественником имеет британский противогаз 1916 года. По факту это так. Более того, его модификация 1918 года дала основания признать британский противогаз лучшим в Первой мировой войне. На его основе в дальнейшем конструировались все последующие модели, включая и модели советских противогазов. Речь здесь – о качественной маске.

Британский противогаз образца 1915/16 года.

Надо только учитывать, что ни французские, ни британские химики на момент создания противогаза Зелинского – Кумманта ничего не знали о возможности использования активированного угля для поглощения газообразных и парообразных отравляющих веществ различной химической природы. По просьбе британского командования российским Генштабом 27 февраля 1916 года в Лондон были отправлены 5 противогазов Зелинского – Кумманта для исследования. Британские химики не верили, что активированный берёзовый уголь может оказаться хорошим средством защиты. Когда они убедились в обратном, оказалось, что в Англии нет технологии получения качественного активированного угля. Тогда была передана и технология активизации древесных углей.

У истоков авиационного топлива

К этому времени профессор Николай Зелинский уже не занимался противогазами. В 1918–1919 годах он разработал оригинальный метод получения бензина крекингом солярового масла и нефти в присутствии хлористого и бромистого алюминия, положив научную основу высокопроизводительного производства авиационного топлива. Развивая эту тему, Зелинскому удалось улучшить качество авиационного бензина.

Новый бензин дал возможность резко увеличить мощность моторов и скорость самолетов. Самолет смог взлетать с меньшего разбега, подниматься на большую высоту со значительным грузом. Эти исследования оказали в годы Великой Отечественной войны неоценимую помощь нашей авиации. За работы по органической химии нефти и каталитических превращений углеводородов, академику Зелинскому в 1946 году была присуждена Государственная премия.

Безнравственно наживаться на человеческих несчастьях

Зелинский принципиально не хотел патентовать свой противогаз, считая, что безнравственно наживаться на человеческих несчастьях. Быть может, это произошло ещё и потому, что Зелинский чувствовал собственную ответственность за эти несчастья. Ведь Николай Дмитриевич был первым, кто разработал принципы промышленного производства хлорпикрина, применявшегося в Первой мировой войне как вспомогательное отравляющее вещество.

Заслуги Н. Д. Зелинского перед наукой и перед Родиной находят в нашей стране широкое признание. В 1929 г. Н. Д. Зелинский был избран академиком. Ему присвоены звания заслуженного деятеля науки и Героя Социалистического Труда; он награжден 4 орденами Ленина и 2 орденами Трудового Красного Знамени; он трижды лауреат Сталинской премии.

Подвижник и очень энергичный человек, свято веривший в силу науки, вместе с В.И.Вернадским в 1941 г. через Королевское и Линнеевское общества обратился с письмом к учёным Великобритании с выражением «уверенности, что союз науки и культуры двух великих государств будет всемерно содействовать скорейшему уничтожению гитлеризма».

Свыше 500 исследований опубликовал Николай Дмитриевич за свою долгую научную деятельность, воспитал плеяду ученых-последователей.

Умер Николай Дмитриевич Зелинский 31 июля 1953 года в Москве.

Памятная марка почты Молдовы, посвященная великому уроженцу Тирасполя.

Великий русский ученый Д. И. Менделеев много лет тому назад писал о трех службах, которые любой выдаю­щийся ученый делает во имя Родины: первая из них — научный подвиг, вторая — это деятельность на педагоги­ческом поприще, третья — способствовать развитию оте­чественной промышленности. Согласно этому завету, Николай Дмитриевич Зелинский выполнил все три служ­бы Родине.

Российской академией наук в 1961 году учреждена премия имени Зелинского. Она присуждается за выдающиеся работы в области органической химии и химии нефти.

Ассоциация СИЗ (АСИЗ) учредила медаль имени Зелинского: дело академика продолжает активно и созидательно жить. Кроме того, АСИЗ помогает содержать мемориальный музей-кабинет академика Зелинского.

В России установлены несколько памятников академику. Один из них – в Электростали: здесь помнят и чтят ученого.

На электростальском химико-механическим заводе имени Н. Д. Зелинского (стратегическое предприятие) уже на протяжении 80 лет изготавливают средства индивидуальной защиты, и в том числе современные противогазы.

⌛ Нет времени на web-сайты? Попробуйте наш Telegram и не забудьте про Instagram, Facebook, Вк и Twitter

Источник

Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий