Альбрехт дюрер меланхолия толкование

Загадки «Меланхолии» Альбрехта Дюрера

Небольшая гравюра Альбрехта Дюрера под названием «Меланхолия» занимает особое место в истории живописи. Это очень сложное произведение, переполненное символами и аллегориями, значение которых не так легко расшифровать. И даже после расшифровки многих из них в гравюре остается какая-то загадка. Concepture предлагает свой разбор ключевых образов «Меланхолии».

Альбрехт Дюрер – один из величайших художников не только эпохи Возрождения, но и всего западного искусства. Его талант и ум шли рука об руку: почти всю жизнь он учился – как самостоятельно, так и у других мастеров. Он отлично владел ремеслом ювелира, резчика, гравера по дереву и меди, писал картины углем, акварелью, гуашью и маслом, работал с витражами и фортификационными проектами.

Помимо этого, Дюрер является первым художником-теоретиком Северной Европы, после него остались труды по математике, нумерологии и антропометрии, руководства для художников и подробные звездные и географические карты.

До наших дней дошли около четырех десятков картин и алтарей, а также сотни гравюр и рисунков, но ни одна его работа не обсуждается так часто, как «Меланхолия». Об этой гравюре опубликовано больше трудов, чем о какой-либо другой (например, исследование Петера-Клауса Шустера, целиком посвященное только ей, составляет два полновесных тома).

«Меланхолия» выделяется сложностью идеи и множеством аллегорических образов даже на фоне других работ мастера. Камнем преткновения являются как причины, по которым Дюрер обратился к теме меланхолии, так и сама надпись «MELENCOLIA I». Не меньшие споры вызывает и центральная фигура, сидящая на переднем плане: одни видят в ней крепкую женщину с крыльями, другие – ангела-хранителя, третьи – самого Дюрера.

Сбивает с толку и обилие образов, каждый из которых может быть прочитан по-разному. Все это в итоге оставляет неясным и послание данной картины. Ценил ли Дюрер меланхолию, осуждал или считал естественным явлением? Сегодня мы попробуем разобрать эти спорные моменты.

Вынесенная в заглавие меланхолия в период Ренессанса очень живо интересует мыслителей. Еще с Аристотеля сохраняется двойственность в понимании этого слова: с одной стороны, это тип темперамента, склонность характера, а с другой – болезнь, вызываемая разлитием черной желчи в организме. В Средние века меланхолия ассоциировалась с пороком безделья и даже со смертными грехами (уныние, лень).

Начиная с XIII-XIV веков появляются другие версии, объясняющие причины меланхолии и ее сущность. Популярным среди мыслителей, интересующихся астрологией и герметическими знаниями, становится представление о том, что только меланхолики способны познать высшие истины о мироздании (т. к. их ум может восходить от земного к небесному, а их покровитель Сатурн – носитель мудрости и мирового порядка).

«Меланхолия» – это еще и единственная гравюра Дюрера, название которой изображено на ней самой. И если разделитель (похожий на знак параграфа) не вызывает особых вопросов, то идущий после него символ породил целую серию споров. Существует как минимум четыре версии о том, почему надпись такова.

Согласно первой версии, Дюрер задумал цикл гравюр о меланхолии, и, возможно, планировались или даже были созданы гравюры номер два, а может и три. Поэтому после слова «меланхолия» стоит римская цифра I. В конце концов сам художник часто не хранил свои рисунки, да и в то неспокойное время запросто могли быть утеряны оригинал и все копии. И все же несколько странно, что никаких сведений о других гравюрах на эту тему специалистами не найдено.

По второй версии, Дюрер обратился к теме меланхолии в силу самопознания. В те времена считалось, что меланхолики склонны к размышлениям и медитациям, а Агриппа Неттесгеймский выделил сред них три типа. Эти типы различались по преобладавшей способности души: меланхолики воображения, меланхолики рассудка и меланхолики интуиции. Согласно этой типологии, меланхолики первого типа часто становятся художниками, ремесленниками, поэтами. К ним относил себя Дюрер, а потому и изобразил «меланхолию I (типа)».

Наиболее оригинальна третья версия, т. к. она строится на смене ракурса. Эрнесто Фресес предположил, что I – это не цифра, а буква или еще точнее, слово. «I» – это форма повелительного глагола «eo» (второе лицо единственного числа), что означает «уходи». Приступы меланхолии действительно могут изнурять своей тягучей продолжительностью, особенно людей, которым нужно работать. Так что на баннере, возможно, написано своего рода заклинание, призванное освободить от меланхолии.

Читайте также:  Мусульманский сонник толкование снов беременность

Четвертая версия напротив полагает, что разгадка банальна – все дело в ошибке Дюрера. При создании гравюры рисунок делается с помощью резца в зеркальном отображении. С этим было бы сложно согласиться (все-таки Дюрер занимался гравировкой едва ли не с детства), однако на это указывает тот факт, что существует несколько копий оригинальной гравюры, в которых действительно видно, что мастер кое-что исправлял при изображении цифр. Так что некоторые считают, что I – это фрагмент буквы M, который успел нанести Дюрер, прежде чем понял, что неверно располагает надпись на баннере.

Источник

«Меланхолия» – самая знаменитая и загадочная гравюра Альбрехта Дюрера

По концентрации символов и многозначительности «Меланхолия» Дюрера не имеет равных, в ХХ веке её стали считать чуть ли не самым значительным ребусом, подаренным человечеству искусством. Искусствоведы и историки, культурологи и географы, математики и философы, астрономы и астрологи толковали гравюру Дюрера, опираясь на данные своих областей знания. Но справедливо и то, что еще до того, как зритель предпримет логические попытки проникнуть в смысл предметов и расшифровать тайное послание, ему «в ощущении» уже дано почувствовать терпкую горечь, вязкую тяжесть и скрытую нежность дюреровской меланхолии.

Артхив, сознавая безбрежность накопленной искусствоведением информации о «Меланхолии» Дюрера, попытался систематизировать ответы на те элементарные вопросы, которые первыми приходят в голову при её созерцании.

С какой стати Дюрер обращается к столь странной и необычной теме?

Возможно – на том простом основании, что и самого себя относил к плеяде меланхоликов. Письма и записки Дюрера, его автопортреты без тени улыбки, но в состоянии особой проникновенно-мрачной созерцательности служат неплохой иллюстрацией этого тезиса.

Венский историк искусства Карл Гиелов первым предположил, что источником гравюры Дюрера был трактат «Оккультная философия» Агриппы Неттесгеймского. Для этого немецкого мистика меланхолия – это нечто большее, чем состояние подавленности, удрученности и уныния. Меланхолик для него практически равняется гению. Меланхолик не просто обуреваем движением в его организме тяжелой крови и чёрной желчи: «меланхолическая одержимость», которой руководит планета Сатурн, делает человека этого темперамента способным к высшим формам духовной деятельности. Утверждая, что все гении – меланхолики, Агриппа не одинок. Такого мнения придерживались итальянский гуманист Марсилио Фичино и даже Аристотель.

«Так кто ж ты, наконец?»: кем является центральный персонаж гравюры Дюрера «Меланхолия»?

Сам Дюрер гравюру комментировал скупо, но упомянул, что ключи на поясе Меланхолии – символ власти, а кошель у её ног – богатства (в жизни Дюрера, несмотря на завоёванную им власть над умами и сердцами, с богатством хронически не складывалось, так что можно догадаться, почему кошелёк пренебрежительно брошен наземь). Голову Меланхолии украшает венок из лютиков и водяного кресса – народных средств против опасных приступов смертельной тоски.

Почему спит путти?

Если же мы согласимся с тем, что меланхолия – состояние не деструктивное и депрессивное, а, наоборот, творческое и созидательное, то здесь недолго и до аналогии между дюреровским спящим Эротом и идеей сублимации (перенаправления биологической энергии с удовлетворения сексуальных потребностей на созидание и творчество), которая будет сформулирована Зигмундом Фрейдом через 400 лет.

Почему рядом со словом «MELENCOLIA» есть ещё и символ «I»? Что он значит?

Версий существует несколько, общепризнанной не является ни одна. Вот наиболее интересные.

1. Меланхолик – как известно, один из четырёх типов темперамента, которые выделяли уже Гиппократ, Гален и Аристотель. Во времена Дюрера эта система была хорошо известна. Например, у его современника Иеронима Босха, в картине «Увенчание терновым венцом», исследователи видят как раз наглядную иллюстрацию всех 4-х типов темперамента, а предполагаемые автопортреты Босха (с этой картины и ещё так называемое «меланхолическое чудовище» из «Сада земных наслаждений», с правой створки), как, собственно, и автопортреты Дюрера, характеризуют этих художников как ярких представителей меланхолического типа. Некоторые полагают, что Дюрер мог задумать цикл из 4-х гравюр, первой из которых стала «Меланхолия I», а под следующими порядковыми номерами разместились бы остальные типы – сангвиник, холерик и флегматик. Однако никаких подтверждений того, что Дюрера так же сильно интересовали другие темпераменты, нет.

Читайте также:  Исламский сонник толкование змея

2. В XV веке итальянские гуманисты с опорой на суждения Платона и Аристотеля заговорили об особых творческих способностях, присущих именно меланхолическому темпераменту, а в Германии Агриппа Неттесгеймский предложил типологию, которая делила меланхоликов на три подтипа, и Дюрер с ней, по-видимому, был знаком. Первые – это люди воображения: ремесленники, художники и поэты. Вторые – люди рассудка: ученые и государственные мужи. Третьи – люди сверхлогического, интуитивного познания: теологи и философы. Предполагают, что Дюрер назвал гравюру «Меланхолия I», поскольку себя относил к первому типу меланхоликов.

3. Согласно третьей версии, переворачивающей смысл и ценность меланхолии для художника с ног на голову, I – это вовсе не цифра, а буква латинского алфавита. Короткое слово «I», второе лицо единственное число от глагола «eo», означает «Уходи!». Следовательно, в своей гравюре Дюрер создаёт что-то вроде магического заклинания, чтобы избавиться от грусти и тревоги: «Меланхолия, уходи!» или «Меланхолия, прочь!»

Почему на гравюре изображается так много инструментов?

Искусствовед Паола Волкова вслед за Панофски и Закслем полагает, что центральная тема гравюры «Меланхолия» – человеческое познание, которое движется по восходящим ступеням. Первым уровнем является познание ремесленное, осуществляемое через предметы, осязаемые вещи, вот почему на «нижнем ярусе» у Дюрера разбросаны пила, рубанок, линейка, молоток, гвозди, а идеально правильная сфера, выточенная неким мастером, – это вообще вершина мастерства, которой может достичь ремесленник. Вторым уровнем познания является научный, экспериментальный: его инструменты – циркуль, весы, песочные часы, магическая доска, плавильный тигль алхимика, многоугольник («магический кристалл»); на этом втором уровне познание переходит от ремесленной конкретности к абстракциям. Ну, а третьим и высшим уровнем является познание сверхрациональное, интуитивное, связывающее человека с Богом. По мысли Волковой, эту ступень познания символизирует лестница – её правомерно ассоциировать с лестницей из сна Иакова (Быт.28:12-16), по которой ангелы восходят в небо и нисходят на землю и которая служит для связи человека с Всевышним.

Особо интересный, но и противоречивый предмет – таблица с цифрами, выгравированная на стене башни. Это так называемый магический квадрат: сумма чисел в каждой его вертикали, горизонтали и диагонали равняется 34. У Агриппы Неттесгеймского, увлечённого Каббалой, уже был «квадрат Юпитера», но выдающийся геометр Альбрехт Дюрер составил свой (его иногда называют «квадрат Сатурна»), зашифровав в нём числа, значимые лично для него: например, день смерти матери (16.05) и год создания «Меланхолии» (средние цифры в нижнем ряду составляют 1514). Однако наверняка тут есть и нерасшифрованные числовые коды. Немецкий исследователь Дюрера Аби Варбург пишет, что впервые магический квадрат появился не у Агриппы, а в арабской астрологической книге Picatriх и потому является «рудиментом древней языческой практики».

И кстати, без ответа остаётся вопрос, а почему Дюрер не изобразил инструменты художника – кисти, краски, палитру, мастихин, резец?

Почему в небе одновременно и комета, и радуга?

В левом верхнем углу Дюрер поместил пейзаж: водную гладь, образованную очень длинными горизонтальными штрихами, небольшой архитектурный фрагмент и небесные явления – радугу и несущуюся комету, или, как тогда говорили, «хвостатую звезду». Помимо чисто художественного эффекта, доставляющего радость глазу от сопоставления линий (параллельных, концентрически сходящихся в одной точке и кривой, образующей половину окружности), какую смысловую составляющую несут радуга и комета?

Комета в восприятии Дюрера – символ, безусловно, апокалиптический, «звезда Полынь» из Откровения Иоанна Богослова: «Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки» (Откр.8:10-11)

Читайте также:  Обтираться снегом во сне толкование

Выходит, в левом верхнем углу «Меланхолии» не просто условный пейзаж, дело которого просто служить фоном. Наоборот: там разыгрываются универсальные вселенские катаклизмы. Ну, а человеку, охваченному меланхолией, с равной степенью вероятности можно ожидать и безмерной горечи страшного суда, и несказанной Божьей милости.

Почему надпись MELENCHOLIA I держит летучая мышь?

Нетопырь олицетворяет ночные кошмары – недаром у еще одного великого европейского гравёра, Франсиско Гойи, «сон разума» будут сопровождать разлетающиеся в хаотичном порыве совы и летучие мыши, провозвестники и живые символы несчастий и смерти.

Но у Дюрера важны еще, по крайней мере, два смысловых момента. Во-первых, летучая мышь держит транспарант с надписью «Меланхолия I», и это может подразумевать, что меланхолия – это такое особое, сугубо ночное состояние, некие сумерки сознания, когда человеку могут неожиданно приоткрываться те смыслы, которые недоступны сознанию дневному, рациональному. Похожее состояние особой восприимчивости к неведомому, к зову судьбы, к тому, что не вписывается в объяснимый «дневной» порядок вещей, хорошо фиксирует Пушкин в «Стихах, сочинённых ночью во время бессонницы»:

Мне не спится, нет огня;
Всюду мрак и сон докучный.
Ход часов лишь однозвучный
Раздаётся близ меня,
Парки бабье лепетанье,
Спящей ночи трепетанье,
Жизни мышья беготня…
Что тревожишь ты меня?
Что ты значишь, скучный шёпот?
Укоризна, или ропот
Мной утраченного дня?
От меня чего ты хочешь?
Ты зовёшь или пророчишь?
Я понять тебя хочу,
Смысла я в тебе ищу…

Второй момент, который может выражать летучая мышь у Дюрера, полемичен, но и о нём необходимо сказать. Возможно, нетопырь намекает на разочарование художника в возможностях рационального познания бытия, на тщетность человеческого дерзания. Безусловно, Дюрер был человеком Возрождения в том смысле, что живо и глубоко интересовался естественными и точными науками, а его заслуги в геометрии, географии, теории фортификации не подлежат сомнению. И вместе с тем, в силу особенностей темперамента и глубокой личной религиозности, он был далёк от пресловутого ренессансного титанизма – идеи о том, что человек может в познании и творчестве соревноваться с Творцом. «Тогда не покажется абсурдным, – пишет Марсель Брион, – что Дюрер пытается передать, с одной стороны, своё разочарование в безуспешных поисках секрета, сожаление о том, что наука не открыла его ему, и, возможно, математика и физика не обладают ключом к мучающей его загадке; но в то же время он выражает свою твёрдую уверенность в могуществе человеческого разума, способного разогнать ночные кошмары, которые олицетворяет летучая мышь».

В качестве аллегории часы традиционно обозначают ограниченность времени человеческой жизни, напоминают о её конечности. Но и в таком вполне однозначном символе у Дюрера присутствуют более тонкие нюансы и градации смысла.

В «Иерониме» песочные часы аранжированы совсем иначе: Дюрер изображает святого в келье, больше похожей не на пристанище монаха, а на кабинет учёного-гуманиста (и на кабинет самого Дюрера). Иероним занят делом своей жизни – долгим и кропотливым переводом Ветхого и Нового заветов на латынь, и часы отсчитывают спокойную регулярность его прилежных занятий. «Меланхолия» создавалась после этих двух гравюр, и песочные часы здесь вбирают оба смысловых подтекста – и неумолимость времени, и его разумную размеренность.

Почему зверь у ног Меланхолии выглядит таким истощенным? Что он символизирует?

Свернувшаяся калачиком собака выглядит устрашающе худой, сквозь кожу проглядывают мускулатура и кости. Но, возможно, за этим и не скрывается никаких глубинных смыслов, помимо стремления Дюрера показать собственную графическую виртуозность в изображении живого существа, застывшего в сложнейшей для изображения позе, в умении тонко и точно проработать анатомию. А само появление на гравюре собаки объясняют тем, что это животное, которому покровительствует Сатурн, мрачная и холодная планета, «патронирующая» меланхоликов (в то время как сангвиники подчиняются Юпитеру, флегматики – Луне, а холерики – Марсу).

Кстати, как и песочные часы, собаки есть во всех трёх «мастерских гравюрах».

А существовали ли у Дюрера биографические предпосылки для создания «Меланхолии»?

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector