Аутентическое толкование правовой нормы это толкование кем

Аутентическое толкование норм права

Аутентическое толкование в советский период рассматривалось в качестве разновидности официального нормативного толкования. Разъяснение нормы осуществлялось органом, ранее ее установившим, а поскольку право данного толкования вытекало из компетенции органа, издающего нормы права, то это толкование иногда называли легальным, подчеркивая тем самым его обязательный характер для всех субъектов права[184]. Так, согласно п. 5 ст. 121 Конституции СССР, Президиум Верховного Совета СССР был наделен правом давать толкование законов СССР. Подобное право было закреплено и за Президиумами Верховных Советов союзных республик конституциями соответствующих республик. Президиум Верховного Совета СССР в рамках аутентического толкования разъяснял свои собственные указы. При этом акты аутентического толкования действующего законодательства Президиумами Верховных Советов союзных республик не подлежали обязательному утверждению на сессии Верховного Совета СССР, поскольку они не вносили ничего нового в законодательство.

В 50-е годы ХХ века в юридической науке шло обсуждение вопроса о том, что же такое «официальное толкование». Подводя итоги дискуссии, было заявлено, что официальное толкование – это неотъемлемая часть самой толкуемой нормы[185].

Против такого понимания официального толкования выступил П.Е. Недбайло, указывая, что признание толкований частью нормы, от кого бы оно ни исходило, открывает возможность для изменения содержания нормы путем толкования, что может привести к произвольным действиям в процессе их осуществления[186].

А.В. Мицкевич в связи с этим полагал, что неотъемлемая часть не может выходить за рамки толкуемого закона, дополнять его новыми правоположениями[187].

Большинство же правоведов поддержали мнение о том, что официальное толкование является неотъемлемой составной частью разъясняемого нормативного акта[188].

В советской юридической литературе был распространен взгляд на аутентические интерпретационные акты как на толкование действующего права. А.Я. Берченко и И. Сабо рассматривали аутентические акты как акты нормотворчества, а не акты толкования[189].

Н.Н. Вопленко настаивал, что аутентические акты – это акты толования, поскольку разъясняемая норма продолжала существовать в качестве основной наряду с аутентическим актом, а последний носит лишь вспомогательный характер. Р.С. Рез считал, что нормативный акт и акт аутентического толкования находятся в отношении соподчинения, при котором каждый сохраняет свои обособленность[190].

При этом в юридической практике государственных органов аутентическое толкование выступало по внешней форме, с одной стороны, как разъяснение позитивного права, а с другой стороны – оно иногда содержало в себе элементы развития законодательства.

Аутентическое толкование в современный период – это особый вид юридической деятельности на стадиях законотворчества и реализации права. Под аутентическим толкованием в юридической литературе понимается официальное, обладающее обязательной силой толкование всеми правоустановительными (правотворческими) государственными органами (представительными и исполнительными) изданных ими нормативно-правовых актов, осуществляемое по собственному усмотрению соответствующих органов в пределах их компетенции[191]. Это толкование, как полагают А.С. Пиголкин, В.М. Сырых, А.Ф. Черданцев, не требует наличия специального полномочия[192].

Задачами и целями такого толкования являются:

— установление подлинной воли законодателя, выраженной в данной норме, правильное ее применение[193];

— правильное, точное и единообразное понимание и применение закона, выявление той сути, которую законодатель вложил в данную норму[194];

— выяснение духа закона, намерений и целей, имевшихся в виду законодателем[195].

Основные причины аутентического толкования заключаются в сложности и нечеткости юридических формулировок (краткость, абстрактность, пространность норм); несовершенстве законодательной техники, поспешности в принятии некоторых правых актов, их слабой проработанности,; несовпадении норм и статей правовых актов, наличии бланкетных и отсылочных норм, нетипичных предписаний; в специфике юридических терминов и понятий, интерпретация которых требует специальных познаний, высокой квалификации; в отсутствии ясно и точно выраженной законодателем своей воли; норма права действует не изолированно, а в системе других норм, и только в этой взаимосвязи ее можно правильно истолковать.

Читайте также:  Метод толкования сновидений фрейд

При аутентическом толковании следует руководствоваться правовыми принципами, заложенными в Конституции Российской Федерации:

— принципом приоритета прав и свобод человека и гражданина (ст. 18);

— принципом конституционной законности (ч. 2 ст. 4);

— принципом единства политического и правового пространства (ст. 5);

— приоритетом международного права перед нормами национального законодательства, имеющего первостепенное значение при защите прав и свобод личности (п. 4 ст. 15).

В теории права продолжаются исследования взаимоотношений и связи аутентического толкования и правотворчества. Так, А.С. Пиголкин полагает, что аутентическое толкование наиболее близко соприкасается с правотворчеством, поскольку оно производится тем органом, который принял толкуемый акт, что создает возможность посредством толкования вносить изменения в действующее регулирование[197].

В. М. Сырых фактически не проводит границу между аутентическим толкованием и правотворчеством. Он утверждает, что Государственная Дума может толковать принимаемые ею законы; акты толкования выступают только в форме законов, при этом соблюдаются конституционные требования к процедуре их принятия, требуется одобрение Совета Федерации и согласие Президента Российской Федерации[198]. Между актом аутентичного толкования Государственной Думы и федеральным законом Сырых М.В. не проводит принципиальных различий.

Крайне негативное суждение об аутентическом толковании высказано В.С. Нерсесянцем. Он полагает, что господствующий в науке и на практике взгляд на аутентическое толкование противоречит основным началам права, правовой государственности и действующему законодательству, которое не наделяет правотворческие органы правом осуществлять официально-общеобязательное толкование каких-либо нормативных актов. Аутентическое толкование, по мнению ученого, как продукт и выражение неправовой практики государственных органов носит произвольный, самочинный характер и является – в отличие от легального толковании – толкованием нелегальным и неправовым. В условиях разделения властей один орган не должен обладать одновременно двумя функциями и двумя соответствующими правомочиями – изданием обязательного нормативного акта и осуществлением официально-обязательного толкования. В.С. Нерсесянц только легальное судебное толкование рассматривает как правомерное официально-обязательное толкование, поскольку аутентическое толкование, по его мнению, ведет к отрицанию правопорядка и законности в стране, к разрушению иерархии источников действующего права, к девальвации роли закона и бюрократизации нормативной системы[199].

В.А. Петрушков разделяет взгляд В.С. Нерсесянца о том, что аутентическое толкование недопустимо и необходимо его прямо запретить законом[200].

В связи с этим следует обратить внимание на то, что нормотворческий орган должен иметь право на толкование собственных актов. Кто как не он вправе внести ясность, четкость, единообразие в понимание и применение изданных таким органом юридических норм.

Еще в 1996 году депутатами Государственной Думы был разработан проект Закона РФ «О нормативных правовых актах Российской Федерации». В ст.1 законопроекта указывалось на необходимость установления единых требований к толкованию и систематизации законов и иных нормативных актов. Глава 4 проекта данного закона называлась «Толкование и разъяснение правовых актов Российской Федерации». Ст. 51 законопроекта предусматривала, что Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ, Государственная Дума осуществляет толкование федеральных конституционных и федеральных законов, которое оформляется постановлением Государственной Думы (ст. 52 проекта). Президент Российской Федерации по законопроекту обладал правом разъяснять свои указы. Толкование иных нормативных правовых актов должно было осуществляться исключительно теми нормотворческими органами, которыми они принимались или издавались (ст. 54 проекта). Однако, к сожалению, законопроект так и не был принят.

Значительный вклад в разработку доктрины аутентического толкования внес Коснтитуционный Суд РФ. Исходя из его постановлений можно выделить сущностные черты аутентичного толкования. Оно должно происходить в системном единстве и взаимосвязи с положениями Конституции РФ. В его ходе должен оцениваться как буквальный смысл, придаваемый иным толкованием, сложившейся правоприменительной практикой, исходя при этом из его места в системе правовых актов; исключается его толкование в смысле, противоречащем конституционным нормам (п. 3 Постановления Конституционного Суда от 28 марта 2000 г. № 5-П). Одновременно разъясняются положения, связанные неразрывной связью и имеющие единый предмет правового регулирования. Истолкование норм вне их системной связи и нормативного единства с нормами, регулирующими подобные правовые отношения, означает придание ему смысла, противоречащего аутентическому смыслу и цели данных законоположений.

Читайте также:  Для иудеев соблазн для эллинов безумие толкование

Толкование должно осуществляться в соответствии с международными договорами РФ. При аутентическом толковании должно обеспечиваться конституционное истолкование норм права; не должны нарушатся конституционные права и гарантии этих прав, должен достигаться баланс конституционно защищаемых ценностей (п.п. 3 и 5.3. Постановления Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2006 года № 3-П).

Конституционный Суд РФ разъяснил, что Основной закон не содержит нормы, допускающей разъяснение или официальное толкование федеральных законов палатами Федерального Собрания. Поскольку в законотворческом процессе участвуют не только Государственная Дума, но и Совет Федерации, и Президент РФ, то нет никаких конституционных оснований к тому, чтобы официальное толкование законов (аутентическое) осуществлял лишь один их участников законотворческого процесса, то есть Государственная Дума. Следовательно, акт толкования должен приниматься, подписываться и обнародоваться как акт законодательного органа, посредством которого осуществляется официальное, имеющее силу закона разъяснение федерального закона. Разъяснение, принятое в форме постановления Государственной Думы, то есть без соблюдения требований ст.ст. 105, 106, 107 Конституции РФ, предъявляемых к принятию федеральных законов, не может рассматриваться в качестве акта Федерального Собрания – законодательного органа РФ. Будучи актом лишь одной из его палат, такое постановление не является аутентическим официальным разъяснением закона.

Аутентическое толкование юридических норм – это совокупность конкретных мыслительных операций по обработке текста соответствующих актов. Структурными элементами такого толкования выступают: объект, предмет, субъект, способ и результат.

Объектом толкования выступают правовые нормы. Предмет аутентического толкования – текст нормативного правового акта. Аутентическое толкование – процесс познания права, состоящий из уяснения и разъяснения смысла и содержания норм, выраженных в нормативных правовых актах, в целях правильного и единообразного понимания и реализации предписаний, содержащихся в юридических нормах, соответствующими субъектами права.

В ходе аутентического толкования используются знания языка, знания о системе права, связях интерпретируемой нормы с другими нормами; знания о истоках нормы права, об условиях, обстоятельствах реализации нормы. Аутентическое толкование охватывает два слагаемых, две составляющих единого процесса интерпретации: уяснение и разъяснение смысла нормативного предписания.

Огромное практическое значение аутентического толкования в том и состоит, что правотворческий орган осуществляет толкование собственных юридических норм. Этот орган знает «дух» своего нормативного предписания, остается только претворить его в «букву» закона.

Вторую часть процесса толкования составляет объяснение – это изложение сущности, подробностей, деталей для того, чтобы сделать что-либо ясным, понятным, известным. Разъяснение – подробное, обстоятельное объяснение. Пояснение – дополнительное, попутное объяснение.

Важно проводить грань между разъяснением уже существующих норм и созданием новых правовых установлений. Цель разъяснения нормы – установление действительного смысла, установленного законом правила, его объяснение и уточнение, если в силу каких-либо причин оно выражено не с должной полнотой, четкостью и ясностью[201]. Толкование не может и не должно вносить поправок и изменений в действующие нормативные правовые нормы.

Способы аутентического толкования норм права – это приемы (методы) рассуждения, устанавливающие единообразные критерии анализа нормативно-правовых предписаний. Система способов толкования включает грамматический способ, системный, логический и исторический[202].

Читайте также:  Говорить на разных языках толкование

Результат аутентического толкования находит отражение в законе-разъяснении Федерального Собрания РФ, постановлении Государственной Думы РФ, указе Президента РФ, постановлении Правительства РФ, акте-разъяснении законодательного органа субъекта РФ, методическом разъяснении, определении-разъяснении Конституционного суда РФ, разъяснении общественной организации.

Аутентическое толкование также является формой конкретизации нормы права. Субъект аутентического толкования конкретизирует как норму права, так и термины, примененные в соответствующем нормативном акте, наполняет содержанием употребленные в нем понятия; в рамках данного вида толкования происходит детализация права и насыщение его новым содержанием.

Таким образом, аутентическое толкование норм права – это форма конкретизации нормы права; урегулированный нормами права вид юридической деятельности, осуществляемой правотворческим органом и состоящий в уяснении и разъяснении собственных нормативных правовых актов с целью устранения неясности, неточности, достижения единообразия в понимании и применении данной юридической нормы.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Источник

Понятия легального и аутентичного толкования

Нормативным толкованием является официальное разъяснение правовой нормы компетентным органом, обязательное для всех лиц и органов, которые прямо подпадают под юрисдикцию этого органа, производящего толкование. Оно распространяется на весь круг случаев, предусмотренных толкуемой правовой нормой, обеспечивая тем самым единообразное и правильное проведение в жизнь предписаний этой нормы.

Официальное толкование юридических текстов либо происходит в процессе правоприменения, либо, как абстрактное нормативное толкование, в рамках специальной процедуры (нормативное толкование должно осуществляться по конкретному поводу, а не вообще “в связи с обнаружившейся неопределенностью” в понимании юридического текста).

“Аутентичным” (“аутентическим”) в советской и постсоветской литературе называют толкование, которое якобы дает сам автор юридического текста. Например, официальное толкование закона, которое дает сам законодатель — это аутентичное толкование. Предполагается, что законодателю не требуется специальное законное дозволение, чтобы толковать свой же закон. Соответственно “легальным” называется такое официальное толкование, которое дает другой субъект, не тот, который установил закон или иной толкуемый акт. Также предполагается, что такой субъект должен обладать особым “легальным основанием” для того, чтобы заниматься официальным толкованием права.

“Легальное” толкование именуется также “делегированным”. Это означает, что автор текста, который якобы обладает прерогативой официального толкования своего текста, делегирует это полномочие другому субъекту.

В действительности “аутентичного” толкования не бывает. Сама конструкция “аутентичного толкования” свидетельствует о непонимании вопроса. Автор не может быть интерпретатором собственного произведения. Если автор некоего текста создал новый текст, в котором предписал “правильное” понимание первого текста, то это значит, что он попросту создал новый объект для толкования интерпретаторами. Если правоустановительный орган считает, что смысл изданного им нормативного акта недостаточно ясен или искажается правоприменителями, он может внести изменения в этот акт, дополнить его дефинициями и даже издать новый нормативный акт, разъясняющий положения первого. Но он не может обязать правоприменителей (интерпретаторов) толковать свои акты только так, как ему угодно. Например, не исключено, что законодатель будет требовать такого толкования и применения закона, которое суды сочтут противоречащим конституции.

Отсюда ясно, что и понятие “легальное толкование” не имеет смысла. Уже сам термин “ле-

гальное толкование” следует признать негодным. Ибо официальное толкование не может быть нелегальным. Во-вторых, это понятие используется в паре с понятием “аутентичного” толкования; предполагается, что государственный орган дает толкование нормативных актов в силу того, что он вправе их издавать, либо в силу закона, наделяющего его таким полномочием.

Но поскольку “аутентичного” толкования не существует, получается, что для любого официального толкования необходимо законное основание.

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector