Буквальное толкование закона судом

Где закреплено буквальное толкование закона

В каких законодательных актах или статьях законов РФ, закреплено буквальное толкование законов РФ?

В зависимости от юридической силы результатов толкования выделяются: официальное толкование (даётся компетентными органами государственной власти и должностными лицами, носит общеобязательный или, во всяком случае, обязательный для определённого круга лиц характер) и неофициальное (даётся лицами и организациями, не наделёнными властными полномочиями, носит рекомендательный или информативный характер).

Внимание! Ответ от пользователя, не зарегистрированного в качестве юриста.

С Ваших слов, если вышестоящий начальник сказал «Белое», хотя оно чёрное! Значит «Белое»?

Внимание! Ответ от пользователя, не зарегистрированного в качестве юриста.

Почитал разъяснения гуру: Стало немного понятнее, почему за одно и то-же преступление одного пожурят, а другой получает ПО.

Наверное непонятно задал вопрос. Уточняю. Где законодательно закреплено, что слова (именно слова) в текстах законов должны трактоваться как они есть, и никак иначе. Грубо говоря, если в законе написано «стол», то это стол и ничто иное.

Т.е. слова в законе (теоретически) каждый может трактовать по-своему, и если он не согласен с тем, как их трактует оппонент, то можно вообще опротестовать всё что угодно? Согласитесь, что это на уровне бреда!

Это обычная логика, каждый трактует в меру своего понимания, есть поговорка два юриста и три мнения. Это основы юриспруденции про толкование норм права, курс ТГП, первый семестр, там все рассказывают. Если на практике возникают проблемы государственные органы или суды дают официальное толкование как следует понимать и как делать.

Закон может трактовать кто угодно и как угодно. Однако это не означает что любая трактовка применима и верна. Для того чтобы дать правильную и практически применимую трактовку норм права необходимо знать огромное количество специальных знаний в области права. «Трактовка» норм закона называется толкованием права, которая в свою очередь может быть официальной и не официальной. Для правоприменения имеет место только официальное толкование.

Поэтому на первый взгляд кажется что можно опротестовать все что угодно (как говорят в народе «закон — что дышло: куда повернёшь — туда и вышло») однако это заблуждение.

Источник

ВС объяснил, когда нужно «применять буквальное значение слов»

Что будет с договором одного из супругов, если указано, что он действует с момента получения согласия второго супруга, а оно так и не было получено? Суды двух инстанций не смогли прийти к единой точке зрения: один посчитал такой договор незаключенным, другой – заключенным под отлагательным условием. В вопрос пришлось вмешаться Верховному суду.

ООО «РосАгроПром» взяло у КБ «Судостроительный банк» два кредита на 35 млн руб. и 30 млн руб. под 14% годовых. В обеспечение их исполнения директор общества Олег Сергеев* заключил два договора поручительства, которые должны вступить в силу с момента их подписания, но не ранее получения нотариального согласия от супруги Сергеева.

Деньги по кредиту возвращены не были, в связи с чем банк подал на поручителя и на само общество в суд. Сергеев ответил встречным иском – о признании договоров поручительства незаключенными, поскольку его супруга так и не дала согласия на их заключение. КБ «Судостроительный банк» настаивал, что данное условие является ничтожным.

Суд первой инстанции согласился с доводами Сергеева, признал договор поручительства незаключенным и освободил директора общества от обязанности погасить задолженность – он взыскал невыплаченные по кредиту деньги лишь с ООО «РосАгроПром».

Самарский областной суд, рассматривающий апелляционную жалобу, пришел к противоположному выводу. Он счел, что условие о получении нотариального согласия супруги не является существенным. При этом по всем существенным условиям между сторонами достигнуто соглашение, а значит, договор поручительства считается заключенным. С момента заключения договора он вступает в силу и становится обязательным для сторон (п. 1 ст. 425 ГК).

По мнению апелляции, спорный договор был заключен под отлагательным условием. Это означает, что права и обязанности по нему возникают после наступления обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет (п. 1 ст. 157 ГК), – то есть после получения нотариального согласия второго супруга. Поскольку такое согласие не было получено, обязанность поручителя ответить перед кредитором другого лица не наступила. На этом основании апелляция отказалась взыскивать с Сергеева деньги.

Читайте также:  Глисты сонники толкование снов

Банк не устроило такое решение, и он обратился в Верховный суд. Последний раскритиковал доводы апелляции, назвав их противоречивыми, поскольку одно и то же условие было признано несущественным для решения вопроса о вступлении договора поручительства в силу и существенным при взыскании с Сергеева денег. ВС указал, что при разрешении этого спора нужно применять буквальное значение слов и выражений договора, а в случае его неясности – сопоставлять текст с другими условиями и смыслом документа в целом (ст. 431 ГК). Если и это не позволит определить содержание договора, следует выяснить общую волю сторон. Сделать это можно, изучив переписку истца и ответчиков, их поведение, обычаи делового оборота и т. д. С учетом этого ВС отменил решение апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение, которое еще не состоялось (№ 46-КГ16-27).

Юрист ЮК «Хренов и партнеры» Михаил Будашевский считает позицию ВС спорной: «Конечно, на суд могли повлиять и иные обстоятельства – например, возможная недобросовестность поручителя, намеренно препятствовавшего наступлению невыгодного для него условия, – однако в тексте решения ссылок на эти обстоятельства нет». Партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская тоже отмечает, что мотивировка позиции ВС нуждается в детализации: «Жаль, что в данном случае дело направлено для пересмотра в апелляцию, которая и должна поставить точку в разрешении вопроса. Хотелось бы увидеть какое-нибудь руководящее разъяснение ВС по рассматриваемой проблеме в форме Обзора судебной практики». «С моей точки зрения, решение ВС представляется интересным в связи с оценкой высшим судом нарушений, допущенных судами, при оценке условия об обязательности нотариального удостоверения договора поручительства в качестве отлагательного условия договора», – заявила адвокат корпоративной практики юридической фирмы «Инфралекс» Ирина Зимина.

*имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источник

Буквальное толкование vs неясность условий: как толковать, чтобы не натолковать «лишнего»? (нюансы применения принципа «толкование только в случае неясности»)

Оговорки о дискуссии

В толковании много дискуссионных вопросов, в том числе о количестве и содержании принципов, приемов, канонов толкования. Каждый вопрос сложен, многоаспектен и заслуживает самостоятельного исследования.

В этом смысле любой пост – это больше постановка проблемы и приглашение к обсуждению, чем полное и исчерпывающее решение.

Принципы толкования. «Толкование только в случае неясности».

Принципы толкования представляются собой базовые идеи, которые определяют логику и последовать применения всех иных инструментов толкования.

В этом смысле разработка алгоритма применения принципов толкования является первоочередной задачей правоприменения.

Одним из принципов толкования является «толкование только в случае неясности».

На примере анализа ст. 431 ГК РФ и смоделированной ситуации хочу проиллюстрировать, какие сложности возникают при применении данного принципа.

Казус.

В договоры часто включается условие о том, что должник вправе изменить/ уменьшить предоставление/его порядок, если будет соблюдено некое условие (например, получено согласие третьего лица).

Источником спора в таких ситуациях является существо такого условия и степень его раскрытия в договоре.

Если стороны не конкретизируют, когда именно должник в целом может «активировать» такое условие (например, по каким причинам и когда он может запросить согласие на что-то), на стадии исполнения договора вдруг может выясниться, что представления о содержании такого договорного условия у кредитора и должника не совпадают.

Должник может ориентироваться на текст ясно и конкретно сформулированного условия (например, «в случае получения согласия третьего лица, можно сделать то-то»). А кредитор может считать, что сам факт обращения к такому условию должен быть обусловлен какими-либо сопутствующими и подразумеваемыми обстоятельствами, которые соответствуют сути договоренностей сторон (иначе в чем экономический интерес кредитора по умолчанию без ограничений разрешать должнику отклоняться от согласованного вида/объема/порядка исполнения).

Если кредитор инициирует спор о ненадлежащем исполнении договора со ссылкой на отсутствие оснований для «активации» соответствующего условия, как должен поступить суд?

Варианты для обсуждения.

Вариант 1. Суд может согласиться с тем, что условие договора подразумевало молчаливое согласие сторон договора на то, что обращение к нему должно происходить только в строго ограниченных случаях, учитывая баланс интересов сторон.

Вариант 2. Суд может не согласиться с требованием кредитора и указать, что ему выявлять содержание молчаливого согласия/ намерения сторон в принципе не надо (это находится за рамками правовой оценки конфликта), поскольку условие договора сформулировано предельно ясно, а исполнение договора осуществлено должником в соответствии с условием договора.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование сумка

Вопросы.

1.Следует ли суду ограничиться только «актом чтения» (и на этом остановиться) или пойти дальше, чтобы найти самый разумный и сбалансированный смысл, скрывающийся за буквальной формулировкой?

2. Каково значение критерия ясности/неясности?

3. Как НЕ превратить толкование в процессе разрешения договорных споров в

(1) «допридумывание» договорных условий судом, исходя из своих представлений о том, о чем стороны хотели договориться (но на самом деле они об этом не договаривались) и, как следствие, игнорирование свободы договора (ст. 421 ГК РФ)?

(2) поощрение неосмотрительности и неграмотности одной из сторон, которая исправляет свои ошибки, допущенные на стадии заключения договора, и, как следствие, игнорирование запрета извлекать любые преимущества из своего недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ)?

Ст. 431 ГК РФ и принцип «толкование только в случае неясности».

Абзац 1 ст. 431 ГК РФ прямо указывает на то, что «При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений».

Далее в абзаце 1 этой же статьи указано, что переход к сопоставлению анализируемого условия договора с другими условиями и смыслом договора в целом осуществляется только в случае, если буквальное значение условия договора неясно.

Если и это не помогает, т.е. не установить содержание договора, то есть существо прав и обязанностей сторон, то только в этом случае необходимо переключиться на выяснение действительной общей воли сторон с учетом (а) цели договора и с принятием во внимание (б) всех соответствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон (абзац 2 ст. 431 ГК РФ).

Т.о., анализ ст. 431 ГК РФ показывает, что принцип «толкования только в случае неясности» законодателю знаком.

Критерий «ясность/неясность» служит своего рода пределом усмотрения суда по включению в границы правовой оценки ситуации дополнительных факторов по сравнению с конкретным текстом/условием договора.

Толкование как «акт чтения» и как «выяснение смысла».

Конечно, сама по себе идея толкования в случае неясности внутренне противоречива в том смысле, что утверждение о ясности текста не освобождает судью от необходимости его толкования, чтобы понять, ясен или не ясен текст. Об этом можно долго спорить.

Сама по себе сложность толкования как интеллектуальной деятельности заключается в том, что судье надо изучить текст/условие договора с позиции «обычных слов и выражений» и, если текст ясен в обычном смысле, просто остановиться, как раз уважая свободу воли сторон и не пытаясь исправить ошибки сторон, даже если они есть.

Для дальнейших действий по поиску смысла (отклонению от буквального текста) необходимы достаточные основания и аргументы сторон (например, неравенство переговорных возможностей, введение в заблуждение и т.п.).

Идея принципа «толкование в случае неясности»

Договор – это соглашение сторон, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ).

Поскольку ориентиром служит именно воля сторон (активный аспект свободы договора – по своему усмотрению выбирать, на каких условиях будет заключен договор – п. 4 ст. 421 ГК РФ), то подход к пониманию договора обуславливает существование следующей презумпции: воля и волеизъявление договаривающихся сторон в ясно сформулированных договорных условиях совпадают. Поэтому условие содержит исчерпывающий круг прав и обязанностей и отражает ровно то, о чем стороны договорились.

Поэтому если договор ясен, судья должен уважать очевидные намерения сторон (внутреннюю волю) и не может произвольно вмешиваться, толкуя его по собственному усмотрению (как могло бы быть) или желая исправить очевидные «ошибки».

Чтобы отклониться от буквального текста /условия договора, необходимо именно обосновать его непрозрачность, двусмысленность или иной подобный дефект, влияющий на понимание цели и значения договора.

Поэтому принцип «толкование только в случае неясности» можно рассматривать как инструмент, применение которого позволяет ответить на вопрос – следует ли от толкования как акта чтения (презумпция) перейти к толкованию как акту выявления смысла (опровержение презумпции).

Находит ли такой вывод подтверждение на практике?

Читайте также:  Епископа игнатия отче наш толкование молитвы

(1) В абз. 2, 3 п. 43 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49
«О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» говорится, что

«При толковании условий договора в силу абзаца первого статьи 431 ГК РФ судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (буквальное толкование). Такое значение определяется с учетом их общепринятого употребления любым участником гражданского оборота, действующим разумно и добросовестно (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307 ГК РФ), если иное значение не следует из деловой практики сторон и иных обстоятельств дела.

Условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ). Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду».

Из этого разъяснения следует, что ВС РФ признает значимость и приоритетность буквального толкования. Другое дело, что через оговорку о добросовестности и ином значении опять же демонстрирует сложность установления того самого общепринятого значения и его оценочный характер, что совершенно нормально, учитывая гибкость частного права.

Акцент на недопустимость толкования, каким-либо образом поощряющего недобросовестное поведение, сформулирован широко, а, следовательно, может расцениваться и как указание не поощрять неосмотрительность сторон и не исправлять их ошибки.

(2) П. 11 «Обзор судебной практики ВС РФ N 3 (2018)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14.11.2018):

Цитируется ст. 431 ГК РФ + указывается:

«Изложенные в данной норме правила толкования договора подлежат последовательному применению при соблюдении предусмотренных в ней условий.

Следовательно, в случае толкования условий договора путем их сопоставления с другими условиями договора и смыслом договора в целом суду следовало указать, на каком основании он пришел к выводу о неясности толкуемых условий исходя из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, а в случае толкования условий договора путем выяснения действительной воли сторон с учетом цели договора суду следовало указать, в связи с чем он пришел к выводу о невозможности определить содержание договора с использованием других правил его толкования».

Сформулированная позиция, как представляется, отражает следующие идеи, заложенные в принцип «толкование только в случае неясности»:

а. Буквальное толкование как акт чтения является общим правилом.

б. Обязательным условием перехода к иным правилам/методам/ приемам толкования как акту выявления смысла является не просто установление неясности условия (учитывая открытый характер содержания этого понятия), но и надлежащее обоснование этого.

(3) П. 8 «Обзор судебной практики ВС РФ N 2 (2020)» (утв. Президиумом ВС РФ 22.07.2020):

«В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В апелляционной жалобе Г. указывала, что заключение договора с условием, оговаривающим порядок проверки помещения, явно указывает на то, что воля нанимателя (проживающего лица) состояла в том, чтобы собственник посещал помещение только так и не посещал в случаях, не предусмотренных договором, и, следовательно, проникновение было совершено против воли проживающего лица».

Несмотря на то, что в этом примере ВС РФ не дает интерпретации самого понятия «буквальное значение», приведенный далее пример как раз показывает, что условие договора должно восприниматься ровно так, как оно сформулировано, а не иначе (толкование как акт чтения).

Вместо итога:

Возвращаясь к смоделированной ситуации и вариантам ее решения, можно сказать, что

обоснованным, как мне представляется, является выбор по умолчанию вариант 2 (толкование как акт чтения = ясность условия без придумывания, каким идеальным оно могло бы быть),

пока надлежащим образом не обоснована необходимость перехода к варианту 1 (толкование как акт поиска смысла и действительной воли сторон, обусловленный серьезной и достаточной причиной, например, неравенством переговорных возможностей, введением в заблуждение и т.п.).

При таком подходе обеспечивается, как представляется, такое разрешение споров о толковании договоров, когда суд посредством буквального толкования, ограниченного текстом/ общепринятым значением выражения, устанавливает волю сторон БЕЗ НЕОБХОДИМОСТИ исследования обстоятельств, которые могут свидетельствовать об ином, отличном от буквального, значении спорного условия.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector