Артикул воинский с кратким толкованием и с процессами

Артикул воинский с кратким толкованием

Артикул воинский с кратким толкованием

Напечатан повелением Ея Императорского Величества. Вторым тиснением в Санкт-Петербурге при Императорской Академии наук 1735 года

Божиею милостию, мы, Петр Первый, Царь и Самодержец Всероссийский, и прочая, и прочая, и прочая.

Повелеваем всем обще нашим генералам, штаб-, обор– и унтер-офицерам и солдатам, как подданным, так и чужестранным, в службе нашей пребывающим, покорным и послушным быть по своей должности, и все пункты сего Артикула право исполнять, и всякому особо высокого и низкого чина без всякого изъятия нам, яко государю своему, присягу чинить: в том, дабы им верно, честно, с доброю охотою себя содержать, и как сии последствующие пункты в себе содержать, как честным воинским людям благопристойно, против всех наших и государств наших неприятелей, телом и кровию, хотя и в поле, во осадах, сухим и водяным путем прилучится, служить, и по крайней возможности тщательно радеть, и чтоб им наш и государств наших подданных убыток отвращати, и против того же прибыток и лучшую пользу знати и вспомогати, и в том никакого ради страха не отбегать, ниже трудов жалеть толь долго, пока Бог всякому живот продолжит.

И дабы неведением никто не отговаривался, надлежит сей Артикул на смотрах, а особливо при всяком полку по единожды прочитать в неделю, чтоб всяк своего стыда, наказания и бесчестия удалялся и бегал, против того ж о благодеянии, храбрости и повышении прилежание имел.

Каким образом присягу или обещание чинить.

От генералов и до фендриха.

Положить левую руку на Евангелие, а правую руку поднять вверх с простертыми двумя большими перстами,

А солдатам [понеже их множество] правую только руку поднять пред предлежащим Евангелием, и говорить за читающим присягу, и, по прочтении, целовать Евангелие.

Сия присяга бывает генералитету в Воинской консилии, а штаб-, обер– и унтер офицерам и солдатам при полку или роте, при распущенном знамени.

Присяга, или Обещание всякого воинского чина людям

Я [имярек] обещаюсь Всемогущим Богом служить всепресветлейшему нашему Царю Государю верно и послушно что в сих постановленных також и впредь поставляемых воинских артикулах, что, оные в себе содержати будут, все исполнять исправно. Его Царского Величества государства, и земель его врагам, телом и кровию в поле и в крепостях, водою и сухим путем, в баталиях, партиях, осадах, и штурмах, и в прочих воинских случаях.

Какова оные звания ни есть, храброе и сильное чинить противление, и всякими образы оных повреждать потщусь. И ежели что вражеское и предосудительное против персоны Его Величества или его войск, такожде его государства людей или интересу государственного, что услышу или увижу, то обещаюсь об оном по лучшей моей совести и сколько мне известно будет, извещать и ничего не утаить. Но толь паче во всем пользу его и лучшее охранять и исполнять.

А командирам моим, поставленным надо мною, во всем, где Его Царского Величества войск государства и людей благополучию и приращению касается, в караулах в работах и в прочих случаях, должное чинить послушание и весьма повелению их не противитися.

От роты и знамя где надлежу, хотя в поле обозе или гарнизоне, никогда не отлучаться, но за оным, пока жив, непременно, добровольно и верно так, как мне приятна честь моя и живот мой, следовать буду. И во всем так поступать, как честному верному, послушному, храброму и неторопливому солдату надлежит. В чем да поможет мне Господь Бог всемогущий.

Понеже сия присяга в обще всякому чину положена, того ради надлежит тому, кто к присяге приводит, выписывать, которому чину что принадлежит, а унтер офицерам и солдатам все.

Богу единому слава.

Воинским артикулам глава первая. О страхе Божии

Хотя всем обще и каждому христианину без изъятия надлежит христианско и честно жить, и не в лицемерном страхе Божии содержать себя: однако же сие солдаты и воинские люди с вящею ревностию уважать и внимать имеют. Понеже оных Бог в такое состояние определил, в котором оные часто бывают, что ни единого часа обнадежены суть, чтоб они наивящим опасностям живота в службе Государя своего подвержены не были.

И понеже всякое благословение, победа и благополучие от единого Бога всемогущего, яко от истинного начала всего блага и праведного победодавца, происходит. И Оному токмо молитися и на Него надежду полагати надлежит. И тако сие наипаче всего иметь во всех делах и предприятиях, и всегда благо содержать: того ради через сие все идолопоклонство, чародейство (чернокнижество) наикрепчайше запрещается, и таким образом, что никоторое из оных отнюдь ни в лагере и нигде инде не будет допущено и терпимо.

И ежели кто из воинских людей найдется идолопоклонник, чернокнижец, ружья заговоритель, суеверный и богохулительный чародей: оный, по состоянию дела, в жестоком заключении, в железах, гонянием шпицрутен наказан или весьма сожжен имеет быть.

Толкование. Наказание сожжения есть обыкновенная казнь чернокнижцам, ежели оный своим чародейством вред кому учинил или действительно с диаволом обязательство имеет. А ежели ж он чародейством своим никому никакого вреду не учинил и обязательства с сатаною никакого не имеет, то надлежит, по изобретению дела, того наказать другими вышеупомянутыми наказаниями, и при том церковным публичным покаянием.

Кто чародея подкупит или к тому склонит, чтоб он кому другому вред учинил, оный равно так, как чародей, сам наказан будет.

Толкование. Что один через другого чинит, почитается так, яко бы он сам то учинил.

Кто имени Божию хулению приносит, и оное презирает, и службу Божию поносит, и ругается слову Божию и Святым Таинствам, а весьма в том он обличен будет, хотя сие в пиянстве или трезвом уме учинится: тогда ему язык раскаленным железом прожжен, и потом отсечена глава да будет.

Кто Пресвятую Матерь Божию Деву Марию и святых ругательными словами поносит, оный имеет, по состоянию его особы и хуления, телесным наказанием отсечения сустава наказан или живота лишен быть.

Ежели кто слышит таковое хуление и в принадлежащем месте благовременно извету не подаст, оный имеет, по состоянию дела, яко причастник богохуления, живота или своих пожитков лишен быть.

А ежели слова оного ругателя никакого богохуления в себе не содержат и токмо из легкомыслия произошли, а учинится то единожды или дважды, тогда имеет преступитель четырнадцать дней в железа заключен быть и жалованье его на месяц в шпиталь вычтено, или гонянием шпицрутен наказан, а в третие аркебузирован (расстрелян) быть.

Толкование. Ежели, в помянутой вине, преступитель не смертию, но токмо на теле будет наказан, то может и церковное публичное покаяние при том же учинить.

Пресвятое и достохвальное имя Божие да не восприемлется всуе, в клятве, божбе и лже. И ежели кто найдется, который сие в сердце или с должной ревности чина своего учинит, оный имеет, по состоянию своего чина, некоторое число денег в шпиталь дать или в присутствии регименту мушкеты, пики или карабины носить.

Глава вторая. О службе Божии и о священниках

Служба Божия имеет отправлятися по вся утра и вечеры и полдень (как о том установлено уже и публиковано в печатных молитвах) с пением и молением, в лагерях. И дабы при том все духовные присутствовали: того ради надлежит, как при начинании, так и при окончании службы Божия, в трубы у командующего генерала над войском знак дать, и потом от полку до полку барабаны бить или на трубах трубить, и тако службу Божию начинать и оканчивать.

Если офицер без важной причины при молитве присутствен не будет, тогда надлежит за каждую небытность по полтине штрафу с него в шпиталь брать, а рядового в первые и вдругорядь ношением ружья, а в третие – заключением в железа на сутки наказать.

Когда офицер при молитве пьян явится, а через оное пиянство другим соблазн учинит: тогда оный имеет в первые и вдругорядь арестом у профоса наказан, а в третие на несколько времени от службы отставлен и рядовым учинен быть.

А рядовой, который в таковом же образе обрящется, имеет быть в железа посажен.

Всем офицерам и рядовым надлежит священников любить и почитать. И никто да не дерзает оным как словом, так и делом досаду чинить, и презирать, и ругаться. А кто против того погрешит, имеет, по изобретению его преступления, вдвое так, как бы то над простолюдином (над другим) учинил, наказан быть.

Насупротив того, учрежденные священники в гарнизонах и при полках и везде должны прилежать к непорочной, трезвой и умеренной жизни. А если который из священников обрящется в своей науке, животе и поступках нечестив и беззаконен, и другим жизнию своею соблазн чинит, оный имеет за сие к духовному суду отослан быть, и от оного, по изобретению вины, наказан: чина и достоинства своего лишен.

Когда священник без знатной причины (а именно: разве за болезнию и таковыми подобными) службу Божию отправлять не будет, тогда имеет, вместо наказания, за каждое свое отбытие по 1 рублю в шпиталь дать. А ежели оный во время службы Божия пиян будет, тогда оный имеет в первый и другий раз от начального священника при войске жестоко за то наказан. А в третий к духовному суду отослан, и потом своего чина и достоинства лишен быть.

Сколь скоро к молитве и службе Божией звычайный знак дан будет, имеют тогда все маркетентеры, купцы, харчевники и шинкари лавки свои запереть, и отнюдь никаких товаров, ни пива, ни вина не продавать. Разве когда больной для своей нужды требовать будет. Кто против того погрешит, онаго все товары отписаны будут, и из тех едина часть в шпиталь, а другая евалтигеру, который будет над тем надзирание иметь, дастся.

Банкеты и все суетные излишние забавы надлежит во время службы Божия отставить. Кто против того преступит, оный имеет штрафу несколько денег в шпиталь дать.

Глава третья. О команде, предпочтении и почитании вышних и нижних офицеров, и о послушании рядовых

Во-первых, имеют и принуждены все вышние и нижние, которые воинского чина люди суть, кто бы они ни были, наивящее и единое свое намерение к службе его царского величества, яко самовластного монарха, от своих государств и земель употребить. Такожде везде, где его царское величество своею высокою особою присутствен, то всех начальников власть и сила отнята есть, кроме тех, которым от его величества нарочно что управить повелено будет.

Толкование. Такое же равное наказание чинится над тем, которого преступление хотя к действу и не произведено, но токмо его воля и хотение к тому было, и над оным, который о том сведом был, а не известил.

Кто против его величества особы хулительными словами погрешит, его действо и намерение презирать и непристойным образом о том рассуждать будет, оный имеет живота лишен быть и отсечением главы казнен.

Толкование. Ибо его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен. Но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять. И яко же о его величестве самом в оном артикуле помянуто, разумеется тако и о его величества цесарской супруге, и его государства наследии.

Читайте также:  Единство в многообразии толкование

При сем имеют все офицеры и солдаты фельдмаршалам и генералам всякое должное почтение воздавать, и оным, сколь долго они в его царского величества службе суть, послушны быть. А если кто дерзнет оным или единого из них непристойными и насмешливыми словами поносить (однако ж не такие слова, которые чести касатися не будут), оный имеет, по важности своих слов и состоянию особы, пред воинским судом публично отпущение своея вины просить, или заключением, или каким иным наказанием, по благорассуждению наказан быть.

Кто фельдмаршала или генерала бранными словами поносить, или в компаниях и собрании прочих предосудительные слова, их чести касающиеся, говорить будет, тот имеет телесным наказанием наказан быть или и живота лишен.

Никто отнюдь не дерзает оного бить или грабить, или вредить оному, который от его величества, от фельдмаршалов или генералов, охранительной лист и сальвогвардию имеет, кто б он ни был, приятель или неприятель; но оная охорона имеет от всех надлежащим образом почтена быть. И кто против того погрешит, живота будет лишен.

Толкование. Двоякие сальвогвардии суть: (1) состоит в залогах, когда един или многие солдаты даны бывают, для охранения от всяких насильств и обид; (2) состоит на письме, которая по прошению дается, дабы все в помянутом охранительном листе упомянутые вещи и особы, которые под охранение государя приняты, от всех насильств свободны были.

И оные листы имеют у ворот или над дверьми, или публичном каком месте прибиты быть, дабы каждый оныя видеть и прочесть мог. Ибо тот не может сальвогвардии нарушить, который не ведает, что таковая кому дана; такожде сальвогвардии не нарушаются одними словами, но токмо действом.

Толкование. По сему артикулу никакой офицер, ни солдат не может оправдатися, хотя с ним от фельдмаршала и генерала непристойным образом поступлено будет, и ему от них некоторым образом оскорбление славы учинится. Ибо почтение генеральству всеконечно и весьма имеет ненарушимо быть. Однако же таковому обиженному свободно есть о понесенном своем бесчестии и несправедливости его величеству или в ином пристойном месте учтиво жалобу свою принесть, и тамо о сатисфакции и удовольствовании искать и ожидать оные.

Равномерное же право, как о фельдмаршалах упомянуто, имеют полковники, подполковники, майоры и все прочие полковые офицеры, и надлежит каждому своего начальника должным образом почитать, и от подчиненного своего возыметь оное почтение.

Если рядовой грозить будет своего сержанта, фуриера, каптенармуса или капрала бить, или, браня, уязвить оного, или оному противитися будет, когда ему что повелят к службе его величества управлять, и случится сие в походе против неприятеля или в лагере, в котором караулы расставлены: тогда оный лишен будет живота. А ежели вне помянутых случаев приключится, надлежит жестоким наказанием наказать, а именно шпицрутенами.

Буде офицеру или солдату в его величества службе от начальника своего что управить повелено будет, а он того из злости или упрямства не учинит, но тому нарочно и с умыслом противитися будет, оный имеет, хотя вышний или нижний, всемерно живота лишен быть.

Буде же кто от лености, глупости или медлением, однако ж без упрямства, злости и умыслу оное не управит, что ему от его начальника повелено, оный имеет, по состоянию и важности дела, от службы либо весьма или на довольное время отставлен быть, и по вся разы, на сколько времени он отставится, за рядового служить.

Толкование. Такожде долженствует оный офицер, которому указ дастся, по оному указу весьма поступать, и отнюдь из того, что уронить или умедлить, или что прибавить, да не дерзает, хотя б и доброе окончание тому делу было. Однако ж он по вышереченному артикулу достойно себя наказание учинил.

Також имеет подчиненный от всякого непристойного рассуждения об указах, которые ему от его начальника даны, весьма воздержаться: а если кто противо того учинит, а особливо тогда, когда с неприятелем в бой вступят, или иная тому подобная учинится потреба, то оного, по окончании того дела, за непристойное его дерзновение лишением чести наказать.

Толкование. Ибо начальнику принадлежит повелевать, а подчиненному послушну быть. Оный имеет в том, что он приказал, оправдатися, а сей ответ дать, как он повеленное исправил.

Если от вышних офицеров указами что повелено будет, а против того кто имеет припомнить нечто, через которое он чает его величества интересу более вспомощи, или опасаемое какое несчастие и вред отвратить, тогда он должен сие честно своему командиру донесть, или когда он время к тому иметь может, мнение свое фельдмаршалу или генералу самому с покорностию объявить. Буде его припомнение не за благо изобретено будет, тогда долженствует он то чинить, что ему повелено.

Такожде когда офицер другому, который его чином меньш, или подчиненному, или слуге его прикажет, что нужда и должность к его величества службе требовать будет, и оный офицер то учинить должен будет, и да долженствует оный, хотя он от другого полку, так послушен быть, яко бы своему собственному офицеру.

Оные офицеры, которые по фельдмаршалах и генералах командировать будут, могут правда в даваемых указах своих угрожения прибавить, дабы тем столь вящею ревностию к действу приведены были, однако ж имеют при том весьма воздержаться от всех поносных и чести касающихся слов, если не похотят накрепко наказаны, и, по состоянию дела, весьма или на несколькое время от чину отставлены быть.

Такожде никто из офицеров да не дерзает обретающихся под своею командою солдат, без важных и пристойных причин, которые службе его величества не касаются, жестоко бить или уязвить. Кто против того преступит, воинскому суду представлен и потом, по изобретению дела, наказан будет. А если он то часто чинить будет, имеет своего чина лишен быть: ибо он тот чин всуе употребил.

Никто да не дерзает судей, комиссаров и служителей провиантских, такожде и оных, которые на экзекуции присылаются, бранить и в делах, принадлежащих их чину, противится или какое препятствие чинить, но оным всякое почтение воздавать. Кто погрешит против того, имеет в том прощения просить, или заключением наказан, или, по состоянию дела, чести или живота лишен быть.

Толкование. Понеже таковые особы все обретаются под его величества особливою протекциею и защитою, и кто в делах, принадлежащих их чину, противное учинит, оный почитается, яко бы он его величества протекцию презрил.

Все указы, которые или в лагерях, или в крепостях, при трубах, барабанах, или при пароле объявятся, имеет каждый необходимо исполнять. А кто тому явится противен и преслушен, оный достойно себя при сем помянутого наказания сочинил.

Толкование. Если никакого наказания в указе против преступников не включено, но указ без объявления оного токмо выдан, то тогда поступает судья в наказании преступления по тому, как в 27 и 28 артикулах упомянуто.

Глава четвертая. О самовольном обнажении шпаги, о тревоге и карауле

Кто из офицеров или рядовых, в присутствии фельдмаршала или командующего генерала, или при бою, походе, или во время и оном месте, где воинский суд, или на оном месте, и во время, когда служба Божия отправляется, или во время расставленного караула, хотя в городах, лагерях или крепостях в сердцах свою шпагу обнажит в том намерении, чтоб уязвить, – оный имеет, хотя он никакого вреда не учинит, живота лишен аркебузированием будет.

По расставлении караулу и после бою тапты или в ночи, никто да не дерзает непотребную тревогу или какой крик учинить, разве когда приказ или нужда требовать будет. Кто против того погрешит, имеет живота лишен быть.

Толкование. При сем надлежит судье внимать и осмотреть, что оная тревога из злости ли нарочно, или внезапно, или иных ради причин учинена, и в таком случае надобно упомянутое в вышереченном артикуле наказание убавить и, по рассуждению, наказать.

Когда знак на караул дастся, никто да не дерзнет умедлить, кто к оному учрежден. Если офицер учинит, имеет один месяц за рядового служить, а рядовой посажением в железа наказан быть.

Офицер, который на валу или ином каком месте караул имеет, да не дерзает без позволения (хотя в лагере или гарнизоне) коменданта или вышнего офицера с караулу сходить, под опасением лишения живота. Оных же всех надлежит, которые на вал взойдут, расспросить. А ежели караульный что подозрительного найдет, тогда имеет о том коменданту донесть. А иностранные и незнакомые, без позволения и указу комендантского, ежели взойдут на вал, наказаны будут.

Толкование. Такожде не вельми охотно позволяется, чтоб офицер другого, который караулу на том месте не имеет, на караул с собой брал, дабы караульный через компанию к пиянству, игре и сему подобному побужден не был, и через оное что на карауле своем просмотрел.

Каждый офицер, который в крепости, лагере, на валу, у ворот или в поле караул имеет, должен в том ответ дать. Ежели он то презрит, что исправить должен, или на карауле своем неосмотрителен и неосторожен и ленив будет, оный имеет живота лишен быть, аркебузирован (расстрелян).

Толкование. Ибо караул есть живот крепости и лагеря, и не токмо един генерал, но и все войско во время сна своего надежду имеет на караульных. Караул есть наизнатнейшая служба, которую солдат в войне отправляет.

А который в лагере, поле или в крепости на карауле своем уснет, или напьется пьян так, что своего караулу отправить не может, или прежде смены с караула пойдет и оставит свое место: хотя б офицер или рядовой был, расстрелян быть имеет.

Толкование. Буде же караул иногда не с лености или от неосторожности, но за приключившеюся болезнию ему, или телесною слабостию уснет, а не в опасном месте оный поставлен. Или случится в такое время, что ни страху ниже неприятеля при том не будет; такожде если караульный, при приключенной той слабости, от другого караульного во отдалении стоит и не может о своей слабости оному сказать, дабы о том офицеру, стоящему на карауле, известить, чтоб оный другого вместо больного командировал.

Такожде, когда солдат вновь в службу принят, и воинского артикулу не слыхал, и не знает еще, какая сила есть в том, что не спать на карауле, то все сии причины имеют от судьи в приговоре уважены быть, и может наказание вместо смерти в гоняние шпицрутенами превратить.

А оный, который с караулу сойдет прежде смены, не оправдится тем, хотя скажет, что сверх надлежащего времени стоял. Ибо он должен до того времени стоять, пока он сменится. А ежели и он свыше того времени принужден был стоять, однако должно ему тогда жалобу приносить, когда сменится.

Понеже офицер и без того, который в непрестанном пьянстве или прочих всегдашних непотребностях найден будет, от службы отставлен, и его чин другому годному офицеру дан имеет быть.

Когда кто пьян напьется и в пьянстве своем что злого учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощение получил, но по вине вящею жестокостию наказан быть имеет.

Толкование. А особливо, ежели такое дело приключится, которое покаянием одним отпущено быть не может, яко смертное убийство и сему подобное: ибо в таком случае пьянство никого не извиняет, понеже он в пьянстве уже непристойное дело учинил.

Читайте также:  Свидетели иеговы толкование библии

Всяк долженствует часового и прочие караулы, патрулиры и рунды в обозах, городах и крепостях пристойным образом почитать, и оным, когда окликают, учтиво отвечать. Если кто дважды окликан будет со угрожением, а ответу часовому не учинит, а часовой по нем выстрелит, тогда той имеет самому себе оный вред или несчастие причесть, ежели какой ему таким образом приключится, а часовой от всякого наказания свободен. Однако же часовой во осмотрении имети должен сие чинить в опасных местах.

Если кто дерзнет часового, патрулир или рунд бранить, или оному противитися будет, когда оным повелено будет кого за арест взять. Если сие офицер учинит, лишится чина своего и имеет за рядового служить, пока паки выслужится, а рядовой гонянием шпицрутен наказан будет.

Буде же кто против караулу или часового, такожде против патрулира и рунды, шпагу обнажит, или на оных нападет, или учинит оным какой вред и препятствие, оного надлежит без всякой милости аркебузировать (расстрелять).

Насупротив того, долженствуют караулы, рунды и патрулиры в своих мерах себя содержать. И отнюдь бы сами не дерзали начало и причины ссорам и к возмущению подавать, мимоходящих никакими непристойными поступками и невежеством к тому злу побуждать. А если кто против того поступит, оного надлежит, по состоянию дела и чину тех особ, отставлением от чину, гонянием шпицрутен и жесточае наказать.

Кто ночью в крепостях или в городах, на улице какой крик или какие излишества учинит: если кто из офицеров учинил оное, то имеет он и которые с ним были, каждый, вместо наказания, жалованье свое двумесячное в шпиталь дать, а рядовой заключением в железа наказан будет.

Всяк должен примечать прилежно пароли и лозунги, которые отдаются. А кто найдется, что он оные запомнил, и вместо того какой иной имеет, тогда, по обстоятельству и состоянию дела, на теле наказан или чести и живота лишен будет.

Глава пятая. О всякой солдатской работе

Никто из солдат да не дерзает противитися исправлять оное надлежащим образом, что ему к его величества и войска службе и прибытку, или работанием в крепостях, в лагерях, на кораблях или где-нибудь приказано будет. А кто явно в том противитися будет, оный имеет быть, яко преслушник, аркебузирован.

Должны офицеры солдат к работе побуждать и прилежно смотреть, чтоб все исправно было сделано. Кто в том мешкателен [медлителен] обрящется, оный жестоко наказан будет.

Кто работу, на которую он командирован, прогуляет или с оной пойдет, не окончив ее, имеет быть по розыску наказан.

Толкование. Хотя он, сверх своей очереди, иногда с досады своего офицера на работу командирован: однако ж не надлежит от оной укрываться и отбыть, но надобно оное исправить. А по окончании той работы свободно есть ему о неправом командировании жалобу принесть, что и во всех других командированиях смотреть надобно.

Ежели кто из офицеров солдатам, под командою его сущим, что-нибудь прикажет, которое к службе его величества не касается и службе солдатской непристойно, тогда солдат не должен офицера в том слушать и имеет сие в военном суде объявить; за сие оный офицер, по состоянию дела, от воинского суда накажется.

Толкование. Команда офицерская более не распространяется над солдатами, токмо сколько его величества и его государства польза требует. А что к его величества службе не касается, то и должность солдатская того не требует чинить.

Такой ради причины, никто как вышний, так и нижний офицер, да не дерзает своих солдат к своей партикулярной службе и пользе, хотя с платежом или без платежа, на трудную и тяжкую работу принуждать. А кто против сего артикула учинит, лишится чести, чина и имения своего.

Однако же когда офицер вскорости людей своих при себе иметь не возможет, и ради малой и легкой помощи и пособления кого из солдат попросит, а оная работа без великого труда и тягости учинитися может, тогда да не дерзают солдаты в том, хотя в поле или где инде, противитися или невежествовать.

А ежели солдат, когда караулу и иной какой его величества службы и работы не имеет, и похочет своему или другому офицеру добровольно своим портным или сапожничьим ремеслом услужить и на оного работать, то ему в том позволяется. Однако же надлежит офицеру о том своего вышнего уведомить, а солдату за работу справно заплатить. А когда его очередь к караулу или работе его величества придет, оного бы отнюдь за своею особливою работою удерживать и препятствовать не дерзали.

Глава седьмая. О смотре

Никто, как из вышних, так и из нижних офицеров, да не дерзает противитися, чтоб на смотре (в уреченное и заблагообретенное время от фельдмаршала, генералов или комиссаров) самому не явитися и солдат своих к смотру не поставить. Кто сие нарушит, имеет, яко бунтовщик, наказан быть.

Больные при смотре имеют выставлены, или от комиссаров осмотрены быть, или от лекарей свидетельство иметь.

При смотре долженствует всяк с своим ружьем явитися, а отнюдь у другого ничего не брать, и кто сие учинит, оный шпицрутенами или иным наказанием будет наказан.

Кто себя больным нарочно учинит, или суставы свои переломает, и к службе непотребными сочинит, или лошадь свою самовольно испортит в том мнении, чтоб отставлену быть от службы, оному надлежит ноздри распороть, и потом его на каторгу сослать.

Глава восьмая. О корму и жалованье

Никто, как офицер, так и рядовой, да не дерзает без ведома и позволения своего командира, из обозу или своего посту отлучатися, дабы о жалованье своем или достальных деньгах просить. Ежели сие офицер учинит, оный своего прошения, достальных денег и чину лишен, а рядовой шпицрутенами наказан будет.

Кто из офицеров при выдаче жалованья, корму и провианту возьмет на излишнее число солдат и более, нежели он уреченное число имеет денег, оный не токмо, яко неверный слуга, чину своего без абшиду (отпуску) лишится, но и весьма, по случаю времени и обстоятельств, на галеру сослан или, яко вор, живота лишен будет.

Никто да не дерзает отнюдь от подчиненных своих жалованье, плату, провианту, платье и прочее, что оным дается, удержать и оных в том обижать. Такожде и мундирные деньги, и иные полковые иждивения со излишеством более вычитать, как учреждено. В противном случае оный равным наказанием, как выше помянуто, наказан будет.

Толкование. Ибо когда солдату оное не дастся, что ему принадлежит, тогда может легко всякое зло из того произойти, или если солдаты с какой скудости и голоду в болезнь впадут, из того в его величества службе остановка учинится.

Если кто своему подчиненному что взаем даст, а платежа от него пожелает, тогда надлежит долг таким образом вычесть, чтоб солдату на пропитание его что осталось и в его величества службе никакого препятствия тем учинено не было.

Ежели случится, что жалованье и плата не всегда справно и в уреченное время дано будет, однако же, несмотря того, имеют офицеры и солдаты службу охотно отправлять, и до тех мест терпеть, пока они удовольствованы будут, буде же кто при собрании военных людей в походе, гарнизоне, лагерях или где инде публично о деньгах кричать будет, оный имеет без всякой милости, яко заводчик возмущения, наказан быть.

Толкование. Ибо сие есть действительное возмущение, когда офицеры или рядовые, для недоплаты его жалованья, своей должности чинить не будут, что почитается за властную измену.

Глава девятая. Об отпуске из службы

Никто из офицеров, кто бы он ни был, да не имеет власти своих унтер-офицеров или солдат, которые в ротах уже записаны, из службы освобождать или отставлять, под опасением лишения чести и живота, и тот, который таким образом сам искать будет отставлен быть, наказан будет шпицрутенами.

А если кто, за неизлечимою болезнию своею, или увечьем, или ради старости своей, более служить не возможет, тогда надлежит офицеру о сем в принадлежащем месте известие подать, дабы оный солдат осмотрен и, по изобретению того, после от начальства потребным пасом снабден был.

Такожде никому, как офицеру, так и другим, не позволяется от службы отстать и своего абшиду [отпуску] просить, когда войско из квартир выступит, или в походе против неприятеля обретается, или оный к какому делу или работе командирован будет. А кто против сего преступит, не токмо оный поход окончать принужден, но потом без абшиду из службы выгнан будет.

Такожде никто из офицеров да не дерзает, под опасением лишения своего чина, солдат своих из обозу посылать или оным позволять, чтоб они без позволения вышнего командира домой ехать могли.

Все слуги, служащие при офицерах, отнюдь прежде договоренного времени, а наипаче же в походах, из службы своего господина отходить да не дерзают, ни без воли их где инде службу принимать. Кто в том погрешит, не токмо прежнему своему господину будет отдан, но и сверх того жестоко наказан быть имеет.

Ежели слуга не возможет более в службе господина своего быть и причины иметь будет от него отойти, тогда должен о том объявить полковнику того полку, который должен подлинно разыскать, надобно ли оному слуге отпуск дать или нет.

Такожде никто из офицеров да не дерзает челядника товарища своего в службу принять, когда он от прежнего своего господина письменного отпуску иметь не будет и доказательства, что более оный господин в службе своей держать не похотел; а в противном случае имеет оный офицер не токмо того челядника паки к прежнему его господину отослать, но сверх того по воинскому суду наказан быть.

Толкование. Если офицер служителя или челядника своего какому ремеслу или художеству научит, тогда оный служитель отнюдь да не дерзает до тех мест от господина своего отстать, пока господину за издержанное на него иждивение заслужено от него будет.

Глава десятая. О маршах и походном строю

Сколь скоро знак трубами или барабанами к походу дан будет, тогда каждый должен немедленно при своем полку и роте, к которой он принадлежит, явитися. И если кто из рядовых сие преступит, наказан будет заключением в железа или иным наказанием. А офицер, ежели знатной причины в том не объявит, тогда за рядового несколько времени служить принужден будет.

Такожде отнюдь, как офицеры, так и рядовые, да не дерзают без ведома и воли своего начальника, за умедлением каким или за леностию, назади оставатися, или иных ради причин, когда войско выступит и пойдет в поход. Но каждый долженствует тогда за знаменем или штандартом немедленно следовать и в учрежденном своем месте быть. И кто преступит сие, тогда надлежит онаго нарушителя, яко дезертира, в железа посадить и до удобного времени его держать, а потом воинским судом наказать, или как в вышепомянутом артикуле написано, или по состоянию обстоятельства, жесточае.

Толкование. Ибо в войне никогда в безопасности быть не можно и солдаты всегда надобны, такожде должно им по вся мгновения ока в готовности быть. И сверх того обыкновенное подозрение бывает на оставшегося назади или наперед ускорившего, что оный или грабежа, или убежания ради от войска отлучается. И тако может случитися, что легко неприятель может их в полон взять и известие получить о войске. Сие ради многих таких вредительных следств как возможно предостерегать надобно.

Читайте также:  Охота на лис толкование

Буде же случится вышепомянутая причина от одного или многих, тогда оный или оные лишены будут живота.

Ежели солдат когда от своего офицера в строй послан будет, и оному попротивится, и офицер принужден будет его уязвить, тогда вина та офицеру отпустится.

Ежели кто притворится больным, дабы тем отбыть от походу и назади остаться и покойство возыметь, а потом здрав явится и притворная болезнь его найдется, оный, другим в наказание, жестоко наказан будет.

Когда войско в марше обретается, обер-офицеры и которые войском командуют, во всем том, что во время маршу у жителей украдено и отнято будет, ответ дать и оное заплатить должны. Ибо офицерам надлежит солдат содержать всегда во осмотрении и все непорядки отвращать.

Когда обоз станет, тогда отнюдь никто да не дерзает за отводные караулы ходить без позволения полковника или иного офицера, под опасением лишения живота.

Кто вне обоза в грабеже или воровстве пойман будет, имеет повешен быть.

Глава одиннадцатая. О квартирах и лагерях

Каждый воинский служитель имеет довольствоваться квартирами, которые ему от квартирмейстера назначены и определены будут, хотя в гарнизоне или лагере. А сам собою отнюдь да не дерзает иную квартиру занимать или на имя кого другого квартиру подписывать. Кто в сем преступит, оный, яко возбудитель возмущения, наказан будет.

Толкование. Офицерам, которые более нежели единый чин имеют, не надлежит более квартир требовать и брать, где б он с своими токмо вместитися возмог. Такожде долженствуют поставленные по квартирам в своих квартирах тако поступать, чтоб господин того дома с ним в доме жить и промысел свой продолжать мог.

Кто из воинских людей своего хозяина, или хозяйку, или челядина ударит, или непристойным образом с ним поступит, или вред какой учинит, той не токмо имеет у обиженного публично при воинском суде в том прощения просить и убыток вдвое заплатить, но еще сверх того, по состоянию дела и по рассуждению судейскому, наказан быть. А ежели оный преступитель уязвит кого из оных вышепомянутых, тогда надлежит его, по состоянию дела и особы, или знатным числом денег, шпицрутенами, заключением наказать, или весьма ему руку отсечь.

А если хозяин или его люди поставленному на квартире солдату какую обиду учинят, тогда долженствует оный о сем своему офицеру объявить, который должен о том генералу или командиру доношение, и потом солдату справедливость, учинить.

Со свечою и со огнем имеет всяк в своей квартире осторожно и бережно ходить, и, ежели каким небрежением и винностию офицерскою или солдатскою пожары в квартирах учинятся, тогда виноватый в том имеет убыток, по судейскому рассуждению, заплатить, и сверх того, по рассмотрению, наказан быть.

Толкование. А ежели учинится сие с умыслу, тогда виноватый в том наказан будет, яко зажигальщик. А буде же невинно и от неосторожности внезапно: тогда оный от наказания свободен быть имеет. Ибо о внезапном случае никто ответу дать не должен.

Никто из солдат да не дерзает после тапты [здесь: вечерней зари] из своей квартиры выходить или в квартире не быть, разве когда ему к службе его величества что повелено или необходимая нужда требовать будет, ежели оный жестокого наказания претерпеть не похочет.

В обозе всюду чисто держано имеет быть; буде же кто обрящется, что он на оном месте, где не надлежит, испорожнится, или во оной воде, которую пиют или на варение берут, мыть, или лошадей тамо поить, или вне учрежденного места скотину бить будет: оный имеет не токмо то нечистое сам вычистить, но и сверх того жестоко наказан быть.

Никто (кто б ни был) да не дерзает в обоз, городы, ретраншементы и крепости, инде входить и выходить, кроме обыкновенных улиц и ворот, где караулы расставлены, под потерянием живота.

Толкование. Однако же может судия рассудить, что с изменнического ли какого умыслу, или с глупости, или безумства, такожде во время ли войны или мира то учинится, и, по тому рассуждению, наказание убавить или прибавить.

Никто, как офицеры, так и рядовые, да не дерзают из обоза, гарнизона, крепости или иных мест, куда оные командированы, без позволения своего полковника, от своей роты где инде ночевать, под потерянием живота.

Такожде никто да не имеет из обоза, для добычи или чего иного ради, без позволения и ведома своего начального отходить, под лишением живота.

Глава двенадцатая. О дезертирах и беглецах

Которые, стоя пред неприятелем или в акции, уйдут и знамя свое или штандарт до последней капли крове оборонять не будут, оные имеют шельмованы быть, а когда поймаются, убиты будут. Или, ежели возможно, в роту или полк отданы и тамо, без процессу, на первом древе, которое прилучится, повешены быть.

Толкование. Понеже кто знамя свое или штандарт до последнего часа своей жизни не оборонит, оный недостоин есть, чтоб он имя солдата имел; но, ежели кто будет ранен или болен, тогда может он о том своему офицеру возвестить и обождать, пока ему надлежащее позволение отлучитися дано будет.

А буде же найдется, что оный с страху больным притворился и офицера тем обманул, что его отпустил, то в таком случае может вышепомянутой казни достоин быть, а несмелые и боязливые, по изобретению дела и состоянию особ, по благоизобретению суда, пощажены бывают.

Таковые же казни, а именно повешены быть достойны суть все, которые из гарнизона, обоза, похода (или в прочем сему подобных случаях) уйдут, и при своих знаменах и штандартах верно не останутся, и хотя вскоре или долгое время спустя пойманы будут. Такожде все оные равной же казни подлежат, которые без пасу от одного полка в другой перейдут и службу примут.

Толкование. Яко же достойно есть, чтоб оные жестоко наказаны были, которые таковых беглых солдат скроют и оным пропитание дадут, такожде зело потребно есть, чтоб военный суд, когда о дезертирстве приговор учинить имеет, подлинно разыскал, где и у кого он во время своей отбытности жил, дабы о том в надлежащем месте извещено и определено было, дабы оный, который его скрыл, надлежащим образом наказан был.

Ежели кто после своего побегу, раскаясь на дороге, сам возвратится и добровольно у своего офицера явится, оный по правде живота лишен не имеет быть, однако ж ради его имевшего злого замыслу, по состоянию времени и по разсмотрению, шпицрутенами или иным каким наказанием наказать подобает.

Полки или роты, которые, с неприятелем в бой вступя, побегут, имеют в генеральном военном суде суждены быть. И если найдется, что начальные причиною тому были, оным шпага от палача переломлена и оные шельмованы, а потом повешены будут. А ежели начальные и рядовые в том преступили, то начальные, как выше сего упомянуто, накажутся, а из рядовых по жеребью десятой (или как по изобретению дела положено будет) повешен, а прочие шпицрутенами наказаны будут и, сверх того, без знамен вне обоза стоять имеют, пока они храбрыми своими делами паки заслужат. Буде же кто невинность свою оказать может, оный пощаду свою получит.

Ежели полки, войско или шквадроны дезертируют и весьма отступны явятся, оные имеют во время девяти недель через публичный барабанный бой и труды трижды в генеральной кригсрехт позываны, и оным сальвус-кондуктус [безопасная грамота] позволена будет.

А буде найдется после, что они противно присяги и своей должности учинили, тогда нарушитель веры, хотя он явится или нет, шельмован и осужден и его пожитки на его величество взяты будут. Такожде, ежели он после пойман, без всякой милости повешен имеет быть. Прочим же, которые перед судом явились и оправдались, оным данный сальв-кондукт ненарушимо содержан будет.

Толкование. Хотя правда оным, которые по получении салва кондукта [безопасной грамоты] перед судом явятся, и данный сальв-кондук ненарушимо содержан быть имеет, однако же, несмотря того, приговор будет против оных учинен, и в оном наказание, которое они заслужили, означено. (О безопасной грамоте или сальве-кондукте, я уже в описании судебных тяжеб или процессов пространно упоминал, того ради здесь паки повторять за непотребно почитается.)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

46. Воинский артикул 1715 г

46. Воинский артикул 1715 г В XVII–XVIII вв. суды при разборе уголовных дел руководствовались Соборным уложением 1649 г., Новоуказными статьями о разбойных, татебных делах и убийствах 1669 г. и последующим законодательством. Новая систематизация уголовно-правовых норм была

Статья 21.1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет

Статья 21.1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет Непредставление руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом

Статья 21.2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет

Статья 21.2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет Неоповещение руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом органа местного самоуправления,

Статья 21. 1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет

Статья 21. 1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет Непредставление руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом

Статья 21. 2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет

Статья 21. 2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет Неоповещение руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом органа местного самоуправления,

Статья 21.1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет

Статья 21.1. Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет Непредставление руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом

Статья 21.2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет

Статья 21.2. Неоповещение граждан о вызове их по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет Неоповещение руководителем или другим должностным лицом организации, а равно должностным лицом органа местного самоуправления,

Статья 9. Первоначальная постановка граждан на воинский учет

Статья 9. Первоначальная постановка граждан на воинский учет 1. Первоначальная постановка на воинский учет граждан мужского пола осуществляется в период с 1 января по 31 марта в год достижения ими возраста 17 лет комиссиями по постановке граждан на воинский учет,

Воинский учёт. Обязанности граждан по воинскому учёту

Воинский учёт. Обязанности граждан по воинскому учёту

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector