210 партизанский отряд имени сталина

Имена

Бригада им. И. В. Сталина (Гулевич П.И.) (Ивенецкая зона)

Создана в ноябре 1942 года.

В январе 1942 года подпольщики д.Касиловичи Дзержинского района во главе с батальонным комиссаром С.А.Рыжаком вышли в лес и приступили к партизанским действиям. В марте сюда же прибыла группа А.Г.Мурашова, организованная подпольщиками д.Боровое. Согласно решению Дзержинского антифашистского комитета в апреле 1942 года обе группы объединились в 125-й партизанский отряд им. И.В.Сталина. В мае в него влилась группа подпольщиков ТЭЦ-2 г.Минска, которую возглавлял Н.И.Ярославцев. Летом — осенью 1942 г. отряд пополнился подпольщиками, прибывшими из г.Минска (более 120 человек). До июня 1942 г. отряд действовал самостоятельно в Дзержинском районе Минской области, затем перебазировался в Ивенецкий район Барановичской области. В августе 1942 г. был подчинен Особому соединению партизанских отрядов.

Рыжак Сергей Александрович апрель 1942 — июнь 1942, погиб

Смирнов Сергей Петрович июнь 1942 — сентябрь 1942

Гулевич Павел Иванович октябрь 1942 — ноябрь 1942

Жуковец Иван Алексеевич июль 1942 — сентябрь 1942, погиб

Мурашов Алексей Георгиевич сентябрь 1942 — ноябрь 1942

Ярославцев Николай Иванович май 1942 — июнь 1942, погиб

Гулевич Павел Иванович июнь 1942 — октябрь 1942

Карпов Иван Карпович октябрь 1942 — ноябрь 1942

19 ноября 1942 г. на основании приказа по Особому соединению партизанских отрядов 125-й отряд им. И.В.Сталина был развернут в бригаду им. И.В.Сталина в составе отрядов им. Ф.Э.Дзержинского, им. А.В.Суворова и «Большевик». В декабре 1942 г. в нее влились отдельные отряды им. С.М.Буденного и им. В.И.Чапаева. Позже организованы отряды им. А Я.Пархоменко, им. С.А.Рыжака, им. П.К.Пономаренко, им. С.М.Кирова, им. И.В.Сталина. Согласно приказу уполномоченного ЦК КП(б)Б и БШПД по Барановичской области отряд им. Ф.Э.Дзержинского в октябре 1943 г. развернут в бригаду под тем же названием; в декабре 1943 г. на базе отрядов им. П.К.Пономаренко и им.С.М.Буденного сформирована бригада им. П.К.Пономаренко, отряды им. В.И.Чапаева и им. А.Я.Пархоменко выделены в бригаду им. В.И.Чапаева. Бригада действовала в Дзержинском и Минском районах Минской, Ивенецком, Столбцовском и Воложинском — Барановичской областей.

Соединилась с частями Красной Армии 5 июля 1944 года в составе 5 отрядов общей численностью 1160 партизан.

других национальностей — 95

Гулевич Павел Иванович ноябрь 1942 — июль 1944

Мурашов Алексей Георгиевич ноябрь 1942 — июль 1944

Карпов Иван Карпович ноябрь 1942 — июль 1944

Источник

Подвиг партизанского полка

В этом году исполнилось 60 лет победоносному завершению операции «Багратион», в результате которой Белоруссия была полностью очищена от немецко-фашистских оккупантов.

Централизация народного движения началась в 1942 году и способствовала образованию обширных партизанских зон. К концу следующего года народные мстители контролировали около 60 процентов территории республики. Сложился тыл партизанской армии. Здесь располагались базы и склады, госпитали и аэродромы. В партизанских зонах находилась значительная часть населения Белоруссии, печатались газеты и листовки.

Накануне операции «Багратион» был проведен очередной этап «рельсовой войны». В тылу немецко-фашистской группы армий «Центр» на всю глубину, до западных границ Белоруссии, была парализована железнодорожная сеть.

В армии белорусских партизан насчитывалось 375 тысяч бойцов, в том числе 54 тысячи разведчиков и связных. Вместе с белорусами в отрядах и бригадах сражались представители других национальностей, в том числе иностранцы-антифашисты.

А в апреле 1942 года в западной части Могилевской области оформилось соединение, которое возглавил полковник В. Ничипорович. В июле следующего года оно было переименовано в полк. Но изложим все по порядку.

Утро 22 июня 1941 года застало командира 208-й мотомеханизированной дивизии полковника В.Ничипоровича в деревне Гайновка близ Белостока. Дивизия, еще не оснащенная новой техникой, тем не менее встретила вооруженного танками и авиацией противника как подобает. Силы были неравные, и после трех дней кровопролитных боев командир дивизии с остатками одного из полков отступили. Сначала было решено остаться в Минске и, слившись с его населением, готовить людей для борьбы в тылу врага. А осенью В.Ничипорович сам ушел в лес к партизанам. Сначала воевал рядовым бойцом, а потом был избран командиром 208-го партизанского полка, названного так в честь героической дивизии.

Во второй половине марта 1942 года полк обосновался в Усакинских лесах. Как старший по званию, В.Ничипорович подписал приказ об объединении всех окрестных партизанских отрядов.

Было принято обращение к жителям, в котором объявлялось о восстановлении советской власти в Кличевском районе. И вскоре на партизанском аэродроме города Кличева впервые с начала войны приземлился самолет с Большой земли. По воздуху доставлялось сюда все необходимое, даже письма от родных. В феврале 1943 года я через брата, который воевал в 208-м партизанском полку, получил сразу 17 писем от отца, который был на фронте, и от матери, которая жила в московском предместье Косино.

В июле 1942 года в районе партизанских деревень неожиданно появился батальон врага, другой отряд фашистов заходил с тыла, и начались жаркие, кровопролитные бои. Такие крупные селения, как Бацевичи и Воевичи, по нескольку раз переходили из рук в руки. Лес обстреливался по квадратам артиллерийскими и минометными батареями. Днем в воздухе все время висел «фриц в оглоблях», так называли партизаны самолет-разведчик «фокке-вульф».

В один из дней полковник вскрыл сброшенную на парашюте и подобранную разведчиками бандероль и прочитал:

«Личное письмо.
Командующему партизанскими отрядами господину полковнику Ничипоровичу.
Господин полковник! Немецкое командование уполномочивает меня на основании моего собственного желания вести с Вами лично переговоры чрезвычайно важного характера.
. Вы видите, что, несмотря на то, что Вы с Вашими отрядами находитесь в полном окружении и обречены на неизбежную гибель, немецкое командование все-таки мне разрешает вести с Вами переговоры, дающие широкие полномочия, и готово исполнить все мною данные Вам обещания. И это только потому, что оно Вас оценивает как хорошего командира и честного русского офицера, и главным образом потому, что оно не желает напрасного и бессмысленного истребления русского народа.
Немецкое командование ожидает от Вас ответное мнение, если Вы не желаете погубить напрасно столько невинных людей.
С полным доверием и с совершеннейшим почтением к Вам – А. Шмидтлейн, офицер особого назначения».

Они шли гуськом, лесными чащами и болотами. Ночь была такая темная, что каждому участнику прорыва пришпилили сзади лоскут из простыни или бинта – для ориентира сзади идущему. Проводником был председатель Усакинского сельского совета Степан Заяц. И вот полк оказался перед крохотной речкой Тереболь. Полковник приказал пулеметчикам и автоматчикам скрытно приблизиться к дороге Усакино – Белый Лог и открыть огонь по врагу. С криком «ура!» партизаны проскочили завалы и забросали дзоты гранатами. В прорыв хлынули другие отряды, гражданское население. Фашисты второй линии окружения бросились на помощь удирающим с первой, но на бегу были смяты в рукопашной схватке.

Отряд вырвался из окружения и получил радиограмму из штаба Западного фронта:
«19.08.42. Ничипоровичу. Поздравляю всех товарищей с победой! Желаю успешнее и крепче бить врага. Жуков».

Но вот 10 декабря 1943 года 208-й партизанский полк покинул Усакинский лес. Я же остался связным 120-го партизанского отряда. Поэтому о сражениях полка в 1944-м – последнем году оккупации Белоруссии – говорю со слов Л.Абражевича, моего школьного товарища и участника рейда. Мы с ним снова встретились в Минске благодаря телепрограмме «Жди меня» в мае 2004 года.

Полк выдвигался в район Пинска несколькими колоннами. На рассвете 29 декабря со станции Верхутино вдруг выполз бронепоезд врага и открыл ураганный огонь из пушек и крупнокалиберных пулеметов. Но полк лавиной бросился через железнодорожное полотно линии Слуцк – Осиповичи, приведя гитлеровцев в замешательство.

Рейд длился более 50 суток. Полк к месту новой дислокации прошел 660 километров. Там при штабной роте была образована полковая школа, в которой было подготовлено 60 младших командиров.

Между прочим, основу штабной составила 6-я рота так называемой Русской освободительной армии, которая воевала на стороне немецко-фашистских захватчиков. Эта рота еще 22 сентября 1943 года под командованием старшего лейтенанта И.Ермилова добровольно перешла на сторону партизан. В составе партизанского полка, а затем и действующей армии она на деле доказала свою любовь и преданность Родине.

Читайте также:  Гарфилд имя для кота

В феврале 1944 года полк развернул активные боевые действия на территории Пинской области. Так, 19 февраля на участке Лунинец – Барановичи партизаны разгромили воинский эшелон. Командир роты А.Лобанов ворвался в горящий вагон и захватил ценные документы. А в деревне Новый Двор в июле 1944 года был разбит штаб немецкой части. Взаимодействуя с частями 61-й армии, полк уничтожил ряд крупных гарнизонов противника, в том числе и сильно укрепленный полицейский гарнизон в районном центре Логишин. В том же месяце полк в составе 1422 партизан, среди которых был и мой брат Георгий, соединился с частями действующей армии.

Три года мой брат был бойцом 208-го партизанского полка и год сержантом Советской армии – командиром пулеметного расчета. В свои 19 лет Георгий погиб от снайперской пули близ города Щецина в марте 1945 года. Польские друзья помогли мне найти место его захоронения. Это советское воинское кладбище в городе Грифино Щецинского воеводства. Его имя значится среди трех с лишним тысяч имен наших воинов.

Всего в Великую Отечественную войну погиб миллион белорусов. На скорбном мемориале Хатынь по углам небольшой площадки растут три березки, а четвертый угол пустой. Это символизирует, что каждый четвертый белорус отдал жизнь за Победу и свободу.

Москва салютовала освобождению Минска 3 июля 1944 года. А 16 июля в Минске состоялся парад партизанских бригад и отрядов. Герои-партизаны сражались за свободу и независимость великого Союза, разрушенного позднее не по воле большинства населения. И на следующий день, 17 июля 1944 года, по центральным улицам Москвы прошли 57600 гитлеровских солдат, офицеров и генералов, захваченных при освобождении Белоруссии. В охранении пленных находился и мой отец, который после демобилизации возглавил в городе Березино детдом для партизанских сирот.

Сегодня братский белорусский народ следует патриотической политике президента Александра Лукашенко. Страна развивается, активно наращивает свой экономический и социальный потенциал, дает отпор прозападным агентам, стремится стать сильной демократической республикой, чтобы «жыть лепше, чем жiлi дажа в Савецку гадзiну».

Источник

210 партизанский отряд имени сталина

Г. В. Короткова г Керчь

Партизанское движение в Керчи и на Керченском полуострове имело свои традиции и особенности, связанные с физико-географическими условиями местности: Керченский полуостров представляет собой слегка волнистую равнину с отсутствием лесных массивов. Единственными базами для возможного укрытия отрядов являлись только каменоломни — подземные выработки камня-ракушечника. Партизанское движение в каменоломнях начало формироваться еще в годы Гражданской войны. В 1919 году в Аджимушкайских и Старокарантинских каменоломнях города Керчи действовали два партизанских отряда. Уже тогда выявились все недостатки базирования партизан в каменоломнях: отсутствие оперативного простора для ведения боевых действий и поддержки извне ввиду полного блокирования противником района подземных выработок.

В годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории города Керчи (ноябрь-декабрь 1941, май 1942 — апрель 1944 года) партизанское движение формировалось в два этапа, определявшихся временными рамками оккупации города — с ноября по декабрь 1941 года и с сентября 1943 по апрель 1944 года. На первом этапе движение носило организованный характер, на втором — развивалось стихийно.

Трагический опыт керченских отрядов, разгромленных белогвардейцами в 1919 году, не был учтен в 1941-м, когда перед партийными органами встал вопрос о заблаговременной подготовке партизанской войны в тылу врага в случае оккупации Крыма.

В соответствии с решением ОК ВКП(б) от 4 июля 1941 года в Керчи были созданы два партизанских отряда — в Аджимушкайских и Старокарантинских каменоломнях. Итоги деятельности этих отрядов подведены в отчетах командования, и хотя некоторые приведенные в них цифры потерь противника сегодня вызывают сомнения, тем не менее сама деятельность партизан в достаточной мере изучена и освещена [1].

Учитывая условия базирования керченских партизан, крайне ограничивавшие возможности борьбы, проанализируем их деятельность не только в отношении того, какие потери нес противник, но и точки зрения моральной готовности к борьбе с врагом. Именно на этом мы акцентируем внимание, рассматривая деятельность отряда имени Сталина в Старокарантинских каменоломнях с октября 1943 по апрель 1944 года.

Как уже отмечалось, в период второй оккупации Керчи партизанские отряды возникли стихийно. Толчком к их созданию в немалой степени послужило успешное продвижение Красной Армии на южном направлении. То, что Крымский полуостров в ближайшее время станет ареной боев, ни у кого сомнения не вызывало. И естественно искреннее желание мужчин, в силу разных причин остававшихся на оккупированной территории, внести свой вклад в дело освобождения полуострова. С осени 1943 года массовый приток населения в партизанские отряды в Крыму отмечался повсеместно.

Дату ухода партизан на места базирования — октябрь 1943 года — определила предпринятая немецким командованием насильственная эвакуация населения в другие районы Крыма. Тогда в каменоломнях укрылись и многие семьи керчан, не пожелавших покидать родные места в преддверии скорого освобождения.

В документах и в имеющейся на сегодняшний день литературе официально приняты следующие данные о нанесенных противнику потерях: сожжено грузовых машин с боеприпасами, горючим, ацетиленовыми баллонами и радиостанцией — 32, легковых — 4, разбито 5 орудий, уничтожено свыше 600 солдат и офицеров противника [4]. Встречается и другая цифра оценки потерь живой силы противника — 670 человек [5]. Возможно, более достоверны те цифры, которые приведены (надо полагать, со слов самих партизан, перешедших в конце февраля линию фронта) в донесении, направленном 29 февраля 1944 года управлением контрразведки «Смерш» ОПА начальнику штаба партизанского движения Крыма Булатову: «. партизаны подожгли около 20 а/машин, в т. ч. несколько легковых, 7 тракторов с орудиями, взорвали и частично захватили много боеприпасов, уничтожили до 300 солдат и офицеров». Правда, потери противника приведены на «время Эльтигенской операции» [6], то есть с 1 ноября по 6 декабря 1943 года, когда десантники удерживали занятый плацдарм.

Для сравнения2 приведем официальную оценку потерь, нанесенных противнику двумя другими отрядами — имени Сталина и «Красный Сталинград» — общей численностью 76 человек: уничтожено свыше 200 солдат и офицеров противника, выведены из строя 1 артиллерийская батарея, 4 зенитные точки, 2 прожектора, сожжены 2 тягача, 4 легковых и несколько грузовых автомашин, 2 мотоцикла, захвачены продсклад и много различного оружия3.

Организатором отряда являлся К. К. Мухлынин, житель поселка Камыш-Бурун, до войны работавший электриком на аглофабрике. С началом войны он был призван в ряды РККА4 и, по некоторым данным, участвовал в прикрытии отхода основных сил Крым-фронта на Тамань, не сумел переправиться и остался в поселке, где проживала его семья [7]. По другим данным, он вернулся домой в 1943 году, совершив побег из плена, и в числе других мужчин поселка был привлечен немцами на работу в депо на Камыш-Бурунской железнодорожной ветке [8].

В поселке Мухлынин собрал группу патриотически настроенной молодежи в составе около 10 человек, которая стала ядром будущего отряда. В нее вошли В. Панкратов, Н. Гаврилов, И. Чепелев, А. Филатова и другие. Группа располагала пишущей машинкой и радиоприемником, которые хранились на квартире у А. Филатовой. Она же печатала на машинке листовки и сводки Совинформбюро, которые распространялись в поселке.

4 Подробными сведениями о прохождении им воинской службы мы не располагаем.
5 По другим данным, медикаменты и хирургические инструменты были захвачены при нападении на немецкую санитарную часть, а работавшие в ней русские девушки добровольно ушли в отряд [12].

6 Оливенские каменоломни находятся недалеко от Старокарантинских, свое название получили от н. п. Оливенка, ныне исключенного из учетных данных.
7 Им мог являться Семен Фраянс, 1915 г. р., прибывший в отряд 27 ноября. Датой прибытия в отряд других участников этой группы, включенных в списки отряда, указано 28 ноября. Местным жителем, судя по всему, не являлся.

Последние даты прибытия в отряд — 25 декабря (прибыли 3 человека) и 28-го (1 человек). Численность отряда по спискам, утвержденным в 1962 году, составила 102 человека (из них 11 женщин). По спискам же, представленным в 1944 году в КШПД для утверждения состава отряда, — 89 человек (из них 10 женщин) [16].

Состав отряда был сравнительно «молодым»: молодежи 1923–1928 годов рождения — 65 человек, остальные 1903–1922 годов рождения, из них военнослужащих — 7 человек. Возможно, количество военнослужащих было больше указанного, поскольку мужчины 1903–1922 годов рождения призывались еще в 1941 году, а молодежь 1923–1924 годов рождения подлежала призыву в 1942 году, когда город был освобожден. Возникает вопрос: почему на оккупированной территории остались мужчины призывного возраста? Не укрывались ли они от мобилизации, а в дальнейшем, когда шли завершающие бои по освобождению Таманского полуострова и линия фронта вплотную приблизилась к Керченскому проливу, не использовали ли пребывание в партизанском отряде как своеобразную реабилитацию своего нахождения на оккупированной территории? Последнее относится и к военнослужащим, по разным причинам оставшимся на керченском берегу, и к военнопленным, этапированным в Керчь, которые понимали, что после освобождения города их ждут спецпроверки.

Читайте также:  Chloe blue настоящее имя

Можно предположить, что многие из подлежащих мобилизации керчан имели бронь от производства. Так, в составе отряда числятся семь железнодорожников 1905–1920 годов рождения, которых могли не призвать ввиду важности обеспечения железнодорожных перевозок. Кроме того, после освобождения города встал вопрос о восстановлении предприятий (в первую очередь черной металлургии), а также о налаживании бесперебойной работы керченских портов и железной дороги. В Керчи наблюдался большой дефицит занятых рабочих мест. В связи с этим интересно письмо, направленное 18 марта 1942 года секретарем ОК ВКП(б) В. С. Булатовым в Военный совет Крымфронта, в котором он просит дать повторную отсрочку (первая была в январе того же года) подлежащим мобилизации военнообязанным из-за угрозы срыва выполнения военных заказов керченскими предприятиями [17].

Сведения о призыве некоторых партизан содержатся в их воспоминаниях. Так, Н. Куринев (1924 г. р.) призван в ряды РККА в марте 1942 года. Воевал рядовым, под Сталинградом попал в плен, бежал. До-брался в деревню Ново-Алексеевка Ленинского района, где был выдан татарами и заключен в Семиколодезянский лагерь. Снова бежал, пришел домой, в свой поселок. Узнав об организации отряда, ушел в партизаны [18]. Возможно, в отряде он был не единственным вчерашним школьником, кому довелось побывать в бою, хлебнуть горечь поражения и ужасы плена. Несомненно, такие люди шли в отряд бороться осознанно. По некоторым данным, на фронте под Севастополем попал в плен и потом бежал также старшина 2-й статьи, моряк ЧФ А. Чередниченко [19].

8 С. М. Лазарев в 1941 г. являлся командиром отряда в этих же каменоломнях, в 1943-м сражался в других партизанских отрядах Крыма. Ранен в Зуйских лесах, после излечения, с 12 апреля 1944 г., находился в Керчи.

Отряд было решено назвать именем Сталина. Командиром на общем собрании избрали К. Мухлынина, судя по всему пользовавшегося большим авторитетом. Его заместителем стал В. Панкратов (1926 г. р.), работавший до оккупации слесарем на СРЗ. Как вспоминают сами партизаны, несмотря на молодость, избрание на эту должность определило то, что он «. мальчик был смышленый, отлично знал все хода (в каменоломнях. — Г. К.), немецкий язык, был боевой» [21]. Комиссаром стал Д. Васюнин (1914 г. р.) по специальности штукатур. Были созданы Военный совет отряда, четыре боевых отделения, которыми командовали М. Федоренко (1923 г. р.), И. Чепелев (1924 г. р.), М. Стороженко и В. Родин (оба 1925 г. р.) и отделение разведки. По одним данным, им командовал А. Чередниченко (1916 г. р.), по другим — В. Панкратов. Почему все отделения не возглавили имевшиеся в отряде военнослужащие, сказать сложно. Некоторые из них прибыли в каменоломни, когда отряд уже организационно оформился. Возможно, выбор пал на местных жителей, так как партизаны их хорошо знали. Учитывался и фактор знания местности, на которой придется воевать.

Были организованы госпиталь, склад, где хранились заготовленные продукты, кухня. Запасы продовольствия пополнялись в результате вылазок за продуктами. Партизаны нападали в основном на одиночно следовавшие румынские подводы. Все добытые продукты подлежали сдаче на склад.

Запасы воды хранились на «водном» складе, в оставшихся от партизан 1941 года брезентовых ваннах (около 30-ти) и опрокидывающихся частях вагонеток. Со слов Т. Кокошко, трубы для подачи воды были подведены к одному из входов каменоломен (так называемый Васильцов выход) еще в 1941 году. Вода бежала под уклоном и собиралась в одном из тупиков, откуда ее носили канистрами на склад. Поступала вода из резервуара, находящегося в районе телецентра. Для ее поступления необходимо было отвернуть кран на резервуаре. Эту работу в ночное время выполнял С. Зубашко, работавший при немцах в системе водоснабжения. Позже возле резервуара румыны устроили засаду и взорвали его. Партизаны, лишившись этого источника воды, «воду раскопали под одним из шурфов, откуда брали до 13 канистр в день» [22]. Возможно, речь здесь идет о так называемых затапливаемых районах, где действительно может стоять вода9.

9 Подобные затапливаемые районы имеются в настоящее время в Дедушевых каменоломнях. Следы затопления имеются и в некоторых районах Центральных каменоломен.

С момента организации отряда была предпринята попытка установить связь с регулярными советскими частями. 8 октября группа партизан из пяти человек под видом ловли бычков должна была выйти на ялике в море и переправиться на Таманский берег. Эта попытка оказалась неудачной. Партизаны были задержаны немецким сторожевым катером. Трое погибли, а двое других некоторое время содержались в керченской тюрьме и были расстреляны [23].

К сожалению, в нашем распоряжении нет достоверных источников для оценки боевых действий отряда и понесенных противником потерь. Дневник боевых действий, который, по воспоминаниям партизан, вел комиссар Д. Васюнин, не сохранился. Хронология боевых действий приведена в брошюре «Моряки-черноморцы — партизаны», изданной в 1944 году Политуправлением ЧФ [24].

Но горящие автомашины хорошо освещали и нас. Немцы понемногу стали организовывать ответный огонь. Укрывшись за колесами автомашин, они вели из автоматов все более усиливающийся огонь. По цепи быстро пронеслась весть, что ранен Евгений Паневский. Его понесли к входу в шахту. Другие, видимо, посчитали, что отряд отходит, и тоже стали заходить в шахту. Немного позже весь отряд под все возрастающим огнем немцев вынужден был отступить, не взяв никаких трофеев. Наоборот, отряд отошел почти обезоруженный. Тот считанный запас боеприпасов, который был, расстреляли, гранаты разбросали, и остались почти ни с чем. Наступили тяжелые дни. Настроение было подавленное. Каждую минуту мы ждали, что немец пойдет в шахту. А чем его бить? Патроны расстреляны, гранат нет. На постах охрана была усилена вдвое [26].

Это был первый успех. Партизаны вернулись в отряд «героями». Не участвовавшие в вылазке партизаны тоже рвались в бой. По их настоянию командование разрешило в этот же день выход на Керчь — Камыш-Бурунскую дорогу. Партизаны подбили из засады мотоцикл с водителем и офицером, а немного позднее на дороге появилась колонна из 6–7 крытых грузовых автомашин. Первая машина была подбита. Образовалась пробка, по выпрыгивающим из машин немцам открыли огонь. Трофеи: до 50 винтовок и 5 автоматов, 30 ящиков патронов и 20 ящиков гранат. С этого дня партизаны перешли на немецкое вооружение, боеприпасов было достаточно [27].

12 декабря для борьбы с партизанами был направлен румынский батальон. Столкновения с румынами происходили и ранее, с 4 по 8, 10 декабря. Тем не менее полной блокады каменоломен установлено не было. В декабре потери среди партизан не зафиксированы.

10 Воспоминания собраны в 1985 г. руководителем поискового клуба «Эльтиген» Т. И. Сафиной (Замуленко).

Надо полагать, что причина указанной Нестеровым пассивности кроется прежде всего в том, что среди партизан сложились по крайней мере три точки зрения относительно дальнейшей судьбы отряда, руководство которым в это время, скорее всего, принял М. Рязанов (1904 г. р.). Он предложил все усилия направить на спасение населения: к этому моменту все ощутимее стала нехватка продовольствия и воды. Его точку зрения разделяли некоторые мужчины, прибывшие в каменоломни с семьями. Другие партизаны, сгруппировавшиеся вокруг В. Панкратова, были за проведение активных боевых действий. Среди партизан имело место также и стремление к переходу в Старокрымские леса. Для установления связи с партизанами Старого Крыма еще 30 ноября была направлена разведка, которая поставленной задачи не выполнила.

Группа партизан, поддержавшая М. Рязанова, ушла из расположения отряда вместе с семьями, унеся с собой часть продовольствия. Вместе с тем они продолжали принимать участие в совместных вылазках за продуктами, иногда подобная инициатива исходила лично от них.

В феврале закончились запасы продовольствия. 18 февраля «нестеровцы» приняли решение о прорыве через линию фронта. Помочь им в этом должны были партизаны. Для прорыва создавались смешанные «пятерки». Все участвовавшие в переводе военнослужащих партизаны должны были вернуться в отряд, чего им сделать не удалось: каменоломни были полностью блокированы. По некоторым данным, в состав первой группы вошел В. Панкратов. При возвращении в отряд он был схвачен и позднее расстрелян в поселке Семь Колодезей11. В состав других групп вошли партизаны Н. Гаврилов, Н. Куренев, В. Оксанич, Т. Кокошко, В. Саляхов, М. Федоренко. Группа, в которую вошли партизаны А. Филатова, В. Стародонкин, А. Шинковский, П. Ниделков и от военнослужащих Н. Губецкая (Голубецкая), была обнаружена. Линию фронта перешел только Ниделков. Губецкая попала в лагерь, откуда ей помогли бежать местные жители. Трое других были расстреляны в Семи Колодезях. Их тела, а также В. Панкратова были позднее опознаны родственниками. Участвовавшие в переводе последней группы партизаны Кокошко и Федоренко оставались с военнослужащими до конца: ответственность задания усиливалась наличием сейфа со штабными документами 335 сп и неврученными наградами.

Читайте также:  Найти человека по фамилии и имени бесплатно в россии в одноклассниках

11 По другой версии, он пропал без вести 27 января 1944 г. при выходе в разведку.

Между тем события в отряде приближались к трагическому завершению. Попробуем их реконструировать.

Угроза голода стала реальной. 5–10 марта в отдаленные сельские районы (где проживали родственники партизан) были посланы две группы с целью добычи продуктов. Одновременно они должны были вы-яснить пути возможного вывода из каменоломен населения и его последующего размещения. Одна из этих групп, в которую вошли П. Марченко, И. Чепелев, А. Савельев, А. Чижов, получила задание добраться до поселка Первомайское Маяк-Салынского района. Вернуться же в каменоломни эти партизаны не смогли: противник оборудовал пулеметные точки и посты, заминировал подступы к каменоломням и входы в них.

Другой состав — Г. Товарчи, К. Яцуна, Ф. Пономаренко и еще один партизан, фамилия которого не упоминается, — был направлен в деревню Ново-Николаевка того же района. И эта группа в каменоломни не вернулась. Известно, что двое партизан отделились и ушли в неизвестном направлении (Пономаренко внесен в списки как дезертир), а Товарчи и Яцун были задержаны в районе Ново-Николаевки. Товарчи удалось бежать, а Яцун в сопровождении румын 23 февраля был доставлен к каменоломням. При попытке укрыться в них он был убит своими: его приняли за инженера Спано, сотрудничавшего с немцами. Со слов Кокошко, обвинять Яцуна в предательстве не было никаких оснований: он прекрасно ориентировался в каменоломнях и мог провести румын к месту расположения отряда незаметно, а между тем вывел их прямо на пост. На теле Яцуна были обнаружены следы пыток — его избивали и жгли раскаленным прутом. Тем не менее Чередниченко внес его в списки предателей [29].

Таким образом, проблему вывода населения из каменоломен решить не удалось.

15 марта, в связи с полным отсутствием продовольствия, Чередниченко снял с себя командование и предложил пробиваться «кто как сможет». Часть партизан во главе с комиссаром Васюниным решилась на переход в Крымские леса, но была обнаружена, приняла бой и погибла. Другие партизаны (а также гражданские) покидали каменоломни мелкими группами и искали укрытия в близлежащих населенных пунктах. Некоторые вместе с семьями продолжали оставаться в каменоломнях, в том числе и отделившаяся группа Рязанова. Он предложил оставшимся партизанам провести совместные вылазки за продуктами. Однако в отряд никто из них не вернулся. Возникли подозрения, что их с целью присвоения добытых продуктов расстреляли «рязановцы». Ходили слухи и о том, что последние собираются выйти на поверхность, сдаться в плен и выдать партизан. Было принято решение их «убрать». Когда 25 марта «рязановцы» пришли в расположение отряда, они были расстреляны как предатели. В их числе братья Бунины, Рязановы, А. Калиевский. Успел скрыться И. Амелин. Вместе с семьей Рязанова, Г. Товарчий и некоторыми другими мирными жителями он вышел на поверхность, где все были расстреляны румынами. После освобождения города их трупы (всего 16) в двух могилах в районе каменоломен были обнаружены членами комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Орджоникидзевского района [30].

Как бывший командир и боевые товарищи вдруг стали для остальных врагами, которых заподозрили в возможном предательстве и, более того, обвинили в расстреле недавних соратников [31]? Какие причины вызвали ситуацию недоверия и подозрительности?

Происшедший конфликт следует рассматривать с учетом, прежде всего, психологического фактора. Люди, спустившиеся в каменоломни, ставили перед собой разные цели. Одни, ядро отряда, были нацелены на борьбу с врагом. Другие рассчитывали укрыться, «отсидеться» и дождаться уже очевидно скорого освобождения. Ведение боевых действий в их первоначальные планы не входило. Нелегко, видимо, было подчиниться и принятому решению о сдаче на склад продуктов, от наличия которых зависела жизнь их близких. Между тем казавшееся близким освобождение затягивалось. Пребывание на протяжении длительного времени в условиях замкнутого пространства негативно влияло на здоровье человека, сказывалось на отношениях между людьми. Ситуация усугублялась наличием противника, трудностями быта, а в дальнейшем — осознанием явной безвыходности положения. Здесь и сказалось отсутствие однородного коллектива, имеющего единые взгляды и цели.

После 15 марта в каменоломнях оставались партизаны, имевшие семьи, переход с которыми куда-либо был невозможен. Все они были уничтожены румынами 8 апреля 1944 года во время прочеса каменоломен. Среди них — партизаны Спасибенко (отец и два сына), Н. Абраменко, Л. Капустина, Н. Кравцов, С. Поляков, И. Бирчак, трупы которых, а также членов их семей (всего 39 человек) со следами пулевых и осколочных ранений были обнаружены в каменоломнях членами упоминавшейся выше комиссии Орджоникидзевского района [32]. Только 6-ти партизанам, не связанным семьями, в том числе и Чередниченко, удалось укрыться в отдаленных выработках, откуда они и были извлечены при обследовании каменоломен после освобождения. При этом имело место досадное недоразумение. Не имея сведений об освобождении города, 16 апреля партизаны застрелили одного из саперов, участвовавших в разминировании каменоломен, приняв его за румына [33].

Известные впоследствии факты расстрела одних партизан другими, а также обнаруженные в каменоломнях трупы погибших партизан и мирных граждан стали предметом дополнительной проверки деятельности отряда. Инициатором проверки, проведенной в 1962 году внештатным инструктором парткомиссии при Крымском обкоме КПУ Г. Крючковым, стал коммунист А. Я. Колобов, поставивший под сомнение факт существования отряда и проведения им активных боевых действий. Будучи в 1944 году председателем Орджоникидзевского райисполкома, он совместно с С. М. Лазаревым занимался составлением списков партизан и изучением деятельности отряда. С его слов, он прекратил этим заниматься после того, как выяснил, «. что в скале возникло недопонимание — образовалась группа слабых и сильных» [34]. Однако упомянутая ситуация не стала в то время объектом пристального внимания со стороны органов НКГБ, тем более что подобный случай имел место в отряде «Красный Сталинград», где по подозрению в предательстве и сотрудничестве с немцами были расстреляны два партизана из соседнего отряда имени Сталина, прибывшие туда для установления связи. Этот эпизод наряду с другими обстоятельствами, дискредитирующими отряд [35], поставил последний в разряд сначала «сомнительного», а после расследования его деятельности и проведенных спецпроверок в отношении некоторых партизан и самого командира — «лжепартизанского». С партизанским отрядом Старокарантинских каменоломен этого не произошло. Подлежащие призыву уцелевшие партизаны после недолгих спецпроверок были направлены на фронт, в том числе и последний командир Чередниченко.

В 1962 году прояснить до конца ситуацию относительно сложившейся в отряде обстановки и происшедших после 15 марта событий не удалось: очевидцев среди приглашенных на беседу бывших партизан (по поводу рассмотрения заявления А. Колобова) не оказалось. С их слов, в отряде «до 15 марта был идеальный порядок, никаких разногласий не было, за исключением того, что группа Рязанова ушла в другое место» [36]. Сам Чередниченко в 1944 году на фронте пропал без вести.

Так кем считать расстрелянных своими же партизан? Их фамилии, в отличие от партизан отряда имени Сталина Дедушевых каменоломен, расстрелянных в соседнем отряде «по недоразумению», не вошли в 6-й том Книги Памяти Автономной Республики Крым. Не войдут они и в списки погибших партизан 2-го тома Книги Памяти «Город-герой Керчь и Керченский полуостров».

Источник

Оцените статью
Имя, Названия, Аббревиатуры, Сокращения
Добавить комментарий

Adblock
detector