Акты толкования конституционного суда

Акты Конституционного Суда РФ, их место в системе правовых актов.

Результаты деятельности Конституционного Суда РФ закрепля­ются в его решениях (гл. VIII «Решения Конституционного Суда Рос­сийской Федерации», ст. 71—83 Федерального конституционного за­кона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

В соот­ветствии со ст. 71 Конституционным Судом РФ может быть принято три вида решений:

Постановление является итоговым решением Конституционного Суда РФ по вопросам, перечисленным в ч. 1 ст. 3 Закона: п. 1 (раз­решение дел о соответствии Конституции РФ), п. 2 (разрешение споров о компетенции), п. 3 (по жалобам на нарушения конститу­ционных прав и свобод граждан и по запросам судов и п. 4 (толко­вание Конституции РФ). Оно выносится именем России.

Заключение является итоговым решением Конституционного Суда РФ по существу запроса о соблюдении установленного поряд­ка выдвижения обвинения против Президента РФ в совершении им государственной измены или иного тяжкого преступления.

Все иные решения Конституционного Суда РФ называются оп­ределениями.

Решения Конституционного Суда РФ должны основываться на ма­териалах, исследованных Конституционным Судом РФ. Конституцион­ный Суд РФ принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему офици­альным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Конституционный Суд РФ принимает постановления и дает за­ключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции того органа, конститу­ционность которых подвергается сомнению в обращении.

Особый интерес вызывает вопрос о причислении судебных решенийи, в частности, решений Конституционного Суда Российской Федерации к числу источников конституционного права. Этот вопрос неоднозначно решается специалистами. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Эти разногласия вызваны, прежде всего, сложившейся правовой доктриной. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей». Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права. В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам.

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

По мнению М.А Митюкова, решения Конституционного Суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты. Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:

1) могут содержать(?) и отменять правовые нормы;

2) имеют во многих случаях силу закона;

3) выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

Читайте также:  Управление транспортным средством толкование

4) обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

5) подлежат официальному опубликованию;

6) обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

41. Судебная практика и судебное право.

Проблематика источников права традиционно является одной из ключевых в юридической науке и привлекает внимание многих исследователей. При этом, несмотря на существенное количество работ, пока не существует четкой точки зрения на счет судебной практики как источника права.

Под судебной практикой обычно понимают те положения (решения) судов, которые разрабатываются ими при рассмотрении разных категорий дел. Решение определенного суда, имеющее силу устанавливать, изменять или отменять правовые нормы, называется судебным прецедентом.

В целом в странах, принадлежащих или тяготеющих к романо-германской правовой системе, судебная практика, как правило, не выходила за пределы толкования закона, судебной практике не была отведена роль источника права, и соответственно, судебный прецедент официально не признавался формой права. В конце XX в. в условиях сближения англосаксонской и романо-германской правовых систем прецедент превращается во вторичный источник права. Об этом свидетельствует, например, решение Европейского Суда по правам человека, которое приобрело прецедентное значение и для стран романо-германского права.

В действующей Конституции РФ (ст. 126) говорится, например, о том, что Верховный Суд РФ, будучи высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет судебный надзор за их деятельностью и «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Аналогичное положение закреплено в ст. 127 Конституции России и в отношении Высшего Арбитражного Суда РФ, который, являясь высшим судебным органом по разрешению экономических и иных споров, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Чтобы ответить на вопрос, является ли судебный прецедент источником современного российского права, прежде всего, следует определить понятие термина «судебный прецедент» и его основные черты.

Достаточно распространенным в отечественной литературе является понимание (в различных вариациях) судебного прецедента как решения высшего органа судебной власти по конкретному делу, являющемуся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении в последующем аналогичных дел. С этим определением нельзя согласиться, поскольку оно не отражает всех черт судебного прецедента.

Во-первых, не стоит придавать ему исключительно императивный характер. Главным принципом системы общего права, в соответствии с которым судебные решения становятся источниками права при рассмотрении всех последующих аналогичных дел, является правило stare decisis, что на латыни означает «стоять на решенном». В зависимости от действия правила stare decisis судебные решения могут быть или «обязывающими» (authoritative), или «убеждающими» (persuasive), то есть носить рекомендательный характер.

Во-вторых, судебный прецедент фактически означает норму права, которую содержит решение по конкретному делу. По сути, нормой конкретного прецедента является часть судебного решения, именуемое «резолютивное решение» или ratio decidendi, непосредственно которым суды и руководствуются в решении аналогичных дел.

Интересной и в то же время некорректной представляется мысль о тождестве судебной практики и судебного прецедентного права. Их авторы полагают, что, подобно прецеденту в англо-американском праве, судебная практика в нашей национальной правовой системе ассоциируется не целиком с полными текстами судебных решений, а только с той частью, которая связана с выработкой или уточнением правовых понятий и правовых норм.

Таким образом, авторы данной идеи отождествляют эту часть решения, которая представляет собой продукт интерпретации закона, с понятием ratio decidendi, являющимся самостоятельной нормой права.

Из вышеизложенного следует, что является неверным рассматривать в качестве источника права в России судебные решения по конкретным делам, придавая им силу судебного прецедента. Правовую природу этого явления наиболее корректно, на наш взгляд, объяснил С. С. Алексеев. По его мнению, речь идет о так называемой «прецедентной практике», то есть опыте применения законодательства, выраженном в постановлениях и определениях высших судебных, а также некоторых иных органов по конкретным делам, имеющим принципиальный характер (по таким делам, которые наиболее остро выявляют спорные вопросы применения закона, по-разному решаемые нижестоящими инстанциями). Такая практика дает образец применения права («прецедент толкования»). С. С. Алексеев полагает, что, в отличие от прецедента как источника права, «прецедентная практика» не ведет к созданию новой юридической нормы, а связана с разъяснением уже существующей нормы права, с выработкой определенного положения о применении нормы права по аналогичным делам.

Читайте также:  Каждому выражению найди правильное толкование укажи

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Источник

ВОПРОС № 31 ПОСТАНОВЛЕНИЯ КС О ТОЛКОВАНИИ КОНСТИТУЦИИ РФ (12)

Постановление – основной вид итогового решения Конституционного Суда. Именно постановления принимаются при осуществлении большинства полномочий Конституционного Суда РФ: при проверке конституционности правовых актов, разрешении споров о компетенции, толковании Конституции РФ.

ТОЛКОВАНИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — официальное разъяснение Конституционным Судом РФ содержащихся в нормах Основного закона понятий. Действующая Конституция РФ функцию толкования закрепила за Конституционным Судом (ч. 5 ст. 125).

Целью толкования является юридически точное указание, как понимать норму Конституции, допускается ли ее расширительное толкование и в каком объеме. Такое толкование необходимо всякий раз, когда во взаимоотношениях между органами государственной власти возникают сомнения в правильности понимания содержания нормативного объема того или иного конституционного положения, а равно в случае неоднозначного понимания тех или иных положений Конституции РФ. Юридическим способом снятия существующей неопределенности является в этом случае официальное толкование.

Толкование К. РФ Конституционным Судом РФ относится к числу официальных нормативных, оно имеет юридическую силу, обязательно для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, организаций, граждан и их объединений.

Право толкования К. РФ Конституционный Суд РФ самостоятельно реализовать не может. Согласно Конституции (ч. 5 ст. 125) это возможно по запросам Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ, законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ. Порядок разъяснения норм Конституции РФ определен в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Постановления о толковании статей Конституции:

ст. 66 (понятие вхождения автономного в состав края области),

71 (о составе федеральных органов исполнительной власти),

91,92 (порядок прекращения полномочий президента в связи со стойкой нетрудоспособностью),

99 (момент прекращения осуществления полномочий Государственной Думой в случае ее роспуска),

103 (понятие общего числа Государственной Думы и Совета Федерации),

105, 106 (срок рассмотрения Федерального закона в Совете Федерации),

107 (понятие «принятый федеральный закон», направление закона на подписание президенту),

111 (предложение кандидатуры председателя правительства),

135 (о порядке голосования и заседаний Государственной Думы и Совета Федерации),

136 (статус Закона о поправке),

137 (внесение нового наименования субъекта Российской Федерации в ст. 65 конституции).

По делу о толковании положений статей 91 и 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий Президента Российской Федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия:

«Содержание и назначение статьи 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность прекращения исполнения полномочий Президента Российской Федерации досрочно в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия, не затрагиваются установлением в статье 91 Конституции Российской Федерации положения о неприкосновенности Президента Российской Федерации».

2.Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 2-П

По делу о толковании статей 71 (пункт «г»), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации:

«1. Из положений статей 71 (пункт «г») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 5 (часть 3), 10, 11, 72 (пункт «н»), 77, 78 (часть 1) и 110 следует, что в систему федеральных органов исполнительной власти входят Правительство Российской Федерации, состоящее из Председателя Правительства Российской Федерации, заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров, а также министерства и другие федеральные органы исполнительной власти, которые определяются на основе Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» и иных федеральных законов. По вопросам, касающимся системы федеральных органов исполнительной власти, не урегулированным законодателем, Президент Российской Федерации может издавать указы, которые не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Читайте также:  Толкование терминов в договоре

2. Из статьи 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт «г»), 83 (пункт «д»), 110, 111, 114 и 115 следует, что содержащееся в ней понятие «структура федеральных органов исполнительной власти» включает перечень конкретных органов, входящих в систему федеральных органов исполнительной власти и обеспечивающих реализацию Правительством Российской Федерации возложенных на него задач и полномочий. Структура федеральных органов исполнительной власти предлагается Председателем Правительства Российской Федерации не позднее недельного срока после его назначения и утверждается указом Президента Российской Федерации.

3. Изменения и дополнения в структуру федеральных органов исполнительной власти в целях ее реорганизации также могут вноситься указами Президента Российской Федерации, которые не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам (статья 90, часть 3, Конституции Российской Федерации). При этом, по смыслу статей 106 (пункт «а»), 114 (пункт «а» части 1) и 115 (часть 1) Конституции Российской Федерации, такая реорганизация может осуществляться только в пределах ассигнований, установленных федеральным законом о бюджете на текущий год».

3.Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июля 1999 г. N 10-П

По делу о толковании положений статьи 92 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации:

«1. Предусмотренное частью 3 статьи 92 Конституции Российской Федерации положение о временном исполнении Председателем Правительства Российской Федерации обязанностей Президента Российской Федерации распространяется на случаи досрочного прекращения исполнения Президентом Российской Федерации своих полномочий, перечисленные в части 2 статьи 92 Конституции Российской Федерации, а также на иные исключительные случаи, когда Президент Российской Федерации своим решением возлагает на Председателя Правительства Российской Федерации выполнение своих обязанностей или когда объективно исключено принятие Президентом Российской Федерации решения о временном возложении исполнения обязанностей Президента Российской Федерации на Председателя Правительства Российской Федерации.

2. Из положения части 3 статьи 92 Конституции Российской Федерации о временном исполнении Председателем Правительства Российской Федерации обязанностей Президента Российской Федерации во взаимосвязи с положением части 2 данной статьи о проведении досрочных выборов Президента Российской Федерации следует, что Председатель Правительства Российской Федерации исполняет обязанности Президента Российской Федерации соответственно до момента возвращения действующего Президента Российской Федерации к исполнению своих обязанностей либо до вступления в должность вновь избранного Президента Российской Федерации.

3. При досрочном прекращении исполнения Президентом Российской Федерации своих полномочий по основаниям, указанным в части 2 статьи 92Конституции Российской Федерации, проводятся выборы нового Президента Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации».

4.Постановление Конституционного Суда РФ от 11 ноября 1999 г. N 15-П

По делу о толковании статей 84 (пункт «б»), 99 (части 1, 2 и 4) и 109 (часть 1) Конституции Российской Федерации

5.Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П

По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации

6.Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П

По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации

7.Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 12-П

По делу о толковании содержащегося в части 4 статьи 66 Конституции Российской Федерации положения о вхождении автономного округа в состав края, области

8.Постановление Конституционного Суда РФ от 22 апреля 1996 г. N 10-П

По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции Российской Федерации

9.Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1995 г. N 1-П

По делу о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции Российской Федерации

10.Постановление Конституционного Суда РФ от 12 апреля 1995 г. N 2-П

По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации

По делу о толковании статьи 136 Конституции РФ

По делу о толковании части 2 статьи 137 Конституции Российской Федерации

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Adblock
detector