Боже мой для чего ты меня оставил толкование

«Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»: почему Иисус Христос сказал эти слова на кресте

Согласно религиозным текстам, Иисус Христос не умер мгновенно. Писание гласит, что мессия промучился на кресте около 6 часов. Иисус не стал пить предложенное ему вино, а потому находился в здравом рассудке до самого конца. Слова Христа, сказанные им незадолго до кончины и указанные в различных Евангелиях, произносятся в процессе богослужения в Великую Пятницу.

Процесс казни

Как следует из христианской литературы, Иисус был пригвожден к кресту в полдень, а его уже мертвое тело сняли около 6 часов вечера. Таким образом, получается, что Христос находился на кресте не меньше 6 часов. В Евангелие от Марка (впрочем, как и в некоторых других писаниях) повествуется о том, что Спасителю предложили вино с примесью каких-то трав, затуманивающих сознание и, видимо, способствующих облегчению страданий. Однако Иисус от напитка отказался (Мк. 15:22-27).

По обе стороны от Христа были распяты также двое преступников, которые, кстати, вино тут же употребили. Согласно религиозным текстам, во время долгой и мучительной казни Иисус общался не только с Богом, но и с упомянутыми разбойниками, со своей матерью и с римскими воинами. Некоторые произнесенные мессией слова относились к перечисленным лицам, а некоторые – ко всему народу, наблюдавшему за казнью.

Прощение и утешение

После того, как конечности Христа пробили гвоздями, тот сразу обратился к своему отцу, Богу. Иисус попросил его простить всем, кто был причастен к его казни, все содеянное ими. «Прости им, — произнес мессия, — ибо не знают, что делают». Это написано в Евангелие от Луки (Лк. 23:33-34). Верующие видят в данной мольбе доказательства доброты и всепрощения Иисуса.

Следующие 2 эпизода также являются для христиан показательными в плане безмерной любви Христа ко всем людям даже в час жестоких страданий. Так, один из преступников, проводивших свои последние часы рядом с Иисусом на соседнем кресте, попросил мессию замолвить за него словечко на небесах. На что тот ему ответил: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». Это тоже Евангелие от Луки (Лк. 23:42-43).

Рядом с Иисусом находилась и его мать Мария. Понятно, что женщине было страшно наблюдать муки, которые испытывал Христос. Спаситель тоже осознавал это и, желая ее утешить, сказал: «Се, сын Твой». Он имел в виду своего ученика Иоанна, который также был возле креста. А обратившись к Иоанну, мессия произнес: «Се, Матерь твоя!». А это уже Евангелие от самого Иоанна (Ин. 19:26-27). Ученик исполнил волю учителя, принял Марию к себе и стал ухаживать за ней, как за собственной матерью.

Богочеловек

Временами Иисус терял сознание, иногда снова приходил в себя. В один из последних моментов он воскликнул: «Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Эти слова есть как в Евангелие от Матфея, так и в Евангелие от Марка (Мф. 27:46; Мк. 15:34). Подобная речь, полная отчаяния, по мнению верующих, лишний раз напоминает о том, что Христос имел как Божью, так и человеческую сущность.

Все, пусть и очень короткие, речи Иисуса Христа, которые он произнес, будучи пригвожденным к кресту, христиане чтят и вспоминают их особо во время богослужения в Великую или Страстную Пятницу, то есть тогда, когда и был распят Спаситель.

Источник

«Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?»

Если бы эти слова произнес я, то меня осудил бы весь мир. Немощь из уст немощного осуждается другими немощными. Но эти слова произнес Ты, Господи. В них – тайна и мудрость святых.

Ты – Божий Сын, нераздельный от Отца, как неразделен от чистейшего Солнца чистейший луч. Ты – Любовь от Любви, Добро от Добра, Вечный от Вечного. Но Ты же – и Сын Человеческий. Тебя нежно нянчила Мама, заботливо пеленала и укладывала в колыбель, счастливым взором проникая в очи Неизреченного. В Тебе не чаяла Она души, радуясь, что Ты стал утешением для миллионов несчастных. И вот, теперь Она смотрит на Тебя, пронзенного гвоздями на Кресте, измученного и еле живого.

Читайте также:  Мужа кровей и льстива гнушается господь толкование

Каждое движение – пронизывающая боль, ибо нервы перебиты, всё тело в спазмах и судорогах, грудь охватывает удушье. Внутри – дикая жажда, в голове – тяжесть и боль. И даже чтобы просто вздохнуть, надо опереться на пробитые ноги, цена вдоха – раздирание раны.

Нет, в это невозможно поверить. Ведь Ты воскрешал других. Вот, плачущей наинской вдове, сжалившись, вернул сына – какое же это счастье! Почившую отроковицу восставил живой перед отчаявшимися родителями – и это счастье! А Твой друг Лазарь, вопреки всем законам физики, биологии и паталогической анатомии, воскрес из четверодневного тления – одним лишь Твоим словом! Ты возрождал, вселял в души надежду и радость, при встрече с Тобой самые несчастные искренне улыбались, сияли какой-то новой, невиданной ранее радостью, но вот теперь Ты умираешь в полной скорби и немощи. Неужели же Солнце способно погаснуть?

Ведь Ты воскрешал других. Но вот теперь Ты умираешь в полной скорби и немощи. Неужели же Солнце способно погаснуть?

Мои уши слышат то, во что трудно поверить. Ты, о Ком Сам Отец громогласно изрек: «В Тебе Мое благоволение» (Лк. 3, 22), Ты, просиявший на горе Преображения нетварным Божественным светом, вдруг произносишь страшные для нас слова: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27, 46). Измученный и истощенный, с запекшейся кровью на устах, Ты обращаешься к Отцу, но говоришь о богооставленности.

Из семи фраз, произнесенных Тобой на Кресте, эта фраза – срединная. Три произнес Ты до этих слов, три – после. В центре, как некая кульминация страданий, – выражение богооставленности. Как же хочется, читая Евангелие, проскочить эти слова, как минуем мы своим вниманием всё то, что нам непонятно, неясно. И в крестных словах Твоих мы ищем Твоего царственного величия. Но чудо! Именно в Твоем крайнем смирении нам открываются тайна и таинство – спасения нашего.

Еще мудрый пророк и прозорливый царь Давид предсказал в 21-м псалме это и многое другое относительно Тебя: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. Скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои… А они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий» (Пс. 21, 1, 17–19). «Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: ‟он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему”» (Пс. 21, 8–9).

В мире грешных людей богооставленность – итог богоотчуждения, то есть удаления от Бога. Когда небо затянуто пеленой туч, то нам кажется, что Солнце покинуло нас. Но даже сквозь эту пелену Солнце продолжает хранить нашу жизнь. Бог всегда нас хранит, но как же нам не хватает Его Света, когда мы отгораживаемся от Него тучами своих грехов. И от того переживаем оставленность.

В мире грешных людей богооставленность – итог богоотчуждения, то есть удаления от Бога

Грех оборачивается мукой души. Мы терпим это заслуженно, как грешники, удалившиеся от Небесного Отца. Тайна спасения в том, что Ты, Божий Сын, воспринял на Себя все наши муки, понес по-человечески богооставленность, как итог наших грехов.

Пророк Исаия, созерцая Тебя на Голгофе, предсказывал: «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53, 4–6).

И вот оно, таинство Крестной Жертвы. Это – Любовь, воплотившаяся на земле, распятая ради нас. Твои страдания – не просто боль тела, пусть и до неимоверности жуткая. На Кресте Ты страдаешь душою, восприняв муки за наши грехи. Ибо если чаша принята, то выпивается она до дна.

Читайте также:  Седяща одесную отца толкование

Тайну Твоей Крестной Жертвы, Твоей любви не вместит ни рассудок наш, ни сердце. Нам хочется видеть Тебя могущественным, поражающим всех чудом и знамением, побеждающим врагов, словно отребье. Но самою жизнью Своей Ты нам отвечаешь: «Разве враги преобразятся в друзей, разве ненавидящие станут любящими, а злые – добрыми, если всех уничтожить силою свыше?» И Ты пришел не карать нас, злодеев, а искупить наши грехи Твоей пречистой кровью и показать нам путь преображения.

И вот она, неразрешимая загадка преображения души: языческий сотник, видя Твое смирение в немощи, исповедует Тебя Сыном Божиим. А злодей, распятый рядом с Тобой, не знавший ранее ни стыда, ни совести, вдруг кротко кается, смиренно просит помянуть его во Царствии Твоем. Это ли не начало воскресения? Это ли не восстание из мертвых? Разбойник, умирая телесно, воскресает духовно. Оказывается, немощь крестная хранит в себе силу, смирение – могущество, а кротость – духовную власть.

Оказывается, немощь крестная хранит в себе силу, смирение – могущество, а кротость – духовную власть

На тайну Твоих страданий с изумлением взирало более двенадцати легионов ангелов, но Ты отказался, не стал умолять Отца об их помощи (Мф. 26, 53). В ветхозаветное время один-единственный ангел посек грозным мечом ассирийское войско – 185 тысяч вражеских воинов легли в каменистую землю за стенами Святого города (4 Цар. 19, 35). Ты, выведенный за стены того же города, смиренно отдал Себя в руки злодеев, оставив изумленных ангелов – двенадцать легионов Небесного воинства. Но Твое смирение соделало нас, грешных, общниками Царства ангелов.

Ради нас Ты претерпел богооставленность – и притом остался верен Отцу. Расставаясь с телом, Ты слабеющими устами произносишь: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лк. 23, 46). Свою человеческую душу Ты, возлюбленный Божий Сын, предаешь в руки Отца, Того, Который никогда Тебя не оставлял. Ты, как человек, претерпел за наши грехи муку богооставленности. И теперь на земле богооставленности нет, потому что с нами есть Ты, пострадавший, истерзанный, но и воскресший, восставляющий нас, пребывающих в гробах наших грехов, к жизни вечной. «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной» (Пс. 23, 4).

Ты – Пастырь и Агнец, Пастырь, растерзанный козлищами, Агнец, преданный своре волков. Они разрушат храм Твоего тела, – это неизбежно в мире разрушителей, – но в три дня Ты воссоздашь его, чтобы в мире разрушения началось воссоздание.

Да, Солнце способно погаснуть, но только на три часа, во образ трехдневного воскресения, чтобы потом вечно сиять уже новым светом.

Твоему Кресту мы, Господи, предстоим, Твоим страданиям состраждем, дабы и в Воскресении Твоем быть вместе с Тобою! Не зря ведь Ты нам сказал: «Вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16, 22). Ты и есть наша Радость, Тебя уже никто не отнимет у нас!

Купить книгу священника Валерия Духанина «Кто мы?» можно здесь:

Источник

«Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»

«От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: «Или, Или! Лама савахфани?» то есть: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» — Мф. 27, 45 — 46.

Слова эти были произнесены Христом, когда Он висел на кресте, от шестого часа до часа девятого. Часы эти были часами темноты и безмолвия. Это же безмолвие было нарушено воплем Христа: «Боже Мой, Боже Мой! для чего ты Меня оставил?»

В этом вопле открывается глубина страданий Спасителя. Стараясь постичь нашим разумом страдания Христа, мы должны быть осторожными. Тайна страданий Его и тайна нашего искупления через страдания сокрыты от нас.

Теперь постараемся вкратце рассмотреть и уяснить себе значение слов Христа. Во-первых, в нашем отрывке говорится, что тьма покрыла всю землю. Тьма эта была в самые яркие часы дня — от двенадцати до трех часов дня. Явление тьмы было сверхъестественным, что было не чем иным, как чудом Божиим.

Тьма в это время дня была Божьим ответом тем людям, которые толпились у креста и, насмехаясь, говорили: «Других спасал, а Себя Самого не может спасти. Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него» — Мф. 27, 42. Сверхъестественной тьмой Бог свидетельствовал и первосвященникам, которые сомневались в божественности Христа. В момент, когда Иисус Христос, совершенный Богочеловек, умилостивлял Бога за грехи всего мира, на позорном кресте, Отец Небесный покрыл Его занавесом тьмы и то место, где приносилась эта жертва.

Читайте также:  Погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну толкование

Что же значат слова: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Мы можем вынести только одно заключение, что Христос подлинно был оставлен Богом на кресте. В Священном Писании мы находим выражения, которые подтверждают нашу мысль. В Послании к Римлянам читаем так: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» — Рим. 8, 32. «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» — 2 Кор. 5, 21. «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, ибо написано: «проклят всяк, висящий на древе» — Гал. 3, 13. Все вышесказанное подтверждает мысль, что Спаситель был оставлен Богом и людьми на Голгофском кресте страдать за тебя и меня. Бог не избавил Его от руки врага. Он допустил врагам схватить Его в Гефсиманском саду. Он позволил совершить несправедливый суд над Иисусом Христом. Он отдал Его на побои и насмешки, несмотря на Его невинность. Наконец, Он не воспрепятствовал быть распятым и умереть на Голгофском кресте. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» — Ин. 3, 16.

Бог оставил Сына Своего на кресте и в том смысле, что Он не оказал Ему сочувствия. На кресте Он был один. Здесь исполнилось Священное Писание, сказанное о Нем, что Он топтал виноградное точило один.

Все, что мы сказали, стараясь объяснить оставленность Сына Божия на кресте, не вполне еще объясняет причину Его одиночества. Наш грех, грех всего мира, мой и ваш, наши личные грехи и преступления разделили Бога Отца с Его возлюбленным Сыном. Грех разделяет с Богом потому, что Бог свят, а человек грешен. Если бы Христос не был оставленным и забытым Богом на кресте, Он никогда не смог бы заплатить полную цену за наше искупление.

Вот почему, страдая на кресте под тяжестью грехов всего мира, Сын Божий в Своем одиночестве возопил к Отцу: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»

В заключение, желательно сделать некоторое назидание. Во-первых, тем, которые приняли верою Господа Иисуса Христа своим Спасителем. Дорогие братья и сестры в Господе! Радуйтесь спасению Господнему. Благодарите Бога, что Он заменил ваши страдания страданиями Сына Своего. В знак вашей благодарности Господу, служите Ему от всего сердца. Возьмите пример смирения и терпения у Иисуса Христа. Старайтесь и вы понести бремя ваших ближних, ибо нет большей любви, если кто положит душу свою за ближних своих.

Во-вторых, мы обращаемся ко всем нашим читателям. Возвещаем вам, что Сын Божий страдал и терпел и за вас на Голгофском кресте. Ваши грехи и преступления заставили Его так тяжко страдать. Если Бог Отец не мог смотреть на Своего возлюбленного Сына, страдающего на кресте под тяжестью твоих и моих грехов, то, как Он может смотреть на вас, нераскаянных в ваших грехах и беззакониях? Вы не можете предстать пред Богом без посредника. Этим Ходатаем и Посредником является наш Спаситель Христос. Вручите Ему ваше дело и жизнь, и Он избавит вас от вечного осуждения и погибели.

Я умер за тебя и кровь Свою пролил;

страданьем на кресте тебя Я искупил.

Я отдал жизнь тебе, а чем воздал ты Мне?

В предсмертных муках Я, когда терзаем был,

от смерти и греха тебя освободил.

Я за тебя страдал, а чем ты Мне воздал?

И. М. Сергей «Ей, гряди, Господи!», Москва, 2006

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector