Что входит в географические названия

Географические названия

Топонимы, собственные имена материков, океанов, морей, течений, рек, озёр, островов, гор, песков, болот, урочищ, стран, городов, селений, улиц, хуторов и всех др. географических объектов на поверхности Земли. Сумма Г. н. (топонимия) образует систему или совокупность особенностей и признаков, закономерно повторяющихся в процессе формирования топонимии и современного относительно стабильного её состояния. Такая система в разных странах мира всегда разновозрастна и разноязычна, т.к. отражает исторические условия стран и языки народов, их населяющих и населявших. Г. н. часто повторяются, образуя ряды, характерные для той или иной эпохи. Так, в СССР несколько городов и посёлков имеют название Комсомольск, Первомайский, Октябрьский и т.д. Примерами разноязычных Г. н., но обладающих почти одним содержанием, могут служить следующие названия: русский Новгород, итальянский Неаполь, таджикский Новабад, английский Ньюкасл, тюркский Джангы-Шаар и т.д.

Среди Г. н. выделяются гидронимы — Г. н. рек, озёр, океанов и т.д., образующие в целом наиболее консервативную группу, обладающую наибольшей устойчивостью; оронимы — названия гор, хребтов, вершин, холмов; ойконимы — названия населённых мест и т.д. Однако такая классификация ещё не общепринята. Неясно, например, куда относить Г. ч. оврагов, балок, саев и др. форм эрозионного рельефа — к оронимам или гидронимам, а также наименования болот и т.п. Выделяются также микротопонимы, т. е. Г. н. небольших объектов: угодий, урочищ, сенокосов, выгонов, тоней, лесосек, гарей, пастбищ, колодцев, ключей, омутов, порогов и т.д. Эта группа Г. н. разнообразна по составу, её объединяет ограниченная и узколокальная известность таких названий только среди местных жителей.

Первоначальное значение топонима в одних случаях раскрывается легко, в других требуются значительные усилия для его понимания, в третьих при современном уровне знаний происхождение топонима остаётся загадкой. Г. н. в своей основе оказываются народным творчеством. В них отражаются географические условия, история, экономика, политика, языки, культура и цивилизация. Поэтому изучение Г. н. представляет большой интерес для лингвистов, географов, историков, этнографов. Для практики весьма существенна проблема стабилизации Г. н., принципов передачи их с языка на язык. Систематическое изучение топонимии во 2-й половине 20 в. получило развитие во многих странах мира. Выделилась отрасль знаний, изучающая Г. н., — Топонимика.

Лит.: Жучкевич В. А., Общая топонимика, 2 изд., Минск, 1968; Мурзаев Э. М., Происхождение географических названий, в кн.: Советская география. Итоги и задачи, М., 1960; Никонов В. А., Введение в топонимику, М., 1965; его же, Краткий топонимический словарь, М., 1966; Поспелов Е. М., Топонимика и картография, М., 1971.

Источник

Передача имен собственных: географические названия (океаны, моря, реки, горы и т.п.)

В.П. Голышев: Существует традиция написания географических названий – уж такая, какая есть: с одной стороны, Нью-Йорк, а с другой – Новый Орлеан. Эта традиция закреплена главным образом в переводной литературе. Правда, сейчас появилось очень много людей, для которых это все впервые. И они придумывают новые названия – более «американские» (и английские, наверное, тоже) и более для них правильные. Я же считаю, что надо оставлять все традиционное, как можно больше традиционных источников. Они, к сожалению, все старые, зато изданные тогда, когда были еще контроль и система. Есть у меня старая книжка «Географические названия США» 1950 года, но ведь с тех пор ничего не изменилось, я ею и пользуюсь. Там все правильно. Еще есть словарь «Географических названий зарубежных стран», хотя там для нас маловато материала. Есть страноведческие словари «США» и «Великобритания» (изд. «Русский язык»)

К интернету следует обращаться, когда другие возможности исчерпаны. Каких только чудных названий там не увидишь! Правда, можно узнать, как произносится какое-нибудь название, какая-нибудь безвестная деревня. Как и с именами: пишешь любое слово и pronunciation. Другое дело, что американцы и англичане по-разному произносят одно и то же название, а ты выбирай. Или валлийцы, у них вообще пишется одно, произносится совсем другое. С ирландцами проще.

Нужно ли переводить название? Вообще-то нет. Wounded Knee – это Вундед-Ни, а не «Раненое Колено». Самое простое! Мы же не станем переводить, например, с грузинского название Цихисдзири, хотя у этого слова есть значение. Но все зависит от самой прозы. Если в тексте нет разговора про это название, если на нем не танцуют, если не начинаются разговоры и персонаж не рассуждает, ну, например, о том, в какое необычное место с каким странным названием он попал, то надо просто писать английское название. Если же смысл названия важен, нужно писать как по-английски, чтобы не было разнобоя, и делать сноску. Хотя чем меньше сносок, тем лучше. Некоторые переводчики прямо в текст вставляют свой перевод названия, но это, по-моему, невежливо по отношению к автору. Если это уважаемый автор…

О.В. Болгова: Географические названия относятся к прецизионным, т.е. однозначным словам, которые имеют точные эквиваленты и не предполагают переводческих трансформаций. Такие слова приходится либо заучивать, либо перепроверять по словарям (например: Словарь географических названий Франции. Москва: Наука, 1983).

Важно знать правильные соответствия наиболее часто встречающихся географических названий, которые в разных языках имеют исторически сложившееся оригинальное звучание. Если говорить о горных массивах Франции, стоит запомнить следующие: les Vosges – Вогезы, le Jura – Юрá. Части названий с собственным значением (mont, vallée, mer, saint и т.д.), как правило, не переводятся: le mont Blanc (буквально – «гора Белая») – Монблан; la Mer de Glace (буквально – «Море льда») – Мер-де-Глас (ледник в Альпах), Vallée-d’Aoste – Валле-д’Аоста (долина в Италии), le Saint-Gothard – перевал Сен-Готард в Альпах. Французские имена в составе географических названий могут иметь устоявшиеся русские соответствия: Île Maurice – остров Маврикий в Индийском океане, le Saint Laurent – река Святого Лаврентия в Канаде.

Привычные нам названия рек – «Темза», «Дунай», «Висла», «Шельда», «Тахо» – по-французски звучат иначе (соответственно: la Tamise, le Danube, la Vistule, l’Escaut, le Tage), что нередко приводит к ошибкам и появлению в текстах несуществующих рек под названием «Тамиз» или «Дануба». Некоторые гидронимы, географически связанные с разными языковыми ареалами, могут иметь несколько допустимых вариантов перевода. Так, река la Meuse протекает по территориям Франции, Бельгии и Нидерландов, поэтому ее название можно передать и с помощью транскрипции – «Мёз», а также «Маас» в соответствии с голландским вариантом написания. Аналогично, le Tage можно перевести не только «Тахо», но и «Тежу», т.к. эта река берет начало в Испании, а ее устье расположено в Лиссабоне. Кроме того, важно обращать внимание на наличие или отсутствие артикля перед географическим названием. К примеру, топоним Vienne может обозначать столицу Австрии Вену или французский город Вьен в департаменте Изер, а при наличии артикля (la Vienne) – реку и департамент Вьенна во Франции.

Особого внимания требуют названия, которые, казалось бы, можно перевести дословно. Например, le golfe de Gascogne вовсе не является «Гасконским заливом», как можно было бы подумать: в русском языке за ним закрепилось название «Бискайский залив» по баскской провинции Бискайя. Точно так же le lac de Constance сейчас принято называть Боденским озером по немецкому варианту названия Bodensee, а название «Констанцское озеро» считается устаревшим. Название канадского озера le Grand Lac des Esclaves также не стоит переводить буквально («Большое Озеро Рабов»), т.к. оно имеет устоявшийся эквивалент в русском языке – «Большое Невольничье озеро».

Сюрпризы могут поджидать переводчика и в тех случаях, когда одно и то же слово входит в состав разных топонимов. Так, l’île d’Eubée – это греческий остров Эвбея, а расположенный рядом с ним залив le golfe d’Eubée на русский переводится иначе – залив Эввоикос.

Внимательным нужно быть и при переводе составных названий со словами terre («земля») или pays («страна, регион»). Не всегда их можно передать с помощью пословного перевода. Если la Terre du Feu, la Terre du Nord, les Terres Australes et Antarctiques действительно переводятся на русский язык с использованием слова «земля» (Огненная Земля, Северная Земля, Южные и Антарктические земли), то топоним la Terre-Neuve в русском языке имеет особый эквивалент – «Ньюфаундленд». А вот расположенный в Северном ледовитом океане российский архипелаг Новая земля имеет французское соответствие La Nouvelle-Zemble.

Изучающие французский язык, скорее всего, знают, что les Pays-Bas – это Нидерланды. Реже встречается словосочетание le pays de Galles, за которым скрывается Уэльс (нынешний принц Уэльский Чарльз по-французски также будет именоваться prince de Galles). А вот словосочетание le Pays des cèdres (дословно – «Страна кедров») является примером параллельного названия страны на основе метонимического переноса и соответствует Ливану. Таких параллельных обозначений во французском достаточно много. В случае отсутствия в русском языке аналогично го именования (например, la perfide Albion – Туманный Альбион), при переводе названия лучше использовать понятный носителям эквивалент (например, эквивалентом для le Rocher (буквально – «Скала») будет Монако) или прибегать к пояснению (l’Hexagone – «шестиугольник», как называют свою страну французы).

Читайте также:  Кембрийский период получил название по

Варьирование географических названий в текстах – распространенное явление. Часто для обозначения ряда стран используются конструкции с префиксом -outre. Например, эквивалентом США может быть не только «États-Unis», но и «Outre-Atlantique» (т.е. «по ту сторону Атлантики»). Великобританию во французских текстах нередко назовут «Outre-Manche» («по ту сторону пролива Ла-Манш »), Германию – «Outre-Rhin» («по ту сторону Рейна»), Швейцарию – «Outre-Jura» («по ту сторону гор Юра»).

И.А. Шишкова: У меня перевод топонимов всегда вызывал трудности, поэтому я предпочитаю консультироваться с энциклопедиями и справочниками, несмотря на справедливые сомнения по поводу точности географических терминов. Можно обратиться к рекомендациям Союза переводчиков России от 2004 года, в которых советуют не переводить географические названия, а заменять их русскими эквивалентами, сверяясь с географическим атласом. Но нужно постоянно иметь в виду, что абсолютно все нужно проверять и перепроверять. Если в атласе или на картах каких-либо названий нет, то мастера рекомендуют передавать их русскими буквами, а при первом упоминании писать в скобках на языке оригинала. Такой совет представляется разумным. Зачем вводить в заблуждение читателя?

Вот некоторые полезные рекомендации от Союза переводчиков: названия стран света рекомендуют писать с прописной буквы (Юг США, Крайний Север). Если слова, входящие в географическое название, «прижились» в русском языке, как и названия морей, гор, озер и т.д., их тоже следует писать с прописной буквы: например, Гейрангер-фьорд (норв. Geirangerfjorden).

Однако в настоящее время одно и то же название может быть передано по-разному. Например, англ. Grand Canyon встречается и как калька «Великий Каньон», и как транскрипция «Гранд-Каньон». То же самое касается таких топонимов, как англ. South Island – «остров Южный» и «Саут-Айленд»; White Mountains – «Белые горы» и «Уайт-Маунтинс» и т. д.

По-моему, это не страшно. Главное, чтобы любознательный читатель смог найти то или иное название на карте и представить себе, где происходит действие.

Н.В. Яковлева: С одной стороны, можно согласиться с Ириной Алексеевной Шишковой в том, что да, не надо бояться нового, а с другой – как быть с тенденцией замены даже русских предлогов английскими? Так, английский StratfordonAvon – город, в котором родился Шекспир – из Стратфорда-на-Авоне превратился в Стратфорд-на-Эвоне, а в последних атласах и картах стал Стратфордом-он-Эйвон. Лично мне хотелось бы сохранить и привычное название мыса Доброй Надежды (англ. Cape of Good Hope) в прежнем виде, а не увидеть на карте Кейп ов Гуд Хоуп. Но кто знает, что будет в скором времени? Я уверена, молодое поколение англицизмы уже не пугают, поэтому я бы согласилась с Т.Н. Толстой, которая в одной из своих лекций сказала, что в этом нет ничего страшного, ведь язык сам выберет, что оставить, а от чего избавиться.

Лучше всегда помнить о том, как легко ошибиться, и поэтому желательно ничего особо не придумывать. Недавно мне встретился перевод сцены из пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион». Помните, как Хиггинс по говору определяет происхождение и местожительство персонажа? Там переводчик изменяет название английского города Selsey (Селси) на Сornwall (Корнуолл – графство Англии или полуостров на юго-западе Великобритании), называя его Корнваллем, т.е. транслитерируя. Возникает вопрос: а зачем? Ведь выбирается другое место, но в той же Англии, и только запутывает читателя.

И cнова возвращаясь к моде на английские слова: по-моему, главное, чтобы географические названия не звучали уж совсем странно: например, Монтенегро (от итал. Montenegro) вместо Черногории, или Кроуэйша (от англ. Croatia) – вместо Хорватии.

И.В. Соколова: Скажу несколько слов о переводе с английского языка идиом и реалий с географическими названиями. Идиомы способны существенно украсить процесс коммуникации, превратить простые прозаические высказывания в точный, живой, образный дискурс, а также устранить излишнюю формальность.

Фразеологизмы можно классифицировать по сфере их употребления. Существуют и другие принципы классификации: семантический, грамматический, тематический. Немалую роль в последней подгруппе занимают идиомы, использующие географические названия. Перевод подобных идиом на русский язык строится по разным принципам.

В английском и русском языках существует ряд set expressions, в основном восходящих к античности или хорошо известным фактам общей истории, которые понятны представителям обеих национальностей и потому могут переводиться буквально. Sodom and Gomorrah – разврат, аморальность; Crossing the Rubicon – перейти Рубикон. А также выражение: All roads lead to Rome – все дороги ведут в Рим, уходящее корнями в 11 век, когда дороги империи напоминали лучи с единым центром в Риме.

К этой группе идиом можно отнести и – to meet ones Waterloo. Так как Наполеон потерпел сокрушительное поражение при селении Ватерлоо, то так можно охарактеризовать сегодня крайне неудачное мероприятие: Не met his Waterloo. Русская калька: «Это было его Ватерлоо». Нейтральный вариант: «Он потерпел полное поражение // это был полный разгром // крах». Существует и другой способ перевода: при помощи реалии из русской истории – «Сгорел как швед под Полтавой». Выбор более или менее эмоционально насыщенного русского эквивалента будет зависеть от контекста.

Целый ряд англоязычных идиом следует переводить при помощи аналога – поиска подобного фразеологизма в русском языке. To carry coals to Newcastle – ездить в Тулу со своим самоваром. Rome was not built in a day – Москва не сразу строилась. When in Rome, do as the Romans do в чужой монастырь со своим уставом не ходят. В этом случае географический компонент уходит вовсе.

При переводе выражения I wont do it for all the tea in China также имеет смысл опустить название страны. Смысл этого фразеологизма – я ни за что этого не сделаю // ни за какие блага мира. Другую идиому с этим же географическим названием What has that to do with the price of tea in China? можно перевести эмоционально окрашено – В огороде бузина, а в Киеве дядька; или нейтрально – Причем тут это? // Какое это имеет отношение к делу? Высказывание означает полное отсутствие логики, всякой связи с предметом разговора.

Нередко для адекватного перевода фразеологизмов необходимо использовать прием экспансии – объяснения. Существуют исторические реалии, связанные с названиями городов, упоминание которых требует объяснения в тексте или/и сноски. Например, Boston Tea Party – Бостонское чаепитие. Этот факт американской истории 18 века, предшествующий войне за независимость.

Некоторые американские идиомы требуют замены и объяснения, так как не рождают в русском сознании ассоциаций.

(In a) New York minute молниеносно.

Характерной чертой жителя штата Миссури считается крайняя недоверчивость. Таким образом, если кто-то родом из Миссури то, скорее всего, русский аналог – Фома неверующий. И этот человек может оказаться жителем любого штата.

Идиомы представляют особую трудность для переводчиков, так как применяются в различных ситуациях, от повседневных разговоров до формальных контекстов, включая письменную речь. Особую роль фразеологизмы, наряду с историческими реалиями, играют в художественной литературе, отражающей лингвокульторологический фон эпохи.

Читайте также:  Первый сводный кодекс законов россии принятый в 1649 г вошел в историю под названием

А.В. Ямпольская: Своим студентам, сталкивающимся с проблемой передачи географических названий, названий стран и городов, я даю один совет: все тщательно проверять по доступным справочникам и географическим атласам. Не полагаться на авось, не полагаться на редактора, а лишний раз не полениться и все проверить. Иначе можно столкнуться с решением, которое как-то предложила моя римская студентка: она перевела название русского города «Орел» итальянским LAquila. Такой город действительно есть, вот только располагается он не в России, а в итальянском регионе Абруцци. Впрочем, если вернуться от топонимики к географическим названиям, можно также привести длинный список часто встречающихся ошибок. Например, регион Апулия ленивые переводчики назовут «Пулья» (по-итальянски Puglia), а Северный Ледовитый океан по-итальянски рискует остаться oceano, хотя итальянцы относят его к морям, Mare Glaciale Artico, букв. «Арктическое Ледовитое море».

Если герои книг, которые я перевожу, совершают путешествие, я непременно проверяю его маршрут по географической карте. Бывало так, что по наитию или по созвучию найти нужное соответствие не удавалось. В таких, на счастье, редких случаях приходилось пользоваться картами с указанием точных географических координат. Например, я вынуждена была так поступить, работая над переводом романа Паоло Джордано «Человеческое тело». Герои Джордано – итальянские солдаты, проходящие службу на военной базе в Афганистане. Самый драматичный эпизод книги связан с прохождением колонны военной техники по афганским горам. Джордано употреблял географические названия, отсутствующие на стандартных картах. К счастью, мне удалось найти в интернете отсканированные подробные карты Афганистана (относительно старые военные карты), по ним я сумела восстановить маршрут. Однако все географические названия были записаны латиницей. Тогда мне пришлось изучить правила передачи местных названий латиницей, от них перейти к кириллице, но для проверки я все же обратилась за консультацией к сотрудникам соответствующего отдела Института Востоковедения РАН. Пришлось проделать большую работу, но иначе в книге могли остаться ошибки.

Конечно, читая итальянских авторов, порой им невольно завидуешь: чаще всего, если нет устоявшегося перевода (как в перечисленных выше примерах), они просто оставляют географические названия, как и названия городов и имена людей, в оригинальном написании – так, как это пишется на немецком, испанском, венгерском и т.д. Русский переводчик, работающий с кириллицей, должен в подобных случаях все тщательно проверять, в том числе иногда обращаться к установленным лингвистами правилам передачи иностранных имен и названий (поможет в этом справочник Р. С. Гиляревского и Б. А. Старостина).

Основываясь на личном опыте, хочу подчеркнуть, что переводчику следует не полагаться на редакторов и проверять все самому. В моей практике был случай, когда я переводила книгу, буквально напичканную географическими названиями, топонимами, именами исторических деятелей и т.д. Хотя издательство заверило меня, что главы, посвященные разным странам, будут отредактированы специалистами по этим странам и языкам, не все привлеченные редакторы выполнили свою задачу добросовестно. Хотя я учла всю полученную от редакторов правку, в книге все равно остались досадные ошибки. Виноватым, как водится, остался только переводчик. В итоге уже после публикации я заново тщательно отредактировала текст и очень надеюсь, что исправленный вариант появится в самое ближайшее время.

Возвращаясь к Италии, нужно сказать еще несколько слов о специфике восприятия итальянцами географического пространства. Все мы знаем, что Италия напоминает сапог, имеет вытянутую форму. Из-за этого, описывая перемещение по стране, итальянцы используют понятия «движения вверх» и «движения вниз»: поездка с Севера на Юг может описываться глаголами scendere, а с Юга на Север – salire. В целом для Италии крайне важно противопоставление Севера и Юга страны, причем чаще они называются не Sud и Nord, а Meridione (или Mezzogiorno – полуденная страна, от слова «Полдень») и Settentrione. Также сохраняются названия Levante и Ponente, заменяющие Est и Ovest (а в культурном смысле Oriente и Occidente): как земли, где встает и садится солнце. И если по-русски редко можно встретить употребление слова «Левант» в значении «Восток», то «Понент» как «Запад» практически не употребляется.

С другой стороны Италию от Европы отделяют Альпы. Очевидно, что горы в прошлом и сегодня остаются важнейшей границей, итальянцы противопоставляют себя народам, живущим по ту сторону Альп. Поэтому так важно для низ слово oltralpe: в большинстве случаев речь идет о Франции, но все же лучше, опираясь на содержание книги, понять, о какой заальпийской стране идет речь.

Наконец, вспомним, что географические названия могут давать повод для шуток: так название «Россия», Russia, ассоциируется у итальянцев с глаголом russare, т.е. «храпеть». А итальянское название нашей столицы (еще раз позволю себя заглянуть в топонимику) Mosca буквально совпадает со существительным mosca, что означает «комар». Всякий может себе легко представить шутки на тему «Ты живешь в Мухе, а я в Комаре» или о России как о стране, где все без исключения храпят.

М.А. Козлова: Присоединяясь к словам коллег, замечу, что в переводе географических названий с итальянского языка, безусловно, первый помощник переводчика – географический справочник, атлас; если речь идет именно о передаче (транслитерации) на русский язык итальянского топонима в соответствии с его звуковым обликом на языке оригинала, то можно обратиться к «Инструкции по передаче географических названий Италии» (М: Наука, 1977) и подобным изданиям.

В итальянском языке в названии озера зачастую присутствует понятие «озеро» (lago), к которому присоединяется название местности, с предлогом di или без – Lago di Como, Lago Trasimeno, Lago di Bracciano; то же происходит и с названиями горных вершин – Monte Rosa, Monte Vettore, Monte Cimone. В первом случае принято сохранять термин «озеро», во втором – транслитерировать, то есть, оставлять без перевода – Монте Роза, Монте Ветторе и т.д. В наименованиях гор также могут наблюдаться некоторые изменения: так, говоря о целой горной цепи, итальянец скажет Le Alpi, Gli Appennini, но при наименовании отдельной ее части, в случае с Апеннинским хребтом, используется единственное число – Appennino toscoemiliano, Appennino ligure, centrale.

Подобные случаи варьирования, но в отношении грамматического рода, происходят в названиях рек. Если определенная часть их четко определяется как принадлежащая к мужскому роду по признаку окончания (Arno, Po, Reno, Tanaro, Ticino, Volturno), то иные, как следует из материалов сайта Академии итальянского языка (Accademia della Crusca) вызывают сомнения даже у носителей языка. Как правило, отмечают специалисты, в последнее время намечается тенденция унификации гидронимов по мужскому роду; хотя могут присутствовать и противоположные случаи. Почему переводчику с итальянского важно знать об этом? Думаю, не в последнюю очередь потому, что показатель рода и числа может иметь выразительную функцию и быть связан с определенным типом образности (как в русском языке – «Волга-матушка», «братец Енисей»); а также затем, чтобы ориентироваться в вариантах, не давая себя запутать.

Еще бóльшие сложности начинаются там, где в топонимику проникают социальные и исторические факторы; так, например, могут возникнуть расхождения в переводе названий, относящихся к регионам Италии, претерпевшим в период фашизма принудительную «итальянизацию». В наибольшей степени от этой политики пострадали области Трентино-Альто-Адидже (точнее, немецкоязычная территория Южного Тироля, получившая после присоединения к Италии название «Альто-Адидже» по названию самой крупной реки на местности), область Фриули-Венеция-Джулия, бывшая территория Австрийской империи. Это касается также топонимов в области Валле д’Аоста и отчасти в Пьемонте: Monte Bianco – укоренившаяся в языке итальянская калька с французского, в то время как русскоязычному читателю привычен французский вариант – «Монблан»; город Oulx в Пьемонте с 1939 по 1960 год назывался Ulzio, но ему впоследствии было возвращено изначальное название; коммуна La Thuile в Валле д’Аоста с 1939 года имеет второе название Porta Littoria. В настоящее время, как правило, в областях, где говорят на миноритарных языках, географические названия дублируются, и превалирование того или иного наименования зависит от состава населения и распространенности одного из официальных языков.

Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что в отношении пограничных территорий, а также тех, что вошли в состав Италии после Первой мировой войны, нужно проявлять особенную осторожность, чтобы при переводе не допустить анахронизмов. Отдельно следует проверять наличие диалектных вариантов топонимов (и их вариаций на миноритарных языках, которых в Италии двенадцать!), как правило, присутствующих у большинства рек: например, река Адидже (Adige) в прошлом называлась Adice, а также имеет названия Etsch на немецком и на южно-тирольском диалекте, Adesc на ладинском, Ades на трентинском, Àdexe на диалекте области Венето.

Читайте также:  Заболевания почек названия список

Также большой интерес и определенное количество сложностей представляют уже упомянутые коллегами фразеологизмы, включающие в себя географические названия. Так, с писателем Алессандро Мандзони связано выражение «risciaquare i panni nellArno» («прополоскать белье в Арно»), указывающее на то, что писатель после выхода своего романа «Обрученные» переписал его на флорентийском диалекте, принятом в качестве «золотого стандарта» итальянского языка и по сей день являющемся его базой; в этом случае от переводчика требуются соответствующие фоновые знания и, возможно, внести в текст пояснение. Другой пример – выражение «fare come le oche del Campidoglio» (в современном итальянском оно означает «поднимать тревогу»). Оно отсылает к известному эпизоду из истории Рима: гуси, жившие на Капитолийском холме, подняли шум по время приближения войска галлов и разбудили римских солдат, и тем самым «спасли Рим». Можно отметить, что в итальянском оригинале присутствует название одного из римских холмов, имеющего, к тому же, несколько названий: Campidoglio, Monte Capitolino, а в разговорной речи можно встретить и просто вариант Capitolino, но буквальный перевод в данном случае делает неузнаваемым известный русскому читателю фразеологизм.

Помимо этого, в каждой области Италии, если буквально не в каждом небольшом городке и поселке, бытуют фразеологизмы, в которых отразились обычаи и поверья местных жителей. Например, в окрестностях Флоренции существует выражение «Quando monte Morello mette il cappello, lastrigian prendi lombrello», что значит «когда над вершиной горы Морелло собираются тучи (дословно – «когда гора Морелло надевает шапку»), житель Ласта-а-Синья (lastrigiano), тебе следует взять зонтик». Проблема перевода двух топонимов, ни о чем не говорящих русскому читателю, дополняется наличием рифмующихся слов в оригинальной поговорке: Morello, cappello, ombrello. Исключить из фразы все топонимы – значит, лишить ее специфического колорита, но и механический перенос топонимов в русский текст не поможет решить проблему.

М.В. Зоркая: Намеченная Ольгой Вячеславовной Болговой французская тема с префиксом outre обретает в немецком языке драматическое звучание, выразившись в коротком и емком, но непереводимом существительном Übersee, что означает: «заокеанские (трансатлантические) страны». По словарю с ним вроде бы и легко справиться: Waren aus (von) Übersee – это просто «заокеанские товары», in Übersee – «за океаном, в Америке», nach Übersee gehen – «уехать за океан (в Америку)». Наивный пользователь словаря может сделать вывод, что Übersee – синоним Америки, и все дела. Тем более, что немцы любят перифразы. Вот написано: Goethestadt. У одного студента это будет «Гётештадт». Другой студент, проявив недюжинную смекалку, переведет: «город Гёте». А взрослый переводчик станет голову ломать: это Веймар или Франкфурт-на-Майне, или вовсе Ветцлар?

Так вот, Übersee – это и Америка тоже, но только если вы в Европе. А если вы в Америке, то вот и угадайте, где находится Übersee. Это примерно как с броским выражением «по ту сторону Пиренеев». Блез Паскаль еще в XVII веке говорил примерно так: «Что считают истиной по эту сторону Пиренеев, по ту сторону считают заблуждением». К Übersee данная мысль также приложима.

Но это не единственная ловушка. Слово See – часть Übersee – в немецком тексте должно сразу настораживать, с ним нельзя обращаться абы как. Потому что в мужском роде это означает «озеро», а в женском роде – «море». Не заметит переводчик артикля в падеже, и поплывут у него персонажи по морским волнам где-нибудь в Австрии… Итак, или «озеро», или «море». Но нигде не сказано, что это еще и «океан» (см. выше). Если учить не язык, а словарь языка, то «океан» по-немецки – это Ozean, а «мировой океан» – это Weltmeer, и на этом всё.

Дальше, кажется, все просто. Берешь большой географический атлас, находишь в нужном месте море или озеро, пишешь его кириллицей. Однако и тут не конец! С «морем» обычно как-то проще, хотя студенты не раз предъявляли мне тексты, где Ostsee – Балтийское море – называлось «Восточным». А вот немецкое «озеро», следуя правилам немецко-русской транскрипции, утратило в нашей географии свою вторую букву е – и фигурирует, о ужас! – всегда как «зе», даже не как «зее». На самом деле правильно будет: «Бодензе», «Цюрихзе», «Фирвальдштетерзе».

Почему же это правильно? Да потому, что ориентиром для перевода географических названий может служить только последнее издание атласа, выпущенного государственным учреждением, которое ранее называлось министерство геодезии и картографии, потом Роскартография, теперь Росреестр. Это я усвоила еще в девяностые годы, когда перевела и отредактировала – поневоле, но также и из любви к жанру – десятки путеводителей одного известного немецкого бренда. Понятно, что существуют и всякие справочники, общий для разных языков уже упоминался: Р.С. Гиляревский, Б.А. Старостин. Иностранные имена и названия в русском тексте. Но ведь справочники дают только рекомендации! Да, в атласах полным-полно нелепостей, многое устарело, многое повторяется, хотя и было изначально неточным, но все-таки норма закреплена только там.

Другое дело, что литературный переводчик, создавая художественное произведение, с нормой дружить не всегда обязан. Он скорее обязан следовать устоявшейся традиции, о чем говорил Виктор Петрович Голышев. Литературный переводчик, конечно, напишет: «Боденское озеро», «Цюрихское озеро» и «Люцернское озеро» (хотя последнее название не употребляется на его берегах с XVI века). Но вот на Wannsee он все равно застрянет, потому что «озеро Ванн» – это сильно, «Ванзе» (как по правилам) или, хуже того, «Гросер-Ванзе» – тоже супер, а «озеро Ванзе» – это масло масляное. Так что же?

Часто я повторяю студентам, что в литературном переводе не существует ответов на вопросы без текста. Дайте мне книгу, где фигурирует одно озеро, три озера, десять озер – тогда и будем думать. А еще вспомним историю и историю литературы (для чего, деточки, желательно изучать эти предметы). Ведь озера существуют испокон веков, неужели мы первопроходцы в упоминании их названий? Вот, например, проходила на том озере в 1942 году Ванзейская конференция… И это, поверьте, только одна из возможностей использовать данное название в русском тексте, чтобы оно не торчало как чучело посреди поля.

Что же до справочников, пособий, да и атласов, то они спасают далеко не всегда, ибо не могут вместить в себя все освоенные человеком объекты земного шара. Ведь существуют еще и локальные наименования, их даже на карте страны редко найдешь, а в книжке – сколько угодно. Вон, в Швейцарии, кажется, любой пригорок и ручеек имеет название! Аня Королёва, студентка моего последнего выпуска, взяла для диплома новеллу швейцарского писателя Франца Холера «Каменный потоп», где речь идет о том, как в конце XIX века у них там обрушилась гора и стерла с земли целую деревню. Реальное событие, и все названия склонов, речек, скал тоже реальны, но ничем не знамениты, кроме этого обвала. Очень трудно было представить себе, откуда и куда идет героиня, которая чудом осталась в живых, да и всю картину происшедшего. Выручило профессиональное братство: в это самое время Ирина Герасимович в Минске переводила ту же новеллу на белорусский язык, для чего занялась поисками в архивах и библиотеках, а коллеге-студентке любезно переслала нужные документы. Вот два образца, посмотрите, как и с чем в таких случаях следует работать переводчику:

Все права защищены.
© ФГБОУ ВО «Литературный институт имени А.М. Горького»

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector