Аутентичное толкование это толкование осуществляемое

Аутентическое толкование норм права

Аутентическое толкование в советский период рассматривалось в качестве разновидности официального нормативного толкования. Разъяснение нормы осуществлялось органом, ранее ее установившим, а поскольку право данного толкования вытекало из компетенции органа, издающего нормы права, то это толкование иногда называли легальным, подчеркивая тем самым его обязательный характер для всех субъектов права[184]. Так, согласно п. 5 ст. 121 Конституции СССР, Президиум Верховного Совета СССР был наделен правом давать толкование законов СССР. Подобное право было закреплено и за Президиумами Верховных Советов союзных республик конституциями соответствующих республик. Президиум Верховного Совета СССР в рамках аутентического толкования разъяснял свои собственные указы. При этом акты аутентического толкования действующего законодательства Президиумами Верховных Советов союзных республик не подлежали обязательному утверждению на сессии Верховного Совета СССР, поскольку они не вносили ничего нового в законодательство.

В 50-е годы ХХ века в юридической науке шло обсуждение вопроса о том, что же такое «официальное толкование». Подводя итоги дискуссии, было заявлено, что официальное толкование – это неотъемлемая часть самой толкуемой нормы[185].

Против такого понимания официального толкования выступил П.Е. Недбайло, указывая, что признание толкований частью нормы, от кого бы оно ни исходило, открывает возможность для изменения содержания нормы путем толкования, что может привести к произвольным действиям в процессе их осуществления[186].

А.В. Мицкевич в связи с этим полагал, что неотъемлемая часть не может выходить за рамки толкуемого закона, дополнять его новыми правоположениями[187].

Большинство же правоведов поддержали мнение о том, что официальное толкование является неотъемлемой составной частью разъясняемого нормативного акта[188].

В советской юридической литературе был распространен взгляд на аутентические интерпретационные акты как на толкование действующего права. А.Я. Берченко и И. Сабо рассматривали аутентические акты как акты нормотворчества, а не акты толкования[189].

Н.Н. Вопленко настаивал, что аутентические акты – это акты толования, поскольку разъясняемая норма продолжала существовать в качестве основной наряду с аутентическим актом, а последний носит лишь вспомогательный характер. Р.С. Рез считал, что нормативный акт и акт аутентического толкования находятся в отношении соподчинения, при котором каждый сохраняет свои обособленность[190].

При этом в юридической практике государственных органов аутентическое толкование выступало по внешней форме, с одной стороны, как разъяснение позитивного права, а с другой стороны – оно иногда содержало в себе элементы развития законодательства.

Аутентическое толкование в современный период – это особый вид юридической деятельности на стадиях законотворчества и реализации права. Под аутентическим толкованием в юридической литературе понимается официальное, обладающее обязательной силой толкование всеми правоустановительными (правотворческими) государственными органами (представительными и исполнительными) изданных ими нормативно-правовых актов, осуществляемое по собственному усмотрению соответствующих органов в пределах их компетенции[191]. Это толкование, как полагают А.С. Пиголкин, В.М. Сырых, А.Ф. Черданцев, не требует наличия специального полномочия[192].

Задачами и целями такого толкования являются:

— установление подлинной воли законодателя, выраженной в данной норме, правильное ее применение[193];

— правильное, точное и единообразное понимание и применение закона, выявление той сути, которую законодатель вложил в данную норму[194];

— выяснение духа закона, намерений и целей, имевшихся в виду законодателем[195].

Основные причины аутентического толкования заключаются в сложности и нечеткости юридических формулировок (краткость, абстрактность, пространность норм); несовершенстве законодательной техники, поспешности в принятии некоторых правых актов, их слабой проработанности,; несовпадении норм и статей правовых актов, наличии бланкетных и отсылочных норм, нетипичных предписаний; в специфике юридических терминов и понятий, интерпретация которых требует специальных познаний, высокой квалификации; в отсутствии ясно и точно выраженной законодателем своей воли; норма права действует не изолированно, а в системе других норм, и только в этой взаимосвязи ее можно правильно истолковать.

При аутентическом толковании следует руководствоваться правовыми принципами, заложенными в Конституции Российской Федерации:

— принципом приоритета прав и свобод человека и гражданина (ст. 18);

— принципом конституционной законности (ч. 2 ст. 4);

— принципом единства политического и правового пространства (ст. 5);

— приоритетом международного права перед нормами национального законодательства, имеющего первостепенное значение при защите прав и свобод личности (п. 4 ст. 15).

В теории права продолжаются исследования взаимоотношений и связи аутентического толкования и правотворчества. Так, А.С. Пиголкин полагает, что аутентическое толкование наиболее близко соприкасается с правотворчеством, поскольку оно производится тем органом, который принял толкуемый акт, что создает возможность посредством толкования вносить изменения в действующее регулирование[197].

В. М. Сырых фактически не проводит границу между аутентическим толкованием и правотворчеством. Он утверждает, что Государственная Дума может толковать принимаемые ею законы; акты толкования выступают только в форме законов, при этом соблюдаются конституционные требования к процедуре их принятия, требуется одобрение Совета Федерации и согласие Президента Российской Федерации[198]. Между актом аутентичного толкования Государственной Думы и федеральным законом Сырых М.В. не проводит принципиальных различий.

Крайне негативное суждение об аутентическом толковании высказано В.С. Нерсесянцем. Он полагает, что господствующий в науке и на практике взгляд на аутентическое толкование противоречит основным началам права, правовой государственности и действующему законодательству, которое не наделяет правотворческие органы правом осуществлять официально-общеобязательное толкование каких-либо нормативных актов. Аутентическое толкование, по мнению ученого, как продукт и выражение неправовой практики государственных органов носит произвольный, самочинный характер и является – в отличие от легального толковании – толкованием нелегальным и неправовым. В условиях разделения властей один орган не должен обладать одновременно двумя функциями и двумя соответствующими правомочиями – изданием обязательного нормативного акта и осуществлением официально-обязательного толкования. В.С. Нерсесянц только легальное судебное толкование рассматривает как правомерное официально-обязательное толкование, поскольку аутентическое толкование, по его мнению, ведет к отрицанию правопорядка и законности в стране, к разрушению иерархии источников действующего права, к девальвации роли закона и бюрократизации нормативной системы[199].

В.А. Петрушков разделяет взгляд В.С. Нерсесянца о том, что аутентическое толкование недопустимо и необходимо его прямо запретить законом[200].

В связи с этим следует обратить внимание на то, что нормотворческий орган должен иметь право на толкование собственных актов. Кто как не он вправе внести ясность, четкость, единообразие в понимание и применение изданных таким органом юридических норм.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование качели

Еще в 1996 году депутатами Государственной Думы был разработан проект Закона РФ «О нормативных правовых актах Российской Федерации». В ст.1 законопроекта указывалось на необходимость установления единых требований к толкованию и систематизации законов и иных нормативных актов. Глава 4 проекта данного закона называлась «Толкование и разъяснение правовых актов Российской Федерации». Ст. 51 законопроекта предусматривала, что Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ, Государственная Дума осуществляет толкование федеральных конституционных и федеральных законов, которое оформляется постановлением Государственной Думы (ст. 52 проекта). Президент Российской Федерации по законопроекту обладал правом разъяснять свои указы. Толкование иных нормативных правовых актов должно было осуществляться исключительно теми нормотворческими органами, которыми они принимались или издавались (ст. 54 проекта). Однако, к сожалению, законопроект так и не был принят.

Значительный вклад в разработку доктрины аутентического толкования внес Коснтитуционный Суд РФ. Исходя из его постановлений можно выделить сущностные черты аутентичного толкования. Оно должно происходить в системном единстве и взаимосвязи с положениями Конституции РФ. В его ходе должен оцениваться как буквальный смысл, придаваемый иным толкованием, сложившейся правоприменительной практикой, исходя при этом из его места в системе правовых актов; исключается его толкование в смысле, противоречащем конституционным нормам (п. 3 Постановления Конституционного Суда от 28 марта 2000 г. № 5-П). Одновременно разъясняются положения, связанные неразрывной связью и имеющие единый предмет правового регулирования. Истолкование норм вне их системной связи и нормативного единства с нормами, регулирующими подобные правовые отношения, означает придание ему смысла, противоречащего аутентическому смыслу и цели данных законоположений.

Толкование должно осуществляться в соответствии с международными договорами РФ. При аутентическом толковании должно обеспечиваться конституционное истолкование норм права; не должны нарушатся конституционные права и гарантии этих прав, должен достигаться баланс конституционно защищаемых ценностей (п.п. 3 и 5.3. Постановления Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2006 года № 3-П).

Конституционный Суд РФ разъяснил, что Основной закон не содержит нормы, допускающей разъяснение или официальное толкование федеральных законов палатами Федерального Собрания. Поскольку в законотворческом процессе участвуют не только Государственная Дума, но и Совет Федерации, и Президент РФ, то нет никаких конституционных оснований к тому, чтобы официальное толкование законов (аутентическое) осуществлял лишь один их участников законотворческого процесса, то есть Государственная Дума. Следовательно, акт толкования должен приниматься, подписываться и обнародоваться как акт законодательного органа, посредством которого осуществляется официальное, имеющее силу закона разъяснение федерального закона. Разъяснение, принятое в форме постановления Государственной Думы, то есть без соблюдения требований ст.ст. 105, 106, 107 Конституции РФ, предъявляемых к принятию федеральных законов, не может рассматриваться в качестве акта Федерального Собрания – законодательного органа РФ. Будучи актом лишь одной из его палат, такое постановление не является аутентическим официальным разъяснением закона.

Аутентическое толкование юридических норм – это совокупность конкретных мыслительных операций по обработке текста соответствующих актов. Структурными элементами такого толкования выступают: объект, предмет, субъект, способ и результат.

Объектом толкования выступают правовые нормы. Предмет аутентического толкования – текст нормативного правового акта. Аутентическое толкование – процесс познания права, состоящий из уяснения и разъяснения смысла и содержания норм, выраженных в нормативных правовых актах, в целях правильного и единообразного понимания и реализации предписаний, содержащихся в юридических нормах, соответствующими субъектами права.

В ходе аутентического толкования используются знания языка, знания о системе права, связях интерпретируемой нормы с другими нормами; знания о истоках нормы права, об условиях, обстоятельствах реализации нормы. Аутентическое толкование охватывает два слагаемых, две составляющих единого процесса интерпретации: уяснение и разъяснение смысла нормативного предписания.

Огромное практическое значение аутентического толкования в том и состоит, что правотворческий орган осуществляет толкование собственных юридических норм. Этот орган знает «дух» своего нормативного предписания, остается только претворить его в «букву» закона.

Вторую часть процесса толкования составляет объяснение – это изложение сущности, подробностей, деталей для того, чтобы сделать что-либо ясным, понятным, известным. Разъяснение – подробное, обстоятельное объяснение. Пояснение – дополнительное, попутное объяснение.

Важно проводить грань между разъяснением уже существующих норм и созданием новых правовых установлений. Цель разъяснения нормы – установление действительного смысла, установленного законом правила, его объяснение и уточнение, если в силу каких-либо причин оно выражено не с должной полнотой, четкостью и ясностью[201]. Толкование не может и не должно вносить поправок и изменений в действующие нормативные правовые нормы.

Способы аутентического толкования норм права – это приемы (методы) рассуждения, устанавливающие единообразные критерии анализа нормативно-правовых предписаний. Система способов толкования включает грамматический способ, системный, логический и исторический[202].

Результат аутентического толкования находит отражение в законе-разъяснении Федерального Собрания РФ, постановлении Государственной Думы РФ, указе Президента РФ, постановлении Правительства РФ, акте-разъяснении законодательного органа субъекта РФ, методическом разъяснении, определении-разъяснении Конституционного суда РФ, разъяснении общественной организации.

Аутентическое толкование также является формой конкретизации нормы права. Субъект аутентического толкования конкретизирует как норму права, так и термины, примененные в соответствующем нормативном акте, наполняет содержанием употребленные в нем понятия; в рамках данного вида толкования происходит детализация права и насыщение его новым содержанием.

Таким образом, аутентическое толкование норм права – это форма конкретизации нормы права; урегулированный нормами права вид юридической деятельности, осуществляемой правотворческим органом и состоящий в уяснении и разъяснении собственных нормативных правовых актов с целью устранения неясности, неточности, достижения единообразия в понимании и применении данной юридической нормы.

Источник

Виды толкования норм права

Существует несколько видов толкования. В юридической литературе различают толкование по объему и толкование по субъекту.

Толкование по объему. Заметим, объемом толкования принято называть результат соотношения буквального текста и действительного содержания юридической нормы. На основании результатов анализа правовой нормы лицо, осуществляющее толкование, приходит к определенному выводу, в частности, к пониманию того, что изложение воли законодателя может не всегда совпадать с ее «буквальным», текстовым содержанием. В этой связи различают буквальное, распространительное и ограничительное толкование.

Буквальное (адекватное) толкование – это самый распространенный вид толкования, имеющий место тогда, когда «дух» и «буква» закона совпадают. Здесь воля законодателя устанавливается в полном смысле с нормой права. Иными словами, такое толкование полностью (точно) соответствует тексту нормы, ее смыслу. Это значит, что применение после грамматического анализа всех иных способов толкования приводит к таким же выводам, какие вытекают из буквального текста [58].

Читайте также:  Гадание жечь бумагу толкование фигур

Таких норм, достаточно отчетливо выражающих волю законодателя, абсолютное большинство. Например, в ст. 399 ГК РФ сказано: «Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме». Или в ст. 32 Конституции РФ четко зафиксировано, что органы государственной власти и органы местного самоуправления могут избирать только граждане России. Как видно, действительное содержание (смысл) этих правовых положений точно соответствует их текстуальному выражению. Именно в этой связи говорят о совпадении «духа» (смысла) и «буквы» (текстуальной формы) закона и соответственно о буквальном толковании официального текста. Буквальное толкование не порождает споров, разногласий, что свидетельствует о том, что, как правило, воля, цели и интересы законодателя достаточно точно формулируются в законе.

Распространительное толкование – толкование, применяемое при несоответствии выражения нормы права и ее смысла, когда действительное содержание нормы оказывается шире словесного (текстуального) оформления.

Главное в этом виде толкования – результат, констатация того, что действительное содержание нормы права значительно шире (объемнее) ее текстуального выражения («буквы» закона). Так, ст. 1069 ГК РФ предусматривает ответственность за «вред, причиненный гражданину … в результате незаконных действий государственных органов…». Здесь слову «гражданин» следует давать распространительное толкование, учитывая то, что в такой ситуации вред должен быть возмещен и иностранному лицу и лицу без гражданства.

Обратим также внимание на содержание ст. 19 Конституции РФ, в которой говорится: «все равны перед законом и судом». Вместе с тем здесь слово «закон» необходимо трактовать распространительно, поскольку кроме законов есть и другие нормативные правовые акты (указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и др.), предписания которых в равной мере распространяются на всех или определенные категории граждан и иных лиц.

В учебной литературе отмечается, что все нормы, содержащие слова «другие», «и т.д.», «иные», «прочие», т.е. формирующие определенный перечень, предполагают распространительное толкование[59].

Ограничительное толкование основано на установлении того, что смысл нормы понимается уже, чем это прямо выражено в буквальной ее формулировке.

В процессе такого толкования трактовка законодательного текста сужается и доводится до ее действительного смысла. Например, в ст. 87 Семейного кодекса РФ устанавливаются обязанности совершеннолетних детей по содержанию нетрудоспособных родителей. Очевидно, не все дети обязаны следовать этому предписанию. От такой обязанности освобождаются нетрудоспособные дети, а также дети, которых родители не содержали и не воспитывали или были лишены родительских прав. Или: в ч. 1 ст. 32 Конституции РФ предусмотрено, что «граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей». Понятно, что термином «граждане» в данном случае обозначаются лишь взрослые, дееспособные люди. Главное здесь в том, что по смыслу указанных правовых предписаний видна необходимость ограничить действие правовой нормы более узкими рамками.

Отметим, что ни расширительное, ни ограничительное толкование не вносит никаких изменений в истинный смысл нормы права, поскольку в процессе толкования устанавливается воля законодателя.При использовании любой из названных разновидностей толкования (буквального и др.) должна быть ясность, определенность относительно анализируемых норм, прежде всего, в представлении лица, осуществляющего толкование. Соответственно должен сформироваться вполне определенный вывод, предшествующий принятию определенного решения.

Толкование по субъекту. В зависимости от субъекта, дающего соответствующее разъяснение правовых норм, выделяют официальное и неофициальное толкование.

1. Официальное толкование – исходящее от компетентного государственного органа (должностного лица) разъяснение содержания правовой нормы, имеющее обязательное значение для тех лиц, к которым оно обращено.

Особенности официального толкования:

1) дается уполномоченными государственными органами или должностными лицами, причем данные полномочия закрепляются в специальных актах;

2) имеет обязательный характер для исполнителей толкуемой нормы;

3) облекается в специальную юридическую форму (постановление, инструкция и др.);

4) является юридически значимым, так как ориентирует на единообразное понимание юридической нормы;

5) разъясняет действующие нормы и никаких новых не создает.

Можно сказать, что такое толкование, по сути, официальная «установка» относительно того, как правильно понимать конкретную норму. Подобная «установка» может содержаться, например, в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, обязательных для нижестоящих судов.

С учетом этого категория «официальное толкование» позволяет обратить внимание на следующее:

а) официальное толкование в Российской Федерации осуществляют только государственные органы, определенные законодательством. Это – высшие представительные органы, высшие судебные органы, Правительство РФ и др. (Президент РФ, Правительство РФ в порядке исполнения законов издают подзаконные акты, в которых могут содержаться и разъяснительные (истолковательные) положения);

б) основная цель официального толкования-разъяснения – обеспечить единообразное понимание содержания норм права и достижение их одинакового применения;

в) оно имеет обязательный характер для исполнения толкуемой нормы даже тогда, когда лица, реализующие юридическую норму не согласны с представленным толкованием-разъяснением;

г) в процессе толкования орган, разъясняющий норму права, издает акт толкования – интерпретационный акт. Нередко такой акт имеет ту же форму, что и иные нормативные документы государственных органов (постановление и др.).

Официальное толкование, в свою очередь, разделяется на нормативное (общее) толкование и казуальное (индивидуальное) толкование.

Нормативное (общее) толкование не связывается с конкретным случаем, а обладает общим характером, распространяется на все случаи, предусмотренные толкуемой нормой. Его цель – обеспечение единообразного понимания и целесообразного применения правовых предписаний. Необходимость в таком толковании может объясняться неясностью текста нормы законодательного акта, неправильной или противоречивой практикой применения правовых предписаний и иными причинами. В этой связи нормативное толкование носит общий характер, и его результаты обязательны при применении определенных норм права. Например, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ нижестоящим судам по применению того или иного закона. К актам нормативного толкования также относят: акты-разъяснения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ. Такое толкование неотделимо от самой нормы права, практикой ее реализации.

Читайте также:  Послание апостола иакова толкование видео

Официальное нормативное толкование может быть дано либо правотворческим органом по нормативным правовым актам, принятым им, либо иным государственным органом. Поэтому нормативное толкование подразделяется на аутентичное (авторское) и легальное (разрешенное, делегированное).

Аутентичное толкование – разъяснение, исходящее от того же самого органа, который издал толкуемую норму. Специального полномочия на такое толкование не требуется. Если соответствующий государственный орган наделен правом издавать нормативные правовые акты, то он обладает возможностью давать разъяснение этим актам. Подобные разъяснения могут даваться Государственной Думой РФ, Правительством РФ и другими правотворческими органами. Например, в статьях главы 30 Особенной части УК РФ в качестве субъекта преступлений признается должностное лицо. Что под ним следует подразумевать? Соответствующее определение содержится в примечании к ст. 285 УК РФ, раскрывающей смысл этого понятия.

Акты аутентического толкования общеобязательны и обладают соответствующей юридической силой. Они обязательны для тех, кто реализует разъясненный нормативный правовой акт.

Легальное толкование (разрешенное, делегированное) – осуществляемое не самим органом, издавшим толкуемый акт, а другими государственными органами по специальному на то полномочию, делегированному им государством. Такое толкование подзаконно и осуществляется теми субъектами, которым это разрешено, поручено. Так, Конституционный Суд РФ, не являясь правотворческим органом, осуществляет толкование Конституции Российской Федерации, содержащееся в его решениях. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», толкование, данное Конституционным Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Акты легального толкования обязательны лишь для тех лиц и объединений, на которых распространяется юрисдикция органа, осуществляющего толкование. Это могут быть налоговые, финансовые и иные органы. Официальное толкование может быть не только нормативным, но казуальным.

Казуальное (индивидуальное) толкование также относится к официальному виду. Такое толкование, судя по названию, не имеет общеобязательного значения; дается применительно к данному случаю; обращено к конкретным субъектам. Известно, что слово «казус» означает случай, отдельную ситуацию. В этой связи можно сказать так: казуальное толкование – официальное разъяснение содержания правовой нормы, даваемое компетентными органами по конкретному случаю. Также толкование подразделяется на два подвида: судебное и административное.

Судебное толкование норм права есть разъяснение смысла норм права, осуществляемые судами. Оно направлено на правильное и единообразное применение закона в деятельности судов и обязательно для них. Например, разъяснение вышестоящего суда по поводу и в связи с рассмотрением дела, если решения или определения нижестоящих судов по нему являются не соответствующими закону, неправильными. Назначение такого толкования наиболее отчетливо проявляется при рассмотрении дел в кассационной инстанции или в порядке надзора. Результаты казуального толкования находят выражение в мотивировочной части судебного решения.

Административное толкование норм права дается исполнительными органами власти и касается вопросов управления, социального обеспечения, финансов, налогов и др.

Итак, цель судебного и административного казуального толкования-разъяснения – правильное рассмотрение определенной правовой ситуации. Поэтому признается, что оно ограничивается рамками конкретного дела, имеет разовое значение. Однако, значение актов казуального толкования, даваемого вышестоящими судебными инстанциями, гораздо шире. Эти акты выступают для нижестоящих судебных органов в качестве образцов понимания и применения закона.

В отечественном правоведении преобладает мнение о том, что официальные акты толкования не создают новых правовых норм и не признаются источниками права. Их функциональное значение определяется вспомогательным, уточняющим характером.

Неофициальное толкование – толкование, исходящее от органов и лиц, не наделенных специальными полномочиями давать формально-обязательное разъяснение смысла юридических норм. Такое толкование осуществляется общественными организациями, научными, учебными заведениями, практическими работниками. Обычно оно выступает в форме советов, рекомендаций, суждений. Особенность этого вида толкования в том, что оно не носит обязательного характера, его рекомендации не вызывают формально-юридических последствий. Отмечается, что влияние неофициального толкования на правовое регулирование зависит главным образом от его правильности и убедительности (компетентности). Некоторые разновидности неофициального толкования оказывают существенное влияние на практику применения норм права.[60]

Неофициальное толкование подразделяется на обыденное, профессиональное (компетентное) и доктринальное (научно-теоретическое).

Обыденное толкование – это неофициальное разъяснение смысла правовой нормы лицами, не имеющими специальных познаний в сфере права, правового регулирования. Это обычно разъяснения, даваемые гражданами в повседневной жизни, в быту, а также публичными изданиями неюридического профиля. В таком толковании могут быть заблуждения, поверхностные суждения, опрометчивые выводы. Вместе с тем в подобном разъяснении может быть здравый смысл, ориентирующий на положительное отношение к праву, правовым предписаниям.

Профессиональное толкование – предполагает наличие у субъектов, дающих разъяснение, специальных правовых знаний. Имеется в виду толкование, осуществляемое прокурорами или адвокатами в судебном процессе, судьями на приеме граждан, работниками юридических служб, редакциями юридических журналов в специальных консультациях и обзорах. Несмотря на значимость, компетентность, обоснованность таких разъяснений, они не являются юридически обязательными и не влекут каких бы то ни было юридических последствий[61].

Рассмотренный вид деятельности оказывает существенное влияние на правотворческий и правоорганизационный процессы. В частности, высшие судебные инстанции, например, Конституционный Суд Российской Федерации, активно привлекает ученых-правоведов, иных специалистов более узкого профиля, чье заключение учитывается при разрешении наиболее сложных дел, связанных с применением гражданского, налогового, финансового законодательства и др. Позиции экспертов, привлекаемых для рассмотрения дел в Конституционном Суде РФ направлены на уяснение смысла оспариваемого явления. Разъяснения, даваемые экспертами Суда, выходят за рамки простой экспертизы, то есть квалификации. К примеру, экспертное заключение ведущего научного сотрудника Института государства и права Российской академии наук, доктора юридических наук, профессора Б.Т. Безлепкина по делу о проверке конституционности ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ст. 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР содержит ответы на 12 вопросов судьи докладчика Т.Г. Морщаковой. Существенно, что в ответах не только излагаются аргументы в пользу той или иной авторской позиции, они выходят на серьезные научные умозаключения с анализом эволюции правовых принципов, выявления правовой природы института возвращения дела для производства дополнительного расследования, пересмотра всей системы уголовно-процессуального законодательства[63].

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector