Баркли толкование азбука веры

Комментарии Баркли: Послание к Евреям | глава 1

КОНЕЦ ОТРЫВКООБРАЗНОСТИ (Евр. 1,1-3)

Это самый звучный греческий язык во всем Новом Завете. Этим мог бы гордиться любой оратор классической Греции. Автор Послания к Евреям придал ему всю тонкость слова и ритма, которыми обладал прекрасный и гибкий греческий язык. Наречиям многократно и многообразно соответствуют в оригинале греческие полумерос и полутропос. Поли – означает в таких сложных словах много. Греческие ораторы, особенно Демосфен, вплетали такие звучные слова в введения своих речей. Так и автор Послания к Евреям хотел придать своим мыслям благородную форму, если он говорит о величайшем откровении Божьем. Это тоже представляет для нас интерес. Человек, написавший это послание, вероятно, имел хорошую подготовку в греческом ораторском искусстве. Став христианином, он не забросил свое обучение. Он использовал свой талант и мастерство для служения Иисусу Христу. От человека, ставшего христианином, не требуется, чтобы он тут же похоронил все свои таланты и способности; он должен употребить их на служение Иисусу Христу и Церкви.

Основная мысль настоящего послания заключается в том, что Бог только в Иисусе Христе полностью открылся людям и что только через Иисуса Христа людям возможно войти в Божье непосредственное присутствие.

Автор начинает с того, что выделяет Иисуса из всех предшествовавших Ему пророков. Автор говорил о том, что Иисус пришел в последние дни сии. Иудеи делили время на два века – век нынешний и век грядущий.

Между этими двумя веками они поместили День Господень. Век нынешний был насквозь человеческим и плохим, век же грядущий должен был стать Золотым веком Божиим. День Господень можно сравнить с родовыми муками нового века. Таким образом, автор Послания к Евреям говорит: «Старое время проходит; век несовершенства кончился; пора, когда человечество искало и бродило в потемках, кончилась; век новый, век Божий, наступил с приходом Иисуса».

Автор послания видит, что мир и мысль человеческая вступают в новое начало вместе со Христом. В Иисусе Бог вошел в человечество, вечность вторглась в ход времени, ничто не было больше как прежде.

Автор сравнивает Иисуса с пророками, потому что полагали, что пророки общаются с Богом и участвуют в Его тайном совете. Очень давно Амос сказал: «Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам» (Ам. 3,7). Филон Александрийский говорил: «Пророк – толкователь Бога, Который говорит изнутри его». Он говорил также: «Пророк – толкователь Бога, Который использует их для того, чтобы открыть людям Свою волю». Афинагор говорил о том, что Бог движет устами пророков так же, как человек играет на музыкальном инструменте, и что Дух (Святой) наполняет их, как флейтист вдувает воздух в флейту. Иустин Мученик говорил о божественном, снисходящем с небес и касающемся пророков, как пальцы струн арфы или лютни. В конце концов, люди стали утверждать, что пророки имеют к своим посланиям отношение не больше, чем музыкальный инструмент – к музыке, которую на нем исполняют, или перо – к вести, которую им записывают. Это значило, что действия пророков считались чисто механическими. Разумеется, что даже самый утонченный музыкант в какой-то мере зависит от инструмента, и не может сыграть на расстроенном рояле хорошую музыку, а самый прекрасный писатель в какой-то степени зависит от качества используемого им пера. Бог не может открыть людям больше, чем они способны понять. Бог открывается через сердца людей. Это и познал автор Послания к Евреям.

Он говорит, что откровения Бог возвестил людям через пророков, многократно (полимерос) и многообразно (политропос). В этом заключены две мысли:

1. Откровение, сделанное пророками, было разно образным по характеру и содержанию, что придавало ему величайшую важность. Они говорили и пророчествовали на протяжении многих веков и вещания их всегда отвечали насущным требованиям эпохи и никогда не утрачивали своего значения. Одновременно, эти откровения носили фрагментарный, отрывочный характер и их приходилось излагать так, чтобы они были понятны людям данной эпохи. Очень интересно отметить, как эпоха и сами пророки характеризуются единой идеей. Так, например, Амос – это «крик о социальной справедливости»; Исаия понял святость Бога. Осия, благодаря своему личному горькому опыту на родине, осознал чудо всепрощающей любви Божьей. Каждый пророк, вооруженный своим собственным опытом и опытом народа Израиля, осознал и выразил один из фрагментов, какую-то долю Божьей истины. Ни один из них не понял божественную истину во всем ее объеме; с Иисусом же дело обстояло совсем иначе. В Нем Бог открыл людям не какую-то Свою часть, а Себя всего.

2. Пророки пользовались разными методами. Одни из них использовали речь. Когда речь не достигала цели, они обращались к драматическим действам (ср. 3 Цар. 11,29-32; Иер. 13,1-9; 27,1-7; Иез. 4,1-3; 5,1-4). Пророк был вынужден прибегать к человеческим средствам, чтобы передать людям открывшуюся через него долю божественной истины. И в этом Иисус отличался от остальных пророков. Он показывал и открывал людям Бога, Сам будучи Богом. Мы видим каков Бог не столько из того, что Он сказал и показал, сколько из того, Кем Он был.

Откровения пророков были величественны, много образны и многочисленны, но они были фрагментарными и переданы способами, которые пророки считали действующими. Откровение же Бога в Иисусе было полным и оно было дано в Самом Иисусе. Одним словом, пророки были друзьями Бога, Иисус же был Сыном Его. Пророки могли понять лишь часть разума Божьего, а Иисус Сам был этим разумом. Следует отметить, что автор Послания к Евреям вовсе не ставил себе задачу преуменьшить значения пророков; его цель заключается в том, чтобы установить верховную власть Иисуса Христа. Он не говорит о том, что между откровениями Ветхого Завета и откровениями Нового Завета существует какой-то разрыв; напротив, он подчеркивает, что между ними существует непрерывность, преемственность, но это непрерывность, которая получит свое завершение в совершенстве. Чтобы поведать людям об Иисусе, автор Послания к Евреям пользуется двумя картинами. Он говорит, что Иисус – сияние славы Божьей, в греческом апаугасма. Апаугасма в греческом может иметь два значения. Оно может означать блеск, сияние свет излучаемый, или же отражение, свет отраженный. В данном случае оно, наверное, означает сияние, свет излучаемый. Иисус есть сияние славы Божьей среди людей.

Автор послания говорит, что Иисус – образ (в греческом – характер) ипостаси Его. Греческое слово характер имеет два значения: первое – печать, а второе – отпечаток. Отпечаток по своей форме совершенно равен печати. Таким образом, заявляя, что Иисус есть образ ипостаси Божьей, автор послания подразумевает, что Он есть совершенное подобие Бога. Когда вы смотрите на отпечаток на бумаге, вы видите, что из себя представляет сама печать, которой выполнен отпечаток, то есть, когда вы смотрите на Иисуса, вы видите каков Бог.

Читайте также:  Принцип единообразия толкования состоит в

С. Дж. Воэн указал, что из этого отрывка мы можем многое узнать об Иисусе.

1. Ему принадлежит собственная неповторимая слава Божья. Это удивительная мысль. Иисус есть слава Божья, поэтому мы с поразительной ясностью видим, что слава Божья заключается не в том, чтобы ломать людей и низводить их до отвратительного рабства, а в том, чтобы служить им и любить их и, в конечном счете, умереть за них. Это не слава разрушительной силы, а слава потрясающей любви.

2. Предначертанное Богом царство принадлежит Иисусу. Авторы Нового Завета никогда не сомневались в Его окончательной победе. Хотя плотник из Галилеи был распят как преступник на кресте на холме за стенами Иерусалима, а они сами страдали от страшных гонений и были простыми и скромными людьми, они никогда не сомневались в конечной победе. Они были совершенно уверены в том, что любовь Божья подкрепляется властью и мощью Божьей и, что, в конечном счете, царство земное будет Царствием Божием.

3. Христу свойственна творческая активность. Раннехристианская Церковь считала, что Сын был посредником Бога в акте творения, что Бог определенным образом сотворил мир через Него. Их наполняла мысль, что Тот, Кто сотворил мир, является и Тем, Кто спасет его, искупит его грехи.

4. Христос обладает силой и решающей властью. Ранние христиане были одержимы идеей о провидении. Они не думали, что Бог, после того, как создал мир, оставил его на произвол судьбы. Они везде и всегда видели силу, ведущую мир и каждую отдельную человеческую жизнь к предопределенному концу, к цели.

5. Иисус очистил мир. Своей жертвой Он искупил грех; Его постоянное присутствие спасает и освобождает от греха.

6. Иисус выступает заступником и защитником людей. Он воссел одесную престола величия, но великая мысль автора Послания к Евреям в том и заключается, что Он выступает не как судия, а как защитник, ходатай за людей. Поэтому, когда мы входим в присутствие Бога, мы слышим не слова правосудия и приговора, а слова любви, защищающей нас.

ПРЕВЫШЕ АНГЕЛОВ (Евр. 1,4-14)

Выше автор послания доказывал превосходство Иисуса над пророками. Теперь же он хочет доказать превосходство Его над ангелами. А взялся он за это потому, что вера в ангелов занимала особое место в иудейском мировоззрении той эпохи. Причина заключалась в том, что людей все более и более поражала мысль о недоступном познанию Боге. Люди все яснее осознавали сколь далеко они удалены от Бога и насколько Он выше человеков. Поэтому они стали думать об ангелах, как о посредниках между Богом и человеком; что Бог говорит с людьми через ангелов, а ангелы относят Богу молитвы людей. В частности, это можно отметить на хорошем примере. Согласно Ветхому Завету, закон был вручен Моисею непосредственно Самим Богом, без всяких посредников. А в эпоху Нового Завета иудеи считали, что Бог вручил закон сперва ангелам, а они передали его Моисею, потому что иудеи не представляли себе возможность прямых контактов между Богом и человеком (ср. Деян. 7,53; Гал. 3,19).

Если мы вспомним некоторые важные пункты иудейского верования в ангелов, мы заметим, что они присутствуют и в настоящем отрывке. Бог окружен сонмом ангелов (Ис. 6,1; 1 Цар. 22,19). Иногда они представляли себе ангелов, как воинство Божье (Ис. Н. 5,14 и след.). Греческое слово ангелос может так же, как арамейское малеаким означать посланник или ангел. Более типичным было его значение посланник, вестник; ангелы служили, в сущности, посредниками для передачи слова Божьего и следили за исполнением воли Божьей в мире человеческом. Говорили, что ангелы духи, состоящие из эфирной огненной субстанции и подобны лучам света и сотворены во второй или в пятый день творения. Ангелы не пили и не ели, они не размножались. Временами их считали бессмертными, но так же, что Бог мог их уничтожить. Но существовала и другая вера. Некоторые из них – Серафимы, Херувимы (-им – окончание множественного числа существительных в арамейском языке) постоянно пребывали вокруг престола Божьего. Считалось, что они знают больше, чем люди, в особенности о грядущем, но владели они этими знаниями не по праву, а из того, что «слышали за занавесом». О них думали как об окружении Бога. Обширное учение об ангелах вызывало реальную опасность, что люди научатся верить в ангелов, как посредников между Богом и людьми. Поэтому было нужным доказывать, что Сын Божий неизмеримо выше ангелов и что человеку, знающему Сына Божия, не нужны ангелы в качестве посредников между ним и Богом. И автор послания делает это, выбрав для текста Писания, доказывающих, что Сыну Божьему отведено место, намного выше, чем какому-либо ангелу. Он цитирует Пс. 2,7; 2 Цар. 7,14; Пс. 96,7 или Втор. 32,43; Пс. 103,4; 44,7.8; 101,26-28; 109,1.

Автор Послания к Евреям хотел во что бы то ни стало избежать одну опасность. Учение об ангелах, как прекрасно бы оно ни было, опасно тем, что вызывает целый ряд существ, помимо Иисуса, через которые человек получает доступ к Богу. А христианам не нужен другой посредник. Через Иисуса и то, что Он сделал, мы имеем непосредственный доступ к Богу.

Источник

Комментарии Баркли: Послание к Галатам | глава 1

ТРУБНЫЙ ЗОВ БЛАГОЙ ВЕСТИ (Гал. 1,1-5)

К галатам пришли какие-то люди и заявляли, что Павел, мол, вовсе и не апостол, и поэтому не нужно слушать его. Свое заявление они основывали на том, что он не был одним из Двенадцати, а, напротив, самым свирепым преследователем Церкви, и что он не был назначен ее руководителями. Павел с этим не спорит. Он утверждает, что своим апостольством он действительно обязан не кому-либо из смертных, а событию на дороге в Дамаск, когда он встретил Иисуса Христа, а апостольство и свое задание он получил непосредственно от Бога:

1. Павел был уверен, что с ним говорил Бог. Рассказывают о мальчике, решившем стать священнослужителем. Когда его спросили, как он пришел к этому решению, он ответил, что это случилось после службы в школьной часовне. Когда же его спросили об имени проповедника, произведшего на него такое впечатление, он ответил: «Я не знаю имени священника, но я знаю, что в тот день со мной говорил Бог». Ведь человек не может преобразовать другого в священнослужителя. Только Бог может осуществить это.

Читайте также:  Дщери иерусалимские не плачьте обо мне толкование

Сущность христианина заключается не в том, что он прошел через определенные обряды и дал определенные обеты, а в том, что встретился со Христом. Старый иудейский священник, по имени Эбед-Тоб, сказал о своем служении: «На это место меня не поставили ни отец, ни мать; рука Всемогущего Царя поручила его мне».

2. Способность Павла трудиться и страдать на ниве Божией определялась уверенностью: Бог возложил на него эту миссию. Он верил, что каждое выпавшее ему поручение или испытание ниспослано ему Богом.

Но не только такие люди, как Павел, должны выполнять Божью миссию: каждому человеку Бог дает определенное задание. Это может быть миссия, которая станет известна каждому человеку и попадет в анналы истории или, может быть, его труд пройдет совершенно незаметно, но обе они возложены на человека Богом.

Если голосом пророка
Бог Творец не одарил,
Не дал мудрости высокой,
Не вложил великих сил,
И ничтожный дар имея,
Вы все ж нужны для трудов,
Кто ответит, не робея:
«Я служить, Господь, готов».
Бог зовет к высокой цели:
Поработать для Него;
О, пойдем, чтоб нам на деле
Славить Бога Своего!
Будем ревностно трудиться
Здесь иль там, вблизи, вдали;
Пусть же всякий вдохновится:
«Я готов – меня пошли!»

Многие самые скромные деяния – Божественная миссия. Часть ее, – как сказал Роберт Берне:

Уютный очаг для детей и супруги –
задача и цель человека в жизни.

Бог возложил на Павла миссию евангелизации мира. Задача же- большинства из нас может ограничиться тем, чтобы осчастливливать нескольких ближних в нашем узком кругу.

В самом начале своего послания Павел подытоживает свои пожелания и молитвы для верующих в двух достопримечательных словах:

1. Он желает им благодати. В этом слове две главные идеи, и первая из них – идея нравственной красоты. Греческое слово харис означает благодать в богословском смысле, но оно означает также красоту и обаяние; и даже в теологическом контексте ему свойственна и идея очарования. Христианская жизнь, с присущей ей благодатью, является и прекрасной жизнью. Слишком часто находим доброту без обаяния, и обаяние без доброты. Но когда душевное расположение и обаяние соединяются, то проявляется благодать. Кроме того, в слове благодать заключается и идея незаслуженного великодушия или дара, который человек никогда не заслужил и не мог бы заслужить, и который даровал ему Бог в Своей великодушной любви. Когда Павел молит о благодати для своих друзей, он как бы говорит: «Да пребудет в вас красота незаслуженной любви Божией, чтобы жизнь ваша тоже стала прекрасной».

2. Он желает им мира. Павел был иудеем и, должно быть, думал об иудейском слове шалом, когда он писал греческое слово эйрене. Шалом означает больше, чем простое отсутствие забот и неприятностей. Оно включает все, что служит высшему благу; все, что укрепляет разум, волю и сердце. Это то чувство любви и заботы Божией, которое сохраняет спокойствие сердца даже тогда, когда тело в муках.

И, наконец, Павел показывает в одном необъятном по смыслу предложении сердце и свершения Иисуса Христа, «Который отдал Себя Самого. чтобы спасти нас». Он показывает: (а) любовь Христа, которая отдала себя и страдала, (б) любовь Христа, которая победила и совершила. Трагизм в нашей жизни в том, что наша любовь часто пропадает втуне. Однако любовь Христа соединена с безмерной силой, которую ничто не в силах остановить и которая может спасти своих возлюбленных от уз греха.

РАБ ХРИСТА (Гал. 1,6-10)

В основе этого послания лежит важный факт: благая весть Павла – не выдумка воображения. Он всем своим сердцем верил, что человек не в силах сделать ничего, чем бы он мог заслужить любовь Божию. Поэтому человеку остается только одно – в вере отдаться Его милости. Человеку остается с благоговейной благодарностью принять то, что предлагает ему Бог. Важно не то, что мы можем сделать для себя, а что Бог совершил для нас.

Павел проповедовал Евангелие чудной благодати Божией. После него появились люди, проповедовавшие иудейскую версию христианства. Чтобы угодить Богу, человек должен быть обрезан, а потом посвящать себя исполнению всех норм и установлений закона. Каждый раз, когда человек поступает в соответствии с законом, ему это засчитывается Богом. Они учили, что человеку нужно заслужить любовь Божию. Павел был убежден, что это невозможно.

Противники обвиняли Павла в том, что он упрощает религию, чтобы снискать расположение широких масс. Такое обвинение совсем извращало истину, потому что если религия заключается в исполнении всех норм и установлений, она, по крайней мере, теоретически, может удовлетворять ее требованиям, но Павел ставит на передний план Распятого Христа и говорит: «Вот как Бог любит вас». Не закон, а любовь Христа объемлет нас. Человек мог бы легче выполнить требования закона, потому что они узко и ясно сформулированы, но он никогда не может выполнить требований любви, потому что, если бы он отдал своему возлюбленному солнце, луну и звезды, он все же осознал бы, что дар был бы слишком мал. Но иудейские противники Павла подчеркивали лишь тот факт, что Павел объявил обрезание ненужным, и требования и нормы иудейского закона больше неуместными.

Павел отрицал, что он старался угождать людям. Он служил не людям, а Богу. Ему было все равно, что люди говорили или думали о нем; его Господом был Бог. И тут он приводит неопровержимый довод. «Если бы я и поныне угождал людям, – говорит он, – то не был бы рабом Христовым». При этом он имел в виду следующее: на теле раба были каленым железом выжжены имя и клеймо его хозяина; он сам тоже носил на своем теле клеймо своих страданий как раб Христа. «Если бы я и поныне угождал людям, – говорит Павел, – разве бы у меня были на теле эти шрамы?» Рубцы и шрамы на его теле были доказательством того, что он служил Христу, а не льстивым прихотям людей.

У Джона Гантера есть рассказ о первых русских коммунистах. Многие из них сидели в тюрьмах при царизме, и на них были видны следы перенесенных страданий. Но они вовсе не стыдились этих искажений на теле; а, напротив, гордились ими. Мы не можем сомневаться в их искренней преданности делу коммунизма.

Читайте также:  Что такое толкование библии

Когда люди видят нашу готовность пострадать за веру, которую мы исповедуем, они начинают верить, что мы действительно верим в нее. Если вера нам ничего не стоит, никто не придаст ей какого-нибудь значения.

ВЕЛИЧИЕ ДЕСНИЦЫ ГОСПОДНЕЙ (Гал. 1,11-17)

Павел утверждал, что Евангелие Христово он получил не из вторых рук, а непосредственно от Бога. Это было очень важное заявление и его нужно было как-то доказать. Для доказательства Павел указал на себя самого – достаточно смелый шаг, – и на произошедшую в нем перемену:

1. Он был фанатичным ревнителем закона; а потом главной вдохновительницей его жизни стала благодать. Этот человек, который когда-то страстно и упорно пытался заслужить расположение Бога, теперь в смиренной вере дорожил тем, что Он любовно ниспосылал. Он перестал гордиться тем, что он мог делать для себя, а стал восхвалять то, что сделал для него Бог.

2. Он жестоко гнал Церковь Божию. Он опустошал Церковь. В оригинале употреблено слово, означающее отдать на разграбление. Раньше Павел пытался стереть Церковь с лица земли, сжечь ее дотла, а теперь его единственная цель, ради которой он был готов положить свою жизнь, состоит в том, чтобы открыть тайну Церкви всему миру.

Каждый результат имеет соответствующую причину. Если человек стремится в одно направление, а потом вдруг поворачивает и так же стремительно идет в противоположное направление; если он вдруг изменяет свои ценности жизни настолько, что его образ жизни становится иным, то уместно соответственное объяснение. Для Павла таким объяснением было непосредственное вторжение Бога. Бог положил ему руку на плечо и остановил его среди карьеры. «Такое мог творить только Бог», – говорил Павел. Примечательно так же для него, что он не боится перечислить все свои постыдные поступки, чтобы подчеркнуть силу и власть Господа. Об этом непосредственном вторжении Бога для Павла важны две вещи:

1. Оно произошло не случайно, а было составной частью предвечного плана Божия. Рассказывают, как Александр Уайт обратился с проповедью к своей пастве после посвящения в сан. В ней он сказал, что от века и до века Бог готовил этого человека для этой паствы, а эту паству для этого человека; и в этот момент по его замыслу, они встретились.

Бог посылает каждого человека в соответствии с Его целями. Его задача может быть большой или незначительной; она может стать достоянием всего мира, или быть известной лишь немногим людям. Эпиктет говорил: «Имей мужество обратиться к Богу говоря: «Поступай со мной отныне как Тебе будет угодно. Я един с Тобой; я Твой; я не уклонюсь ни от чего до тех пор, пока Ты считаешь это уместным. Веди меня, куда Тебе угодно; одень меня в любые одежды. Хочешь ли Ты, чтобы я занимал должность или сторонился ее, чтобы оставался дома или бежал, чтобы был богатым или бедным? Что Ты мне не уготовишь – я буду защищать Тебя перед людьми». Если языческий философ мог так всецело отдаться Богу, Которого он лишь смутно знал, то насколько больше должны отдаваться мы Ему.

2. Павел знал, что он избран для миссии. Он представлял себе, что избран не для славы, а на служение; не для спокойной жизни, а для борьбы. Для самых тяжелых походов командир отбирает своих лучших бойцов; труднейшие задачи учитель поручает лучшим ученикам. Павел знал, что он был спасен для служения.

ПУТЬ ИЗБРАННЫХ (Гал. 1,18-24)

Если рассматривать этот отрывок на фоне предыдущего, мы сразу увидим, что сделал Павел после того, как десница Господня победила его:

1. Сперва он пошел в Аравию. Он пошел туда, чтобы побыть наедине с собой. На это у него было две причины: во-первых, ему нужно было хорошо осознать произошедшее с ним грандиозное событие; во-вторых, он должен был поговорить с Богом, прежде чем он мог говорить с людьми. Лишь немногие уделяют время, чтобы побыть наедине с собой и с Богом. А как можно человеку устоять против искушений, напряжений и стресса жизни, если он не осознал и продумал наболевшие проблемы?

2. После этого – в Дамаск. Это был просто-таки смелый поступок. Когда Бог остановил Павла, он находился на пути в Дамаск, чтобы уничтожить Церковь, и весь Дамаск знал об этом. Он вернулся, чтобы свидетельствовать людям, которые лучше других знали, кем он был раньше.

У Киплинга есть знаменитая поэма «Клятва Мальхолланда». Мальхолланд был скотником на судне. Во время разразившегося шторма быки вырвались из стойл. Мальхолланд обещал Богу, что, если Он спасет его от рогов и копыт быков, то он будет служить Ему до конца своих дней. Когда он добрался невредимым на место, он намеревался сдержать свое слово, решив проповедовать веру там, где никто его не знал. Но Бог указал: «Возвращайся на корабль и проповедуй там Мою благую весть». Бог послал его назад, где он знал всех и где все знали его. Мы призваны начать свидетельствовать о Христе и делать добро дома.

3. Потом – в Иерусалим. И опять он рискует жизнью. Его прежние друзья-иудеи жаждали его крови, потому что они считали его предателем. Его прежние жертвы – христиане, – также могут отвергнуть его, ибо тяжело поверить в то, что он теперь брат во Христе.

И у Павла нашлось мужество встретить лицом к лицу свое прошлое. Бегством мы не можем спастись от своего прошлого. Мы можем освободиться от него лишь обратившись к нему и преодолев его. И, наконец, он отправился в Сирию и Киликию. Там находился его родной город Таре. Там он вырос. Там были друзья его детства и юности. И опять он выбрал трудный путь. Там на него несомненно будут смотреть как на сумасшедшего; они встретят его с раздражением, а то и насмешками. Но Павел был готов и к этому: пусть его считают безумным ради Христа.

В этих стихах Павел старался защищать и доказать независимость его Евангелия: не из рук смертного он получил его, а от Бога; он советовался не с людьми, а с Богом. Но по мере того, как Павел писал, он бессознательно показал себя человеком, имевшим смелость свидетельствовать о произошедшей в нем перемене и проповедовать благую весть в самых трудных условиях.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector