Без рассуждения не твори осуждения толкование

Православная Жизнь

Есть ли грань между рассуждением и осуждением? Отвечает архимандрит Леонтий (Золотарев), насельник Архангело-Михайловского Зверинецкого монастыря.

Фото Сергея Рыжкова

— Это очень интересная и удобная лукавая уловка: я не осуждаю — я просто рассуждаю. Сначала мы разбираем факты, но сразу же за разбором фактов начинается осуждение.

Порассуждав, переходим к осуждению, которое есть не что иное, как вынесение приговора. Мы даем оценку, которая пригвождает страсти человека, его ошибки, склонности, заблуждения, к его личности.

Одно дело сказать: «ты согрешил», «ты украл», «ты обманул». Другое дело заявить: «ты – лжец», «ты – вор», «ты – блудник», «ты – гордец»…

Апостол Павел очень ясно говорит: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом сто’ит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14:4).

Строго говоря, суд наш может быть только над собой. Кто себя осуждает, того Господь помилует.

Рассуждать о том, правильно или не правильно поступает собрат, уместно только в одном случае: через сравнение бревен. В своем глазу и в глазу другого человека. Понимая при этом, что наше бревно всегда гораздо глубже торчит в глазу, а потому его и видно нам много хуже.

Нам нужно быть не судьями, а служителями Божьими. Не других судить, а Богу служить. Служить Богу и ближнему – это прямая наша заповедь. Если ты любишь – ты служишь.

Осуждение как невозможная, недопустимая, непосильная для человека деятельность показана в древнем патерике на примере старца, который, увидев согрешающего брата, тут же осудил его. В ту же ночь брат тот отошел ко Господу, и его душу Ангел принес старцу на суд: “Тот, которого ты судил, умер. Куда велишь положить теперь душу его: в Царство или в муку?” Старец ужаснулся своей дерзости и со слезами упал в ноги Ангелу. Он получил прощение, но до конца жизни имел дар слез и плакал над совершенным им грехом осуждения. Он боялся даже приблизиться к этой грани, взять на себя то, что по природе человеческой не свойственно человеку и непосильно ему.

Судить может только тот, кто знает сердце. Тот, кто знает мотивы, историю, силы, способности и желания человека. А знает – только Господь. Он – Сердцеведец.

Авва Дорофей не советует даже просто рассуждать о делах других людей. Тем более – о мыслях. Через мнительность нашу очень легко впасть в пренебрежение, осуждение, предубеждение и даже злорадство.

Надо думать о том, что если мы что-то увидели в человеке – то и в нас это есть. Иначе – мы бы и не заметили. Очень часто Господь показывает нам, как в зеркале, через другого человека наши собственные грехи и страсти.

Источник

Осуж­де­ние, обли­че­ние и рас­суж­де­ние

архи­епи­скоп Иоанн Рустав­ский и Мар­не­уль­ский

Часто спра­ши­вают: какая раз­ница между осуж­де­нием и обли­че­нием, и что такое рас­суж­де­ние? Об осуж­де­нии Гос­подь гово­рит: «Не судите, да не судимы будете… и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» ( Мф. 7:1–2 ). А что каса­ется обли­че­ния, Еван­ге­лие учит: «Если же согре­шит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним… если же не послу­шает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех сви­де­те­лей под­твер­ди­лось всякое слово; если же не послу­шает их, скажи Церкви; а если и Церкви не послу­шает, то да будет он тебе, как языч­ник и мытарь» ( Мф. 18:15–17 ).

Читайте также:  Бред толкования характеризуется всем перечисленным кроме

А рас­суж­де­ние, как ука­зы­вают святые отцы, явля­ется одной из глав­ных доб­ро­де­те­лей. Часто веру­ю­щий не знает, как отли­чить друг от друга осуж­де­ние, обли­че­ние и рас­суж­де­ние. Порой осуж­де­ние име­нуют обли­че­нием или рас­суж­де­нием, тогда как осуж­де­ние и обли­че­ние весьма отли­ча­ются друг от друга. В первую оче­редь нужно отме­тить, что осуж­де­ние исклю­чает любовь, оно пред­став­ляет собой слово, ска­зан­ное без всякой любви к ближ­нему, лишь с целью покра­со­ваться перед окру­жа­ю­щими и выявить свою осве­дом­лен­ность. Слова, ска­зан­ные без любви, неиз­бежно ока­зы­ва­ются личным оскорб­ле­нием чело­века как перед ним самим, так и перед окру­жа­ю­щими. Про­ис­хо­дит отож­деств­ле­ние лич­но­сти осуж­да­е­мого чело­века с каким-либо кон­крет­ным делом, абсо­лю­ти­за­ция греха и ошибки, рас­про­стра­не­ние греха на всю лич­ность и затме­ние добрых и поло­жи­тель­ных качеств чело­века.

Обли­че­ние же в первую оче­редь под­ра­зу­ме­вает любовь к чело­веку, кото­рого обли­чают. Целью обли­че­ния явля­ется выве­де­ние ближ­него из ошибки и забота о его духов­ном спа­се­нии.

Наи­луч­ший пример обли­че­ния мы можем найти в Свя­щен­ном Писа­нии. Вспом­ним, как посту­пил пророк Нафан, когда он хотел обли­чить царя Давида за совер­шен­ное пре­лю­бо­де­я­ние с Вир­са­вией. Он пришел к царю как миря­нин и рас­ска­зал притчу о том, как один бога­тый чело­век отнял у бед­ного люби­мого ягненка и уго­стил его мясом своего гостя. Когда разъ­ярен­ный услы­шан­ным царь Давид вос­клик­нул, что за такой посту­пок богач заслу­жи­вает смерти, тогда только Нафан отве­тил, что этим бога­чом был сам царь, кото­рый отнял у Урии Хет­те­я­нина един­ствен­ное его богат­ство – кра­си­вую жену. Так мудрый пророк сумел заста­вить царя Давида выне­сти при­го­вор самому себе. За таким обли­че­нием после­до­вал и плод – искрен­нее рас­ка­я­ние.

Вот так мы должны отли­чать осуж­де­ние от обли­че­ния. Наши же обли­че­ния, несмотря на то, что часто они спра­вед­ливы, из-за мало­ду­шия и отсут­ствия любви при­ни­мают харак­тер осуж­де­ния. Когда обли­чаем пре­ступ­ле­ние, мы тем самым гово­рим правду, но из этой правды оста­ется исклю­чен­ной забота о спа­се­нии чело­века и искрен­нее жела­ние выве­сти его из этой ошибки. Обли­че­ние без любви нико­гда не даст доб­рого плода, так как в это время пре­да­ются забве­нию многие доб­ро­де­тели обли­ча­е­мого чело­века.

Поэтому прежде, чем обли­чать ближ­него, мы должны помо­литься Гос­поду, успо­ко­иться, хорошо обду­мать и лишь после этого ска­зать слово, помня, что наша цель – спа­се­ние чело­века, а не уни­же­ние. Так что истин­ное обли­че­ние тре­бует от нас насто­я­щего тер­пе­ния, вели­ко­ду­шия и любви. В про­тив­ном случае мы поте­ряем и ту малую истину, кото­рую имели, и будем иметь дело не с обли­че­нием, а с осуж­де­нием, что обя­за­тельно при­ве­дет к худ­шему. В част­но­сти, будет посе­яна нена­висть, плоды кото­рой пожнем мы и вместо един­ства еще больше отда­лимся от ближ­него.

Мы путаем обли­че­ние с осуж­де­нием из-за того, что не имеем доб­ро­де­тели духов­ного рас­суж­де­ния. Апо­стол Павел гово­рит, что мы имеем разум Хри­стов – имея в виду себя, апо­сто­лов и бла­го­че­сти­вых хри­стиан. Обла­дать разу­мом Христа – значит иметь глу­бо­кое духов­ное рас­суж­де­ние и при­об­ре­сти его опытом, молит­вой, постом. При­об­ре­те­нию этого опыта спо­соб­ствует изу­че­ние трудов святых отцов и их жития. Когда чело­век стя­жает доб­ро­де­тель рас­суж­де­ния, тогда он будет защи­щен от осуж­де­ния других.

Совер­шенно оче­видно, что при­чи­ной осуж­де­ния явля­ется наша духов­ная лень. Мы ленимся духовно ана­ли­зи­ро­вать все встре­ча­ю­щи­еся явле­ния и наши дей­ствия, вслед­ствие чего раз­го­ва­ри­ваем и дей­ствуем меха­ни­че­ски, поверх­ностно. При­об­ре­те­ние духов­ного опыта про­ис­хо­дит тогда, когда выпа­да­ю­щие нам испы­та­ния мы пре­одо­ле­ваем верой. Гос­подь каж­дому из нас посы­лает доста­точно испы­та­ний для того, чтобы мы лучше познали самих себя и исправ­ле­ние начали в первую оче­редь с себя. Рабо­тая над собой с осо­зна­нием своей гре­хов­но­сти и искрен­ним жела­нием пре­одо­леть ее, мы тем самым при­об­ре­таем опыт духов­ного рас­суж­де­ния, кото­рый без­оши­бочно ука­зы­вает нам, каким должно быть истин­ное обли­че­ние, и так мы избав­ля­емся от греха осуж­де­ния.

Читайте также:  Значение карт при гадании 36 карт толкование расклады на человека

Когда мы про­щаем себя, тогда про­щаем и других, а когда мы строги к себе, тогда пони­маем, насколько тяжело другим, и ста­но­вимся более чело­ве­ко­лю­би­выми, бла­го­склон­ными и мило­серд­ными. Мы можем знать мно­же­ство при­ме­ров из житий святых, но без пере­жи­ва­ния за соб­ствен­ные грехи и полу­чен­ного через это опыта не при­об­ре­тем разума Хри­стова и не сможем избе­жать ямы осуж­де­ния. Каждый из нас знает, что сперва нужно выта­щить бревно из соб­ствен­ного глаза, чтобы уви­деть, как вынуть соринку из глаза брата нашего, – но, к сожа­ле­нию, зная, не испол­няем, за что несем нака­за­ние и если не испра­вимся, то будем нака­заны и в буду­щем. Это явле­ние начи­на­ется в лич­но­сти, а затем рас­про­стра­ня­ется на семью, обще­ство и на весь народ.

Итак, если мы не про­све­тимся духовно, то нико­гда не сможем осво­бо­диться от духа осуж­де­ния, зависть и лень посто­янно будут в нас, что, конечно же, при­не­сет горь­кий плод.

Многие готовы оправ­ды­вать себя тем­пами совре­мен­ной жизни, кото­рая будто бы не дает воз­мож­но­сти углу­биться в самого себя. Однако дума­ется, и этот быст­рый темп вызван нашим непра­виль­ным под­хо­дом к жизни. Гос­подь гово­рит: «Не заботь­тесь о зав­траш­нем дне… довольно для каж­дого дня своей заботы» ( Мф. 6: 34 ). Мы забы­ваем об этой запо­веди. Не сделав ничего доб­рого сего­дня, забо­тимся о зав­траш­нем дне и пыта­емся создать его уже сего­дня. И так мы впа­даем в мир иллю­зий, поскольку забо­тимся о том, что не имеет под собой твер­дой почвы и осно­ва­ний, начи­наем искус­ственно созда­вать эти осно­ва­ния, из-за чего и про­ис­хо­дит ничем не оправ­дан­ное уско­ре­ние темпа жизни; то, что еще не созрело, мы хотим собрать сего­дня же; и в то же время нам неко­гда соби­рать то, что уже созрело, потому что мы спешим забо­титься о зав­траш­нем и за один день ста­ра­емся упра­виться со всем тем, что тре­бует годов труда. В этом плане внешне на Западе вроде бы лучше обстоит дело, поскольку эко­но­ми­че­ски там больше делают и успе­вают, но там в силу всего этого неви­димо раз­ру­ша­ется чело­век как лич­ность и раз­ру­ша­ется семья, а где рушатся лич­ность и семья, там эта же участь ожи­дает и госу­дар­ство. Эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские успехи только тогда будут твер­дыми и при­но­ся­щими истин­ную пользу чело­веку, если они будут иметь твер­дую нрав­ствен­ную основу.

Сле­до­ва­тельно, непра­виль­ным отно­ше­нием и под­хо­дом мы сами уско­ряем темп жизни, а потом ворчим и недо­уме­ваем, что, мол, не хва­тает вре­мени для само­по­зна­ния и духов­ного раз­ви­тия. При­чи­ной этого явля­ется и зависть, так как мы посто­янно сорев­ну­емся друг с другом в при­об­ре­те­нии мате­ри­аль­ного богат­ства и земной славы.

В миро­вом мас­штабе этот про­цесс, навер­ное, необ­ра­тим, но это не озна­чает, что отдель­ные лич­но­сти не могут изме­нить ритм соб­ствен­ной жизни. Через стя­жа­ние духов­ного опыта, обра­зо­ван­но­сти и стрем­ле­ния к бла­го­че­сти­вой жизни они могут при­об­ре­сти доб­ро­де­тель рас­суж­де­ния, то есть разум Христа. Осно­вой этого явля­ется любовь к Гос­поду нашему Иисусу Христу. У кого нет любви ко Христу, тот нико­гда не достиг­нет успеха в духов­ной жизни. Поэтому в первую оче­редь мы должны искать в самих себя: есть ли в нас любовь ко Христу, кото­рая и явля­ется зало­гом очи­ще­ния и избав­ле­ния от вся­кого греха, в том числе греха осуж­де­ния, так как любовь ко Христу непре­менно вклю­чает в себя любовь к ближ­нему.

Читайте также:  Найдите толкование словосочетания вексель индоссированный

Источник

Отличие осуждения от рассуждения в практике христианского благочестия

По отношению к оценке действий других людей в окружающем мире идеальным состоянием христианина является дословное исполнение заповеди Спасителя: «Не судите, да не судимы будете. » Мф. (7:1).

Однако человек устроен так, что он не может не давать оценок тому, что наблюдает вокруг себя. Поэтому в христианском нравственном богословии и в практике христианского благочестия во все времена стоял вопрос о том, можно ли высказывать суждения, когда видишь грех и неправду и где граница между рассуждением и осуждением ближнего.

Последнее время мы часто можем видеть, что многие верующие люди, и даже священники, противопоставляют себя остальному миру и вопреки зову христианской совести становятся на путь Евангельского фарисея, восклицая при каждом случае «Яко несмь, якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее. » Лк. (18:11). В таком образе мысли нет ничего кроме гордости. Христианство утверждает, что нет истины там, где господствует гордость, где нет истинной любви. Господь оставил нам завет «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. » Ин. (13: 34-35). Есть ли любовь в том, когда кто-то кого-то судит, пусть и формально правильно называя грех грехом? Нет! И если говорить строго, то не может быть здесь никаких полумер.

Поэтому когда мы видим такого ревнителя и обличителя чужих грехов, как протоиерей Дмитрий Смирнов, обсуждаемый последнюю неделю, то с любовью к нему возникает справедливый вопрос, Евангелие читали ли этот человек? Но не о нем.

Идеальное на мой взгляд определение различий между рассуждением и осуждением дал Святитель Феофан Затворник, который говорил, что: «. Грех начинается, когда в сердце зарождается презорство к кому-то ради какой-нибудь худобы. Осудить можно просто без всякого приговора судимому. Если же при этом в сердце сожаление будет о лице оплошавшем, желание ему исправления и молитва о том, то тут не будет греха осуждения, а совершится дело любви, возможное при такой встрече. Грех осуждения больше в сердце, чем на языке. Речь об одном и том же может быть и грехом, и не грехом, судя по чувству, с которым произносится. Чувство дает и тон речи. Но лучше всячески воздерживаться и от суждений, чтоб не попасть в осуждение; т.е. не ходить около огня и сажи, чтоб не ожечься и не очерниться. Скорее переходить надо на осуждение и укорение себя. » (Святитель Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. том 2, стр. 134, М. 2007 Ковчег).

Вывод достаточно простой. Прежде чем называть чужой грех грехом, судить кого-то или рассуждать о нем, начинать нужно с себя, помня слова апостола Иакова «. Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона. » Иак. (2:10-11).

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector